Мой мальчик

Страница: 2 из 2

— Теперь так будет каждый раз?

Пожимаю плечами. Откуда я знаю, чего мне в следующий раз захочется?

Он ставит бокал на стол с такой силой, что хрупкая ножка ломается. Усмехается криво:

 — Не везет мне сегодня. Что сейчас — к стене, на пол?..

Толкаю его на постель, падаю рядом, целую. Позволяю ему делать со своим телом все что он хочет, даже помогаю, поворачиваюсь, выгибаюсь. Заслужил честно. Бедный парень.

Когда я прихожу к нему в дом на семейные праздники, его родители смотрят на меня с обожанием. Там я милая, скромная и вежливая. Позволяю ему собой командовать. Он знает, что расплата последует жестокая, но не может отказать себе в этом удовольствии. Его мама зовет меня «дочкой», старается устроить поудобнее, накормить повкуснее. Мне бывает иногда стыдно, когда я вижу, как ее сын садясь морщится от боли.

Мой мальчик лежит, обнимая меня, уставший и умиротворенный. Для него эти полчаса «после» самое спокойное время. Ласково ворошу его волосы, целую в макушку. Отдыхай, мой хороший. Не думай ни о чем. Забудь, чем тебе приходится платить за эти тихие минуты нежности. Теперь он не забывает выключать мобильный. Как-то в такой вот уютный момент раздался мелодичный звон — ему пришла эсэмэска. Он лениво потянулся, погладив меня мимоходом по животу. Прочитал сообщение. Смутился, взглянул на меня украдкой. Я отобрала у него телефон. Письмецо было от барышни. Привет, тра-ля-ля, увидимся завтра.

 — И как это понимать? — поинтересовалась я. — У тебя кроме меня еще подружка завелась?

Не ответил, нахмурился.

 — Нет уж, поздно в молчанку играть, — не унималась я. — Рассказывай, что за девица, откуда взялась, давно ли вы видитесь.

Он продолжал молчать.

 — Ой, не зли меня, — сказала я ласково. — Хуже ведь будет.

Он встал, прошел через комнату к брошенной на стул одежде.

Я ждала.

Он рывком вытянул из петель джинсов ремень с тяжелой пряжкой и пошел обратно.

Я ждала.

Мой мальчик бросил ремень мне на колени, лег ничком на постель, уперся лбом в сцепленные руки.

Я офигела. Он первый раз проделал все добровольно и правильно. И все-таки... Его тело покорно говорило: «Делай со мной что хочешь», а упрямое лицо утверждало: «Все равно ничего не добьешься». От шеи до колен на нем остались отпечатки пряжки. Но он победил — вопросы я повторять не стала. Не готова была запороть его до смерти. Больше он не носит джинсы, только свободные брюки. Я больше не читаю сообщения на его телефоне.

Навожу порядок, пока мой мальчик спит: собираю осколки, запаковываю и прячу обувь. Выбрасываю перчатку со следами крови. Надеваю наконец алые атласные туфельки. Оборачиваюсь. Он стоит в дверях и наблюдает за мной. Под глазами залегли тени, искусанные губы распухли, на животе проступила синяя полоса от края стола. Какая же я тварь.

 — Дай сигарету, — просит он.

 — Разве ты куришь? — спрашиваю удивленно.

 — Немного.

Он стоит у окна и курит, пока я меняю простыню в пятнах вина, крови и прочего. Говорит не оборачиваясь:

 — Я тебя снова хочу. Что мне за это будет?

 — Как всегда, — отвечаю я. — Немного боли.

Он поворачивается, протягивает мне недокуренную сигарету. У него уже есть два шрама повыше левого соска. Беру сигарету. Он закладывает руки за спину. Смотрит куда-то над моей головой.

 — Зачем ты позволяешь мне делать это с тобой? — тоскливо спрашиваю я. — Зачем я это делаю?

Он снова криво усмехается:

 — Наверное, потому, что ты не умеешь любить по-другому.

Затягиваюсь. Прижимаю кончик сигареты к его груди. Он даже не шевелится, только вдруг резко бледнеет и на лице выступают капли пота.

Мне показалось или у него сегодня опять пистолет в сумке?

Становлюсь на колени, ласкаю его руками, губами, языком. Сейчас он не стыдится стонать.

Потом он опускается на пол и говорит с виноватой улыбкой:

 — Чего-то мне хреново.

Я стараюсь перетащить его на постель. Он виснет на мне, мы едва не падаем оба.

 — Извини, — говорит он, когда я наконец укладываю его и укрываю одеялом. — Я не хотел тебя пугать. Потом накажешь меня за это.

 — Дурак, — говорю я, шмыгая носом и вытирая глаза. — Я больше не буду тебя мучить.

Он проводит по моему лицу ладонью:

 — Не обещай того, что не сможешь исполнить.

 — Я постараюсь, — неуверенно отвечаю я. — Слушай, может врача вызвать?

 — Да фигня. Просто устал я за последнее время.

Приношу аптечку. Накладываю повязку на ожог. Заставляю выпить пару таблеток обезболивающего. Помогаю перевернуться на живот. Обрабатываю рубцы от ремня. Замечаю, как он напрягается.

 — Дальше я сам.

Продолжаю, не обращая на его слова внимания. Он вздрагивает всем телом, но смиряется. Если так пойдет и дальше, скоро он станет совсем послушным. И скучным.

Поначалу он сопротивлялся даже простым шлепкам, злился, ругался. Мне нравилось понемногу сгибать его, позволять себе все больше, каждый раз боясь, что он не выдержит и уйдет навсегда. Не хочу, чтобы он сдавался слишком быстро. Он словно читает мои мысли. Неожиданно резко поворачивается, грубо валит меня на постель, прижимает всем телом. Его рука лежит на моем горле.

Становится страшно, но я улыбаюсь прямо ему в лицо.

 — Та-ак! — говорю я. — Не очень-то ты и устал, как вижу.

Он отпускает меня. Ложится, смотрит в потолок.

 — Когда-нибудь, — говорит он очень тихо, — или ты меня сломаешь окончательно, или я тебя убью.

 — Это будет еще не скоро, — утешаю я. — Ты же у меня сильный.

Иду на кухню приготовить нам поесть. Мимоходом трогаю его сумку.

Пистолет здесь.

Надеюсь, если он действительно убьет меня, это будет быстро.

Я не переношу боли.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх