Экзотический тур. Часть 1

  1. Экзотический тур. Часть 1
  2. Экзотический тур. Часть 2
  3. Экзотический тур. Часть 3
  4. Экзотический тур. Часть 4 (заключительная)

Страница: 2 из 3

все службы находятся в повышенной боеготовности.

— А засовывать мне в жопу всю руку — это что — повышенная боеготовность? — негодовала мама.

— Тайцы народ особый, здесь очень развита индустрия секс-услуг и возможности человеческих внутренних органов, в том числе и отверстий, изучены досконально — поэтому Тайландцы прекрасно знают, как глубоко можно проникать внутрь человеческого тела.

— Ужас. — сказала мама.

Я испуганно смотрел на обоих и с трудом верил в реальность происходящего.

— Если у вас остались неприятные ощущения, то вы можете зайти в аптеку и приобрести специальную мазь, которая быстро заживляет раны.

Переводчик написал на иностранном языке пару слов и сказал: Покажете это в аптеке — вам подойдет или первое или второе.

Затем мы прибыли в небольшой отель и нам показали наш номер с двуспальной кроватью. Вид из окна был полностью загорожен листвой, видна была садовая дорожка внизу, и, казалось, словно ты находишься в глухом лесу. Где то недалеко журчал фонтан. Мы сверили часы с переводчиком и он сказал, что в 6 часов вечера будет ужин и мероприятие в ресторане отеля. Стоимость всего, что есть в отеле, включена в путевку, поэтому о деньгах заботиться не стоит. Еще оставалось 4 часа до назначенного времени. Мама попросила меня пойти в аптеку за мазью, а сама собиралась принять душ и отдохнуть. Я вышел из номера, но сделав пару шагов от двери, вспомнил про деньги и вошел в комнату снова — мама стояла как раз снимала блузку через голову и из-за не расстегнутого воротничка не могла легко ее снять. Я много раз видел ее в лифчике, но сейчас она была без него и при ее попытках сдернуть с себя блузу уставшими руками, ее массивные немного оттянутые груди упруго подергивались. Я смутился, но опустил глаза и сказал: — Мам, а деньги?

Она вздрогнула, опустила блузку. Я поднял глаза и посмотрел на нее. После того что я видел на таможне ей уже нечего было стесняться, но привычка была сильна. Она протянула мне пару купюр, и я отправился в аптеку. Выйдя за территорию отеля и пройдя один квартал по жаркой пустынной улице, я увидел магазинчик с красным крестом и зашел туда. Мужчина-аптекарь щурил глаза и улыбался, произнеся какую-то фразу. Наверное, он поздоровался. Я сказал «Сдрасьте» и протянул ему бумажку с надписями, полученную от переводчика. Аптекарь посмотрел на бумажку и задумался, помотал головой — ничего нет.

Я не мог просто так уйти — я сказал то, что знал по-английски «плиз» и затем попытался объяснить что-то, говоря отрывочные слова «кастомс», «май мам», «вери бэд». Он почесал голову, а затем стал тыкать пальцем во вторую надпись и активно жестикулировать, изображать восторг. Видимо у него был какой-то заменитель. Он открыл секцию витрины, где продавались презервативы, и достал оттуда небольшую коробку. Я кивнул головой и, расплатившись, вернулся в отель, стараясь как можно меньше дышать раскаленным и влажным воздухом. Войдя в рай кондиционированного воздуха в отеле, я подошел к номеру и открыл дверь. Мама уже в халате лежала на кровати, рядом на тумбочке стояла открытая бутылка чего-то спиртного — которая оказалась в мини-баре. Похоже, мама хорошенько приняла, т. к. в бутылке не хватало грамм 100 коричневой жидкости — это был ром или коньяк. Она посмотрела на меня уставшими полусонными полупьяными глазами и сказала.

— А сынок это ты. Принес?

Я сказал «Ага», и протянул ей коробку, на которой было изображено полуобнаженное женское тело. Мама сказала, чтобы я сел лицом к окну и стала разворачивать коробку. Она пыталась нанести мазь на свои поврежденные отверстия, но видимо алкоголь сделал свое, и у нее это плохо получалось, т. к. я все чаще слышал ругательства, срывавшиеся с ее опьяневшего языка. Я услышал, как она откинулась на кровати и от бессилия заплакала — руки ее не слушались, под действием алкоголя и пережитого стресса.

— Может, давай я помогу, — несмело сказал я и искоса посмотрел на нее через плечо. Она лежала с раздвинутыми полами халата, ноги стояли на кровати как у роженицы. Ее взгляд был устремлен в потолок, а по щекам стекали слезы. За свою жизнь матери-одиночки от мужчин она натерпелась столько бед, а здесь еще вот такое несчастье.

Я подошел к кровати и стал у ее ног. Мой взгляд пал на ее раскрасневшиеся и припухшие губки истерзанного влагалища. Я старался скрыть возбуждение и снова торчавший член, мои яйца болели от перевозбуждения, которое я испытал еще в прошлый раз, но я хотел помочь маме. Стараясь быть беспристрастным, и думая о своем долге помочь я взял тюбик и выдавил немного прохладного крема на свои пальцы. Затем я осторожно стал прикладывать крем к ее половым губам.

От первого прикосновения она вздрогнула и закрыла глаза — ее смущению не было предела. Ей, наверняка, стоило больших усилий выбросить из головы все мысли и думать только о своем здоровье. Она чувствовала как пальцы сына медленно и практически без нажима наносили прохладный крем на поверхность ее наружных половых губ. Крем быстро принимал температуру тела и казалось, что его нет, а есть только прикосновения. Сынуля начал слегка втирать крем, но она чувствовала, что ее надорванные ткани влагалища находились не столько снаружи, сколько внутри, она очень боялась этого. Она резко открыла глаза, приподнялась на локтях и взяла в руки коробку. Остатки знаний английского позволили ей прочитать, что крем годится для внутреннего применения.

— Его нужно растереть внутри меня, сказала мама. Попробуй пальцами войти чуть глубже, так как делал тот мужик, — сказала мама и содрогнулась от воспоминания.

Я одной рукой пальцами немного раздвинул ее половые губы и увидел их розовую мясистую начинку. Многочисленные складочки и выпуклости слегка блестели от влаги, но также были припухшие и красные от перенесенных мучений. Я смазывал кремом эти участки. Не думать о сексе я уже не мог, однако мой член продолжал жить своей жизнью — я старался о нем не вспоминать, т. к. это была моя мама и мне нужно было ей помочь. Пальцами я боялся лезть глубоко во влагалище и мама это поняла. Моя рука была довольно широкая, поэтому даже средний и указательный пальцы раздвигали ее вход очень широко и причиняли ей боль. Надо было как-то смазать мамино влагалище внутри, но как? Я стоял как дурак с обмазанными в креме пальцами и смотрел на мою мать, которая лежала с разведенными в стороны голыми ногами, и с очень задумчивым лицом смотрела на свою промежность. Вдруг она перевела взгляд на мой пах и увидила как оттопырились штаны 18-летнего мальчика. Похоже, как мужчину она меня восприняла только сейчас...

MAMA

Другого способа нанести крем внутри влагалища не было. У меня там уже все горело и срочно нужно было облегчение, иначе я готова была сойти с ума.

— Давай членом, сказала я ему, — и, согнувшись вперед, дотянулась рукой до штанов. Я всунула пальцы за пояс, нащупала резинку трусов и рванула все это вниз, оголив его торчащий фаллос и волосатые яйца.

— Положи туда еще крема и будешь смазывать им меня изнутри, а то я сейчас потеряю сознание от боли, — сказала я и умоляюще посмотрела на сына. В его взгляде я увидела что-то звериное, что-то, что было у тех таможенников, но сейчас это было не важно. Он взял рукой свой член и головкой начал размазывать крем по моим половым губкам. Затем слегка нажав им в нижней части, протолкнул сгусток крема внутрь, и головка вошла в меня. От дикой смеси возбуждения и страха у меня свело челюсти, я сжала зубы, выгнулась назад и застонала.

— О-о-ох.

Он выходил из меня и вводил головку снова, но не более того. Таким образом, мы смазывали вход во влагалище, но нужно было добраться еще глубже. Я отодвинулась так, чтобы его головка из меня выскочила, затем выдавила немного крема прямо в дырочку, и сынуля засадил мне снова. Теперь я сама подалась вперед, и его член провалился в мое измученное влагалище, которое от такого мужского внимания уже было обильно смочено смазкой. Он вошел в меня полностью и ткнулся в стенку влагалища. — Ай!...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх