Как предупредить климакс

Страница: 3 из 4

с интересом и спросила:

 — Ну как, ты готов к новым сексуальным подвигам?

 — Всегда готов! — отдав пионерский салют, отозвался я.

 — Пошли, пионер ты мой!

И она увлекла меня снова в парилку.

Взору Людмилы, вошедшей минут через пять, предстала следующая картина.

Я лежал на её любимом месте, а надо мной, на уровне головы, восседала Ирка. Закатив от удовольствия глаза, она совершенно ничего не замечала вокруг, потому, что я своим языком вылизывал её клитор и нежно теребил кончиками пальцев сосочки. Этот приём мы практиковали с самого начала наших интимных встреч, потому, что поначалу, пока мы не привыкли в сексе друг к другу, традиционным способом Ирка никак кончить не могла. Лишь почти через год после того, как мы первый раз с ней переспали, она получила первый влагалищный оргазм. Зато она всегда была рада подставить свой чувственный клитор под мой ненасытный язык. И здесь осечек не было никогда.

Я почувствовал, как вошла Люда. Ни слова не говоря, она просто села на меня, приняв моего дружка в своё лоно и начала раскачиваться.

 — Мам, так классно! — Ирка вышла на секунду из нирваны, чтобы как-то отреагировать на появление матери.

 — Я знаю, доченька, продолжайте, я вам не помешаю! Лёшенька, я вам не мешаю? — тактично осведомилась мама Люда.

 — Нет, мам Люд, это полный улёт!

 — Хорошо, тогда потом поменяемся.

От такой перспективы мой перец, как мне кажется, вырос ещё на пару сантиметров. Влагалище мамы Люды заботливо охватывало его. Мышцы внутри него сокращались и расслаблялись, доставляя мне немалое удовольствие. Её влагалище было ощутимо шире Иркиного, но у Ирки внутривлагалищные мышцы не были так сильно развиты, от чего и мне с ней больше нравились оральные ласки, нежели традиционный секс.

В этот момент Ирка напряглась, задышала глубоко и шумно, бёдра её сильно сжали мою голову.

 — Ааааа, — сначала тихонько, потом всё громче и громче застонала она.

Своими руками она сначала сильно прижала мои руки, нежно сжимавшие её груди, затем отбросила их от себя.

 — Аааааааооооох, — откинулась назад Ирка, завалившись на мать.

 — Доченька, доченька моя! — причитала Люда, обхватив Иру сзади руками и покрывая поцелуями её раскрасневшееся лицо.

Мне, наблюдая это со стороны, точнее с низу, было интересно ощущать то, Людино влагалище, в котором счастливо пребывал мой дружок, не переставало сокращаться-расслабляться, в то время как его обворожительная хозяйка целовала свою дочь, причём эти поцелуи всё менее походили на те, которыми обмениваются мать и дочь, расставаясь на полдня. Языки обеих нимф, сидящих на мне, сплетались, проникали друг другу в рот, дразнили друг друга. Ну кто же может долго вытерпеть такую пытку? Я кончил так, что чуть не потерял сознание.

Первой подала голос Люда.

 — Ну что, голуби, пришли в себя? А мамочку кто удовлетворит? Впрочем, куда спешить-то? Времени ещё полно. Лёшенька, принеси ещё дров! (Смотрите наше милое трио с двумя женщинами и одним мужчиной здесь. Оно здесь называется Мария + Коля + Света (третье сверху) — прим. ре)

 — Да, мам, сейчас.

 — Хороший ты мой, дай я тебя поцелую.

Я подошёл и подставил щёку для поцелуя.

Чмокнув меня в щёку, Люда озорно подмигнула мне:

 — И ещё сюда! — показав пальчиком на моего дружка.

Смутившись немного, я выпятил вперёд своё достоинство, потерявшее отчасти свой боевой вид. Заглотив его почти полностью и помассировав языком, она удовлетворённо проурчала что-то, смачно извлекла мой половой орган из своего умелого рта и, погрозив ему пальчиком, промурлыкала:

 — Смотри, ты мне сегодня ещё понадобишься!

Ирка расслабленно сидела в стороне, наблюдая за нами из-под прикрытых век и тихонько улыбалась.

VI.

Выйдя из бани, одеваться я не стал, и как был голый, так и пошёл. Возле поленницы я провёл минут пять, набирая дрова в вязанку. К тому времени на дворе уже стемнело и я, возвращаясь к бане, не сразу заметил Ольгу Фёдоровну. Сконфузившись, я попытался прикрыть своё причинное место, но, боясь рассыпать дрова, так и не смог сделать этого. Заметив моё смущение, Ольга Фёдоровна начала успокаивать меня:

 — Да не смущайся ты так, сынок, нешто я соловья-то у мужиков не видала? Всякого повидала на своём веку, когда медсестрой в войну работала в госпитале. Раненых к нам возили. Ты там не смущайся, богатырь, задай этим профурсеткам жару! Ух, была бы я помоложе, погуляла бы с вами!

Приободрённый, я зашагал к бане.

Вопреки моим ожиданиям, я не застал там лесбийской оргии. Мои женщины сидели в предбаннике, пили чай и спокойно разговаривали о чём-то своём, и, как мне показалось, к нашим совместным водным процедурам, дела не имеющем. Ирка сидела нагишом, бесстыдно задрав одну ногу на скамейку, и что-то рассказывала, показывая себе между ног. Мама Люда слушала её рассказ, завернувшись в простыню.

 — Лёх, там дрова в печку закинь и приходи сюда чай пить с нами, — сказала Ирка.

 — Я воль, майн либе!

Через пару минут, сидя в простыне, я пил чай, любуясь своими гейшами.

 — Лёх, маме понравилась моя интимная причёска. Сделаешь ей такую же? — спросила Ирка.

Буквально перед отпуском Ирка где-то по большому блату достала мне новую жиллетовскую бритву и дефицитную тогда пену для бритья. Я заявил, что сия продукция мне неведома, должна пройти входной контроль, ибо только лезвиям корпорации «Спутник» я могу доверять безоговорочно. В ответ на что Ирка обозвала меня совком и предложила испытать заморскую бритву на ней. Обменявшись многозначительными взглядами и накинув на голые тела халаты, мы направились в общажную душевую, прихватив туда пластиковый табурет и новоприобретённые куаферности. Результат похода в душевую был ощутим — новая интимная причёска Иры и два неслабых оргазма.

Нельзя сказать, что мама Люда не ухаживала за своей зоной бикини, но интимную стрижку сделать себе она никогда никого чужого не осмелилась бы попросить.

Чего не сделаешь для любимой тёщи? Я легко согласился, и Ирка вызвалась принести бритву и баллон с пеной. Выпорхнув из бани в чём мать Люда её и родила, Ирка помчалась в избу.

 — Отт бесстыжая! — послышался голос бабы Оли из огорода.

 — Дискриминация, однако! — обратился я к Люде — Ко мне Ольга Фёдоровна гораздо благосклоннее.

 — Да она же это любя, она всех нас любит, — наклонив голову набок и прижимаясь ко мне промурлыкала Люда.

Я взял её руку в свои и посмотрел ей в глаза.

 — Я понимаю. Хорошая она женщина.

Вместо ответа Люда обвила мою шею руками и начала целовать, сначала нежно и медленно, потом всё быстрее и сильнее.

На улице раздались быстрые шаги Иры. Вихрем ворвалась она в предбанник, закрыв за собой дверь.

 — Комары кусаются, блин! Один гад, за письку укусил. Теперь чесаться всё время там будет!

 — Конечно, если бы я был комаром и увидел такую красоту, я бы точно бы не отлип, пока не прибили! — заметил я.

 — Нагишом надо меньше по улице разгуливать! Ничего, доченька, мы тебе сейчас твою письку попарим и не будет чесаться! — пообещала Люда.

 — Да ладно, даже прикольно.

 — Бесстыдница! — с шутливым укором произнесла Люда.

 — Ну ладно, чего тут сидеть, баня прогрелась, пошли причёску делать! — вывела всех из замешательства Ирка.

VII.

Из опыта представляя, чем такая процедура может закончиться, я немного волновался, учитывая то, кому я буду брить лобок. Вместе с тем, новые чувства к моей раскрепощённой тёще завладели мной, и мой половой член со всей ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх