Как предупредить климакс

Страница: 2 из 4

К чему все эти дурацкие комплексы и условности?

 — Сделайте лучше оба мне массаж. Да, кстати, Ир, ты принесла веники с чердака? — Нет, забыла... , — растерянно пробормотала Ирка

 — Ну тогда марш, отправляйся за ними в дом!

 — Я сейчас, мам! И пописать ещё забегу!

 — Давай в темпе, я думала, они уж распариваются там в тазике.

Остаться один на один нагишом с мамой Людой в было слишком неожиданно для меня и я слегка оробел.

 — Может, я схожу за вениками? — робко предложил я.

 — Да нет, ты не найдёшь, Ирка сбегает, а ты мне пока массаж сделай. Ирка говорит, что ты ей хорошо делаешь.

Что правда, то правда. Если не уставши и в ударе, я действительно неплохо могу сделать массаж спины, ног. Но тут такое... Ну ладно, в конце концов, интересно, чем всё это кончится. И я склонился над Людмилой, лежащей на верхней ступени полога.

II.

Делать массаж, стоя на полу в полуметре от пациентки достаточно неудобно, а если подобраться к ней вплотную и встать на первую ступень полога, приходилось горбиться, так как потолок в бане был достаточно низок и касание его любой частью тела положительных эмоций не вызывало — он был сильно нагрет паром. Помаявшись так и так, я робко присел с краю ступени, на которой лежала мама Люда, вплотную к её попе. Какая она красивая! Я не удержался и погладил её.

 — Ты мне решил сделать массаж попы?

 — Просто красиво очень, извини, не удержался.

 — Тебе нравится моя попа?

 — Да, очень.

 — А что тебе ещё нравится у меня? — сказала она, слезая с полога и вставая в полный рост передо мной. — Грудь небольшая, у Ирки вон и то уже больше, но зато не обвисла. У Ирки сестра ведь ещё была, умерла в два года, всё из-за полигона этого чёртового, ни у меня молока, ни в магазине не было.

На её глазах выступили слёзы.

 — И Колька не помогал ни сколько, всё на службе, да на службе. Я всё время одна да одна. Бабы другие гуляют, а я не могу. Верная, блин, думала, наверстаем ещё. Наверстали! Сюда перевелись, к моей матери, пожили немного, а у него лейкоз обнаружили и всё. Вот она жизнь — похороны одни.

Она разрыдалась.

Мне вдруг стало жалко эту женщину, стоящую передо мной во всей своей наготе и обнажившую передо мной так неожиданно свою душу. Я подошёл к ней и нежно обнял её. Она прижалась ко мне всем своим телом. Так мы и стояли, голые, в уже успевшей немного остыть бане, когда вернулась Ирка. Шумно раздеваясь и гремя вёдрами в предбаннике, она крикнула:

 — Ну что, не угорели вы ещё там?

Как будто не слыша её, Люда попросила:

 — Поцелуй меня!

Не будучи в силах отказать этой женщине, я с силой прижал её губы к своим.

В этой позе нас и застала вошедшая Ира.

III.

 — А можно я к вам присоединюсь?

Вот уж действительно, непрочитанная книга эта моя Ирка! Что не страница, то открытие. Я, честно говоря, ожидал сцену ревности.

И тут меня снова поразила Людмила.

 — Не просто можно! Нужно!

Слёз как будто и не бывало!

О пережитом только что напоминали лишь морщинки в уголках губ и печаль, скрывшаяся в глубине глаз.

Сунув веники в таз с кипятком, Ира присоединилась к нашему хороводу. Опавший было, мой дружок вновь излучал оптимизм, чем привёл женщин в восторг.

 — Я тут пытала Лёшку, что ему нравится во мне, — ввела в курс Люда свою дочь.

 — Ты его пытала? — продолжала валять дурака Ирка.

 — Бестолочь, разве я могу пытать человека, которого люблю?

 — Этот человек — твой зять.

 — Этот человек — мой любимый зять.

 — Между прочим, этот человек — мой любимый муж!

 — Вы ещё подеритесь, любимые мои! — Встрял, наконец, я. — Я вас обеих люблю!

 — И будешь любить? — загадочно и хитро улыбаясь спросила Ирка.

 — И буду любить всегда. — Ешё не уловив подвоха, заявил я.

 — Обеих? — это уже Люда, наигранно-манерно с интонацией ревнивой и коварной соблазнительницы.

 — ... да — до меня дошёл второй смысл сказанного и я робко закивал головой.

 — И прямо сейчас тоже? — Спросив это с вызовом, Ирка обхватила снизу мою мошонку и посмотрела в мне глаза.

Ну что я мог сказать на это?

IV.

Моим членом в этот момент можно было забивать сваи. И чтобы тут же не оконфузиться, я спросил как бы на всякий случай:

 — Девушки мои ненаглядные, а париться-то мы с вами сегодня будем?

Ирка состроила недовольную гримасу.

 — Ну вот они, мужики, только сказал, любить будет, и на тебе — в кусты.

 — Какие ещё кусты? — прикинулся валенком я.

 — Берёзовые! Давайте, берите веники и будете меня парить. Лёшенька, поддай парку из тазика!

Мама Люда ловко забралась на своё место и улеглась на живот. Передав Ире веники, я зачерпнул настоявшейся берёзовой воды и плеснул на горячие камни.

Всё скрылось в густом берёзовом пару. Дышать стало трудно и я отошёл в дальний угол бани.

Пока мы с Иркой приходили в себя от перехватившего дыхание горячего пара, мама Люда времени зря не теряла. Внезапно я ощутил на своём дружке губы, которые только что страстно целовал. Просто отойдя в дальний угол, я очутился как раз возле головы моей любимой тёщи, которая оценила достоинства новой диспозиции и быстро сориентировавшись, с упоением принялась за дело.

Ирка принялась лупить маму вениками с двух рук. Мама постанывала, но дело своё не прекращала.

Пар понемногу рассеялся, и вся картина стала видна Ире.

Она только смущённо улыбалась, видимо, испытывая что-то вроде гордости за свою маму.

Будучи на седьмом небе от счастья от такого классного минета, и не имея более сил сдерживаться, я кончил моей любимой тёще прямо в рот, чему она была заметно рада.

 — Ну вот и хорошо, — без усилия проглотив мою сперму, сказала она. — А то уже прыщи начали появляться, как у школьницы.

 — А причём тут прыщи, мам? — спросила Ирка.

 — Ты парь давай меня, парь, не отвлекайся!

 — Действительно, причём тут прыщи? — спросил я.

 — Такие большие, а не знаете! Не может нормальная баба без мужского семени здоровой быть. Вещества-витамины там всякие полезные для женского организма. Сперма — это очень ценный белок. Знать пора это уже вам.

 — А я всегда её выплёвывала, — разочарованно протянула Ирка, — думала, гадость!

 — Сама ты гадость! — возмутилась Люда, — кстати, у твоего мужа она сладковатая.

 — А что, бывает по-другому? — поинтересовался я.

 — У моего мужа была солоноватая. Бабы рассказывали, что и кислая бывает. От мужика зависит. Правильно говорят — мы то, что мы едим!

Люда слезла с полога и потянулась.

 — Ну всё, дети, облейте меня водой и пойдёмте в предбанник посидим, передохнём.

V.

Мы сидели в предбаннике, завернувшись в простыни, и пили душистый чай, заботливо приготовленный Ольгой Фёдоровной. Разливая его в разносортные цветастые чашки, она лишь загадочно улыбалась и лишь однажды спросила меня:

 — Ну как банька, не замотали там тебя девки?

Хвастаться было нечем и я лишь смущённо пожал плечами, а Люда со своей милой и доброй улыбкой ответила за меня:

 — Ещё успеем замотать, спешить нам некуда!

И поднялась, уводя свою мать за локоть на улицу, что-то говоря ей негромко, наклонившись к ней.

Мы с Иркой остались вдвоём. Она посмотрела на меня ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх