Лариса

Страница: 2 из 3

расправила волосы, и неспешно стала снимать брюки. На ней осталось красивое, кружевное, прозрачное боди. Невольно я залюбовалась красотой подруги и замолчала. Она присела ко мне, моя грудка оказалась во власти ее ладони, прикосновение было очень нежным и ее ласка стала возбуждать меня.

 — Я хочу сейчас! Понимаешь?! И завтра захочу! — она шептала очень вкрадчиво и томно, — Прекрати хныкать и расслабься. Ты ведь умненькая девочка и все понимаешь.

Лариса рукой обхватила меня за плечи и повалила все-таки на постель, но я продолжала еще сопротивляться возбуждению. Ее рука переместилась с моей груди на животик, опустилась ниже и попыталась раздвинуть ножки. Я сопротивлялась, не в силах перебороть себя. Я не знала, что со мной происходит!

 — Не надо противиться. Слышишь? Почему ты не хочешь меня понять? — ее пальчики блуждали по моему лобку и пытались проникнуть между сжатых ног, — Как чисто ты выбриваешься! Научишь меня?

 — Да.

 — А может, ты сама мне так же сделаешь?

 — Давай попробую, — я была согласна даже на это — ее натиск и желание шокировали меня. Но Лариса легла рядом и поправила подушки.

 — Подвинься-ка ко мне, — я подчинилась и легла на взбитую подушку, — Ну и чудненько!

Лариса раздвинула ноги, согнув одну в колене, и расстегнула застежечку боди между ног.

 — Посмотри, как у меня здесь, — она взяла мою руку и положила мои пальчики на свой лобок. Он был очень гладко выбрит, лишь маленький, аккуратный треугольник коротких и, как оказалось, очень мягких волос, указывал на ее щелку. Лариса двигала мои пальчики по своей коже и очень тихо стала шептать мне:

 — Мне очень, очень приятно. Твои пальчики возбуждают, сильно возбуждают: Я хочу тебя! Милая, я прошу — не надо нервничать и противиться: Скажи мне, что тоже меня хочешь: Скажи! Я прошу тебя!

Я не знаю, почему, но я не отвечала, я чувствовала, что начинаю возбуждаться, но что-то мне мешало:

 — Поласкай меня, — она встала надо мной на коленях и медленно сняла через голову с себя боди. Лариса не спешила, пристально глядя на меня, она поправила волосы и ее руки спустились к груди. Некоторое время руки мяли и гладили груди, потом пальчики стали сжимать и покручивать сосочки. Нельзя было не заметить — Лариса была очень сильно возбуждена! Я лежала не шевелясь и не отводя глаз смотрела на Ларису, я и не заметила, как стала гладить и сжимать свою грудь, я почувствовала, что мне очень нравится эта ласка, почувствовала, как стали набухать мои сосочки. Лариса склонилась, ее грудь приблизилась к моему лицу, она сжимала грудь и набухший сосочек коснулся моих губ, я их раскрыла...

 — Да! Вот так! Еще поласкай язычком! Пососи, пососи, еще, еще: Еще язычком: — я подчинялась ей, подчинилась и когда она коленом раздвинула мои ноги. Она опустилась, прижалась, сжав ногами мою ногу, стала ритмично тереться об нее:

 — Согни ножку: Выше, выше:

Несколько дней меня мучило чувство стыда за свое поведение. Но более всего меня \"убивала\» досада — Лариса мне нравилась, нравилась очень и близость с ней для меня становилась мучительно желанна: Я не понимала сама себя и пыталась отогнать прочь мысли об этом! Лариса позвонила через пару дней, разговаривала так, как будто мы самые близкие подружки и как будто ничего не произошло. А мне хотелось объясниться перед нею, хотелось извиниться за то, что вела себя, как последняя дура, хотелось объяснить, что признаваясь ей в любви, я совсем имела другое!

Мы перезванивались почти месяц, но так получалось, что встретиться никак не могли. Встреча наша произошла совершенно неожиданно. Дима захотел меня познакомить с одним из своих заказчиков, он несколько дней жил на нашей съемной квартире и собирался уезжать. Дима знал, что у них не получится дальнейшей работы, но хорошо узнав этого человека, посчитал, что может получиться очень \"интересный\» вечерок втроем. Я не стала ему отказывать в этом удовольствии, да и сама не была против. Я ушла с работы пораньше, дома быстренько привела себя в порядок и когда уже выходила раздался звонок. Это звонила Лариса, она была в городе и предложила встретится, у нее было два варианта — либо сейчас уехать домой на автобусе, либо в восемь, через три часа, ее захватят друзья на машине. Я не раздумывая сказала, что хочу ее увидеть, спросила где она находится и сказала, что через двадцать минут буду. Сказала, а потом стала думать — а что же делать?

\"Димка с новым \"приятелем\» уже меня ждут, а я смогу приехать к ним не ранее полдевятого: Если бы я поехала прямо сейчас, к этому времени я бы наверняка попробовалась, ну или наверняка все было бы очень близко к этому?... \» Я судорожно размышляла, что сказать Димке и, услышав его голос в телефонной трубке, пролепетала:

 — Дим, я смогу приехать только полдевятого, — он не отвечал долго, сначала просто молчал, потом я слышала, как что-то кому-то говорит, а потом сказал:

 — Ты не могла мне этого сказать хотя бы час назад?! Хорошо. Мне точно не надо никому больше звонить?

Я прекрасно поняла — что означает для меня этот вопрос, но я ответила:

 — Не звони, не надо.

Интересно как получается в жизни, по крайней мере, у меня — то густо, то пусто! В работе, в друзьях, в новых впечатлениях — во всем, даже в отношениях с Димкой, хотя здесь, пожалуй, густоты побольше будет или, вернее, все достаточно ровно и хорошо.

Мы встретились как давние подружки — чмокнулись, радостно и громко выплеснули эмоции и т. п., и направились в кафе. Там было неуютно и мы, недолго задержавшись в нем, вновь оказались на улице, решив просто погулять по парку. Мы находились на окраине города и этот парк, около входа в который мы и были, одной стороной вел к реке и пляжу, очень популярному летом, а другой стороной плавно переходил в пригородный лес, вот в эту сторону мы не сговариваясь и направились. Была вторая половина апреля, чудесный теплый вечер так и манил погулять, мы разговаривали ни о чем, просто болтали. И вдруг, я стала оправдываться — что не могу ее никуда пригласить, что не могу сообразить где бы нам скоротать время, что вообще я должна была давно пригласить ее, но все время ссылаюсь на занятость, что очень и очень хотела этой встречи, но никак не решалась ее организовать, да и не знала как, и не знала хочет ли этого она! Я видела, как удивленно на меня смотрела Лариса:

 — Не надо, — ладонями она обхватила мое лицо, — не надо оправдываться! Ты виновата точно так же, как и я! Мы обе просто боялись!

 — Боялись чего? — мы смотрели друг другу в глаза и лица наши были очень близки.

 — Боялись потерять друг друга, — она приблизилась и мы слились в каком-то сумасшедшем страстном поцелуе. Мы ничего не замечали вокруг, мы были поглощены друг другом, мы даже и не думали, что нас могут увидеть и подумали про это одновременно. Мы оглянулись по сторонам и, держась за руки, не сговариваясь сошли с аллеи, направившись в сторону стоящих плотной стеной зарослей елок и каких-то кустов. Не обращая внимания на то, что идем по жухлой, прошлогодней траве, на кое-где еще не растаявший снег, мы продирались через эти заросли пока не наткнулись на толстенный ствол поваленного дерева. Это был совсем маленький свободный от зарослей островок, каким-то чудом освещавшийся сквозь голые ветви предзакатным весенним солнцем: Здесь нам никто не сможет помешать — мы вновь жадно слились в поцелуе: Я чувствовала ее руки у себя на спине под курткой и возбуждалась от их прикосновений, потом почувствовала руку у себя на попе и только податливо еще прижалась к Ларисе.

Она распахнула пальто и я тоже рукой обхватила ее талию, а поцелуй все не прерывался и не прерывался, и ощущения усиливались от прикосновений ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх