Прибавка

Страница: 2 из 5

у окна и курил сигару. В кабинете стоял приятный запах дорогого табака. Когда я вошла, он тут же встал, усадил меня на стул и сел рядом, глядя мне в глаза. Мы немного помолчали.

 — Хорошо, Геннадий Степанович, я согласна. Но нам надо оговорить условия нашей сделки.

 — Моих условий немного и я их сейчас изложу. Я не болею никакими болезнями и вы должны быть абсолютно здоровы. Сексом я занимаюсь без презервативов. Я не отвечаю за вашу возможную беременность, так что контрацепцией должны заняться вы. При оральном сексе я предпочитаю, чтобы женщина глотала, если я не попрошу об обратном. Я занимаюсь и анальным сексом. Иногда я буду просить вас выполнить кое-какие изменения в вашей одежде и вы должны будете это сделать. Вот собственно и все, если что-то возникнет в дальнейшем, то это обсудим потом.

 — Я поняла, теперь мои условия. Я не люблю грубости и всяких шлепков. Я плохо переношу месячные, так что в эти дни никаких контактов. Никакого группового секса и секса с другими людьми, только вы и я. И еще муж потребовал, чтобы он никогда не знал, когда у нас с вами был секс.

 — А вы сказали своему мужу, — удивился шеф.

 — А как же, у меня от него нет секретов. Тем более, что решение должны были принимать мы оба.

 — Ну что ж. Я считаю, что вопрос решенный. Завтра я дам указание в бухгалтерию об увеличении вашего содержания.

 — Я могу идти? — спросила я вставая.

 — Я бы попросил вас об одном, в качестве аванса.

 — Что именно?

 — Не могли бы вы, Леночка, обнажиться передо мной. Я так желал этого, что не могу удержаться. Не сочтите за труд и наглость.

 — Только это?

 — Да, очень прошу.

 — Ну если так учтиво просят, то я не могу отказать.

Да уж, предложение. Но ведь надо когда-то начинать. Я отошла немного и стала потихоньку раздеваться. Я старалась, чтобы это выглядело не как переодевание в пляжной кабинке, а нечто более эротичное. Шеф курил сигару и молча смотрел на меня. Когда черные трусики медленно съехали с меня и я их отшвырнула ногой, шеф зааплодировал. Я смутилась, но прикрываться не стала, чай не девочка. Несколько раз обернулась вокруг оси, демонстрируя шефу себя.

 — Просто великолепно. Я в вас не ошибся. Очень завидую вашему супругу.

Я прошлась по кабинету, поправляя то шторы, то бумаги на столе. Делая вид, что занимаюсь делами, я искоса смотрела на мужчину. Он восхищенно пялился на меня, забыв про свою сигару.

 — Я могу одеться?

 — А можно тебя попросить позировать на столе?

Я с улыбкой взошла на стол, улеглась и приняла несколько довольно развратных поз. Шеф аж рот открыл. Внизу живота стало горячо, так как моя раскрытая киска была буквально в нескольких сантиметрах от лица мужчины. Если бы он сейчас захотел меня, я бы ему не отказала. Но он решил немного по-другому:

 — Возьми мою сигару, — он протянул мне дымящийся цилиндр, — Вставь один конец себе в дырочку и намочи его своими соками. Гурманы говорят, что это прибавляет изысканности вкусу сигары.

Ну что ж, раз мужчина хочет. Я взяла из его рук сигару и осторожно вставила один ее конец в себя. Смазки уже было достаточно, и шершавый цилиндр легко проник в меня. Хорошенько его смочив в своей смазке, я передала сигару шефу и он с наслаждением затянулся. На его лице читалось удовольствие.

 — Большое тебе спасибо, Лена. Одевайся и поехали домой.

Одевалась я также картинно, как и раздевалась. Вертелась перед мужчиной, не редко поворачиваясь к нему своей филейной частью. Шеф при этом сидел в своем кресле и довольно улыбался.

Следующий день прошел нормально, как и все последующие. У меня даже сложилось впечатление, что все произошедшее было только сном. Прошло примерно две недели, когда шеф вызвав меня в кабинет попросил:

 — Леночка, можно я тебя попрошу снять твои трусики и ходить так весь день?

 — Конечно, Геннадий Степанович. Вы хотите взять их себе или мне оставить их у себя.

 — Давай-ка лучше мне, вечером я тебе их верну.

На глазах шефа, я задрала юбку и сняла трусики. В самом конце процесса, я повернулась к шефу задом и наклонилась почти до самого пола (благо растяжка позволяла). Я своими ягодицами чувствовала пристальный взгляд мужчины. Оправив юбку, я бросила свои трусики на стол шефа. Он улыбнулся, поднес их к носу, глубоко вздохнул и спрятал трусы в нагрудном кармане пиджака.

 — Отлично, а теперь я хотел бы увидеть документы по сделке.

Его резкий переход немного обескуражил меня и я полетела к себе, собирать документы. Весь день он вызывал меня по всяким пустякам и я поняла, что его немного волнует тот факт, что я к нему бегаю, совершенно не защищенная снизу. В приемной был народ, но у меня стол был закрытым, так что отсутствие трусов не доставляло мне неудобства. Вечером шеф сам одел на меня трусики и даже легонько хлопнул по попке.

На следующий день он попросил меня снять не только трусики, но и лифчик. В итоге, он меня попросил не надевать эти части туалета в течение всего рабочего дня и в дальнейшем. Я была не против, так что в дальнейшем (да и сейчас) дефилирую по офису только в юбке, рубашке и пиджаке. Никто этого не замечает, а шеф доволен.

Иногда, когда требуется разъяснения по документу, я встаю рядом с его креслом сбоку. Наклоняясь к столу я разъясняю, а шеф иногда бросает свой взгляд в ворот рубашки и любуется моими грудями, оттягивающие рубашку (в такие моменты я пиджак снимаю). Последнее время он стал поглаживать мои ноги, забираясь под самый верх. Его пальцы доходят до края чулок, ласкают кожу на границе резинки и немного двигаются вверх, но в самый последний момент останавливаются и двигаются назад.

Однажды я его спросила, почему он не доходит пальцами до моей промежности, на что он смеясь объяснил:

 — Эротика, это баланс на грани дозволенного. Трогать тебя пальцами за киску — это уже было бы пошло и вульгарно. А так всегда остается момент недосказанности. Ведь я точно не знаю, надела ты сегодня трусики или их нет.

Естественно трусы на мне во время месячных. Мы даже с шефом договорились, что если в нагрудном кармашке пиджака у меня белый платок, то все отлично, если любой другой — значит у меня критические дни и меня трогать нельзя.

Так прошло несколько месяцев. Шеф не делал никаких попыток сблизить наши отношения, а я была довольна ситуацией и прибавкой к жалованию. Постепенно я даже привыкла бегать на работе без нижнего белья и ждала, когда же начнется более близкое общение.

Как-то в один из дождливых вечеров, Геннадий Степанович задержался на работе допоздна, а я, как его секретарь, естественно сидела и ждала. По селектору он позвал меня к себе. Как только я вошла, он сказал:

 — Лена, запри пожалуйста дверь и подойди ко мне.

Я выполнила, что он просил, чувствуя, что что-то сейчас будет. Шеф сидел в своем кресле и курил.

 — Леночка, мне неудобно вас просить, но сделайте мне минет. Очень уж яйца болят.

 — Всенепременно, Геннадий Степанович.

 — Но сначала разденься. Я люблю лицезреть обнаженную женщину.

 — Все что хотите, — промурлыкала я, стягивая пиджак.

Так как на мне и так был абсолютный минимум одежды, то обнажение прошло довольно быстро. На себе я оставила чулки и туфли. Подошла к столу шефа и он развернулся лицом ко мне.

 — На, возьми подушечку, а то колени сотрешь, — сказал он протягивая аккуратную небольшую подушку.

Я положила ее на пол, встала на колени и шеф подвинулся ко мне вплотную. Я расстегнула ширинку его брюк, приспустила семейные трусы и мне навстречу выскочил ствол. Член у шефа был толстым и крепким, как гриб боровик, ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх