Наташа Вронская

Страница: 2 из 3

и она сразу же прильнула ко мне, но ее не в меру бдительная мамаша постоянно делала ей замечания, и, к моему вящему неудовольствию, заставляла нас отсесть друг от друга. Когда же мы подрулили к дому Галины Владимировны, она принялась с помощью мужа выгружать цветы и подарки из багажника, а мне — вот ведь удивительно — поручила проводить Наташу до дому, ей, дескать, полезно подышать свежим воздухом, прежде чем показываться семье. Женщина оперлась о мою руку, и мы скрылись в темноте двора.

Я словно ожидал чего-то от Наташи, и потому был очень удивлен, когда мы подошли к подъезду, открыли дверь, зашли в лифт... Она даже не позволила мне поцеловать себя!!! Я совсем было опечалился — такой облом, но когда она нажала кнопку своего этажа — восемь, а через несколько секунд — кнопку STOP, я понял, что расстраивался преждевременно. «Мой благоверный, к сожалению, дома, но зато лифтовые механики ночью спят! А здесь нам будет очень даже удобно», — негромко проговорила Наташа. Через несколько секунд свет в лифте... Нет, не потух совсем, просто стал гореть едва-едва, даже не вполнакала, а в четверть. Словно кто-то услышал мои молитвы: «Ну что же ты стоишь! Вот тебе и свет подходящий... Иди сюда» — поманила меня женщина, почти годящаяся мне в матери, дочка моего научного руководителя. Но, как я уже говорил, Наташа ухаживала за собой, а в полумраке была просто неотразима. Не до конца понимая свою удачу, я шагнул вперед...

Надо сказать, что моя прежняя пассия — Ирина — целовалась очень хорошо, умело, с энтузиазмом. Да и в сексе была изобретательна не по возрасту и очень активна, но все же только сейчас я понял, что такое опыт и желание взрослой женщины. Наташин поцелуй завел меня до беспредела, и я попытался рвануть с нее кофту, но тотчас же получил увесистую пощечину: «Как ты смеешь? Я замужняя женщина! Кофта должна остаться чистой и не помятой!». Странно, но пощечина не остудила, а скорее еще сильнее завела меня. Но вот инициатива была уже в Наташиных руках. Стащив с меня куртку, она кинула ее на пол, а на нее уже положила, грациозно стянув через голову, свою кофту. Я увидел ее довольно большую грудь, скрытую черным кружевным лифчиком. Желание было столь сильно, что я высвободил ее груди из лифчика, оттянув его вниз, и припал к ним губами, даже не спросив ее. Какое там припал — присосался, все сильнее и сильнее посасывая, покусывая ее левый сосок. Правую грудь я поглаживал рукой. «М-м-м-м, какой хороший мальчик. Давно их так не целовали», — после похвалы я старался еще сильнее, и это продолжалось несколько минут. Оторвавшись, наконец, от ее соска, я хотел было прильнуть к другому, но Наташа вместо этого впилась поцелуем в мои губы, а потом толкнула меня на колени. Я воспринял это как знак, и стал расстегивать на ней брюки, стянул их ниже колен, потянул вниз трусики... Но, возбужденный до крайности, я даже не снял их, а стал осыпать поцелуями ее ноги, от колен и выше. Она развела колени в стороны, насколько позволяли не до конца снятые брюки — я целую ее бедра, засовываю голову между ее ног и целую там. «Боже, какой ласковый мальчик мне достался», — услышал я довольный голос: «Смелее, приспусти трусики, Андрейка!»

И вот я, немножко приспустив их, приникаю языком к ее вульве. Какой запах! Он совсем не такой, какой был у моей пассии Ирины и у моей тетки Юлии (теперь я понял, что запахи юных «кисок» на самом деле похожи между собой, а запахи взрослых сильно отличаются), он был гораздо более пряным... Я погрузился в него с головой. Вылизывая Наташу между ног, я оценил удобство ее интимной стрижки — сразу видно, что женщина думала о мужике. Я вылизывал, то проводя языком по губкам, то раздвигая их пальцами и проникая глубоко в вульву, то обнимая своими губами ее клитор... Наташа, видно, была довольна, но все же не вполне, ибо скоро она положила руки мне на затылок и принялась управлять мной. Я не возражаю против такого, но вскоре она пребольно вцепилась мне в волосы!"Управление» стало болезненным, но я не смел прекратить ласки. К тому же, меня непонятным образом заводила эта боль. Наверное, я ласкал ее так не меньше получаса, потому что шея у меня уже совсем затекла (а вот попробуйте в тесноте лифта встать перед женщиной на колени и полчаса делать ей куни), и боли от Наташиных пальцев я уже и не ощущал, хотя она держала мою голову по-прежнему цепко. Наконец, она рывком подняла меня с колен: «Ты неплохо лижешь, но кончить так я не смогу. Надеюсь, ты сумеешь трахнуть меня так, чтобы мне это понравилось?».

Я был уже перевозбужден, естественно, и очень сомневался в своих силах, но... Заикаться о «предварительном» минете, чтобы сбросить первую, дурную сперму женщине в рот, а потом продолжить «с новыми силами», и не приходилось — так она была возбуждена, и совершенно не расположена сосать меня. Я чувствовал ее власть над собой и понимал, что это я должен стараться, чтобы удовлетворить Наташу, а не наоборот. А с другой стороны, я ее все же довольно качественно «прогрел», быть может, она и успеет кончить прежде, чем неизбежно кончу я сам?

Разворачивая Наташу спиной к себе, чуть нагибая вперед и прислоняя грудью (она вновь накинула лиф) к стенке лифта (а попробуйте придумать другую позу, лифт-то к сожалению не грузовой), я вдруг осознал, расстегивая брюки, что презервативов у меня с собой нет. Ну не могло мне прийти в голову, что они мне понадобятся на заседании ученого совета!"Не парься, я на таблетках, cможешь кончить прямо в меня». Мысленно попросив у Бога, чтобы все обошлось, я ворвался в Наташу. Обоюдный вскрик страсти — ни я, ни она не смогли сдержаться. У меня не маленький «прибор» — 21 см, но я сходу вошел «до упора» и не собирался выходить из нее и на сантиметр! Хочет фрикций — подождет, а еще лучше пусть сама повертит попкой, достаточно я уже постарался для нее. Ухватил за плечи, потянул ее на себя, немножко «переломив» в спине. Потянулся головой к ее плечу, поцеловал его, засосал губами ушко, и прошипел ей на ухо: «Насаживайся на мой член! Со всей силы, поняла! По самые помидоры! Трахни меня сама!». Я ожидал негативной реакции на грубые слова, но реакция была самой, что ни на есть, положительной — чуть покачав и повертев попкой, Наташа чуть-чуть сползла с моего члена — сантиметров на пять, не более, и тут же насела на него с такой силой и скоростью, что я едва устоял на ногах! И еще раз, и еще! Боже мой! Куда там Ирине, при всем ее темпераменте, она просто кукла рядом с этой тридцатипятилетней «мамашей», сохранившей юношеский задор, помноженный на взрослый голод, и приобретшей бесценный опыт.

Выбрав паузу между ее движениями, я сказал ей целовать меня в губы. Извернувшись, она приникла к моим губам, так нежно-нежно, словно влюбленная школьница. На все мои попытки засосать ее язык, агрессивно проникнуть в ее рот она немного отодвигала голову, не позволяя мне этого сделать. И прекратила размашистые фрикции — вместо этого принявшись легонько покачивать и вилять попкой на моем члене. Это было здорово и приятно, но хотелось совсем другого. Хотелось яростно слиться с ней в жестком трахе! Схватив за подборок, я немного вывернул Наташе шею, и, силой подтащив ее губы к своим, впился в них жадным и глубоким поцелуем. Засасывая ее, я продолжать тянуть ее голову вправо-на-себя, и, наверное, уже причинял ей боль, но она принялась отвечать на мой иступленный поцелуй. Мне хотелось, чтобы она опять резко «насаживалась» на мой член, но вместо этого Наташа легонько покачивала попкой на нем, что плохо сочеталось с яростью моего желания и огнем нашего поцелуя. Я не хотел отпускать ее губ, чтобы приказать ей делать это резче и жестче, но, думаю, она и сама понимала мою желание. Понимала, но не хотела делать! Словно издеваясь надо мной!

Изловчившись, я свободной рукой шлепнул ее по оголенной ягодице! Сперва несильно, скорее символически, а потом сильнее, еще сильнее, еще сильнее, и вот уже со всей силы! И еще, и еще, и еще!...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх