Книга

Страница: 10 из 12

приступать!

Из динамиков полилась тихая музыка. Я положила руки на его плечи и мы медленно закружились посреди плавучего великолепия. Сильные руки гладили мои плечи, спину, спускались вниз на талию и дальше. Я, стараясь прикоснуться к нему внутренней поверхностью бедер, сильно прижималась к его бедру. Он кружил меня в танце. А мне хотелось чтобы его руки скользили по моему голому телу, что бы они проникли под платье, избавили от трусиков и я могла подставить им свою обнаженную нежность. Бедром я ощущала его, рвущееся из брюк и твердое как сталь напряжение. Олег застонал. Я толкнула его на диван.

 — Сиди и смотри!

Щелкнула пальцами, музыка изменилась и я начала свой сольный танец. Окна закрылись, разноцветные фонарики подчеркивали полумрак. Зеркальный шарик крутил по комнате хоровод волшебных лучей. Зайчики света, пробегая по стенам скользили по мне. Под их светом одежда становилась совершенно прозрачной. Они поочередно открывали взору Олега то детали моего нижнего белья, то тело голышом. Я, постепенно избавляясь от одежды, призывно ласкала себя и демонстрировала грацию своего тела. Получалось у меня отменно, не зря я, щелк и, запаслась опытом лучших искусительниц. Когда я избавилась от последней детали одежды, Олег подошел ко мне. Он был заведен до предела. Он стал ласкать меня и покрывать поцелуями, а я, уварачиваясь и раздевая его, старалась оттянуть момент нашей близости.

Уже поздно я вышла на палубу, огромные звезды горели и сверху и снизу. Измученного Олега я оставила спящим на кровати, самой мне не спалось, хотелось подумать. Села на край бассейна. Полночь. Я опустил ноги в воду. Вот и новый день начинается. Я вновь прежний. Сколько всего нового я испытал. Мне совершенно по другому, не как обычно, нравилось заботиться об Оленьке. Хотелось звать её к столу, что-то принести, помочь, не тревожить когда отдыхает. Хотелось соблазнять, завлекать постель. А уж что я вытворял в постели... Странно, мне и сейчас приятно вспоминать об этом.

 — Вот ты где! — она обняла меня сзади руками и прижалась ко мне.

 — Как ощущения?

Она присев на корточках, и обняв меня коленями, прижалась ко мне. Я чувствовал её волосы на плече, упиравшиеся в спину груди, мягкий животик. Развернулся к ней и слился с нежными губами. Межу ног появилось знакомое ощущение. Оказывается и здесь ничто не потеряно! До утра времени мало, надо торопиться. Взял Олю на руки и отнес на кровать. До утра мы наслаждались друг другом. В этот раз, все было уже по другому. Я полностью использовал свой женский опыт, зная, как она чувствует мои ласки. Наверно я стал самым искусным любовником на свете. Мы оба знали, что нужно партнеру, и смогли подарить друг другу райское наслаждение.

Вернувшись домой, занялись своими делами и несколько дней не вспоминали ни о книге, ни о яхте. Только один раз Ольга спросила — Не упрут ли нашу яхту?

Я предложил ей позаботиться об этом, хотя думаю что и яхта и остров перестали существовать, сразу после нашего отъезда. Через неделю мы вновь отправились на яхту и потом стали делать это регулярно. После третьего нашего перевоплощения я уже настолько привык становиться женщиной что стал делать это и в других случаях. Как то я использовал свои женские чары чтобы договориться о неплохом заказе. Правда, после пришлось объясняться с Ольгой, потому что заказчик понял меня правильно но перепутав нас стал ухлестывать за ней. Пришлось заставить его забыть соблазнительную, раскованную девушку. Ольга в этом плане тоже ставила свои эксперименты, и мы с ней чуть не поругались. Один раз она — пьяный Олег, приперся домой с какой то девицей и в ответ на моё возмущение предлагал трахнуть её вдвоём. В середине нашей сцены ревности, девица подумав что попала к голубым, сбежала. Мне пришлось сначала протрезвить этого горе-любовника, а затем корректировать память девушки.

Через пару месяцев, наших регулярных превращений, я становясь женщиной уже не корректировал свою психологию. Женский образ стал мне близок и понятен. Я, становясь женщиной, легко начинал думать о себе как о девушке по имени Оля и, никаких ломок в мозгу это у меня не вызывало. Ольга говорила про себя то же самое. Мы стали изменяться так легко и непринужденно, что как то занявшись с Ольгой сексом я вдруг застала себя хрупкой тоненькой девушкой а сзади меня трахал огромный негр-Олег.

Поначалу и я, и Ольга были противниками однополой любви, но иногда, в пылу страсти, она у нас получалась непроизвольно. Как-то, мы долго занимались сексом, меняли позы, уже несколько раз сменили пол и я, своим желанием превратив Олега в Олю, а сам став парнем, ласкал её середку языком. Отдавшись чувствам я не заметил что и сам по её воле стал девушкой. Изменения в себе я заметил только вместе с захватившим моё тело чисто женским оргазмом. Две Ольги, два девичьих тела, одновременно довели друг дружку до упоительного изнеможения и потом обнявшись и целуясь, поклялись друг другу больше этого не делать. Да куда там! Стоит коготку увязнуть...

Также, в порыве страсти мы освоили и мужскую любовь. Я лежала у него на бедре, руками поглаживая его свол и лаская яички. Обнаженная головка, уже отдав мне свою первую капельку, упруго подрагивала от прикосновений моего язычка. Олег, приближаясь к оргазму, своими губами, через клитор заставляя моё лоно сжиматься в сладких спазмах, пил соки моего наслаждения. Я, слегка сжимая, водила рукой от основания к головке, теребя язычком самый её кончик вокруг дырочки, ствол напрягшись начал ритмично сокращаться и мне в рот ударили струи. Его семя было обильно и мои соки не могли напоить его также, а так хотелось дать ему еще и больше. Семя Олега ещё не перестало наполнять мой рот, как спазмы моего влагалища, выжимавшего ему мои соки, сменились совсем другими, и моё семя устремилось между ловящими его губами, и по языку ласкающему головку. По прежнему лежа на его бедре, я впервые находясь в мужском теле держал во рту член. Но, вместо того чтобы отстраниться, я старался не пропустить ни капли и чувствовал какое блаженство испытывает Олег, выпивая меня.

Вседозволенность затягивает, только разумом можно заставить себя остепениться. Ведь если даже я мог легко управлять предметами и людьми, представляю, как тяжело было сдерживаться Ольге. Мы разошлись не на шутку, но после некоторых случаев решили наложить кое на что табу. То что мы вытворяли наедине с собой никого не касалось, но другие люди не должны были страдать.

Началось все с групповухи. Однажды Ольга привела домой трех своих подружек по институту. Когда я пришел домой они уже порядком выпили и трещали о чем-то своем девичьем. Мне предложили штрафную, полный фужер водки, я, забывший пообедать, быстро захмелел. Подружки были очень даже ничего, и мне пришла мысль, их банально трахнуть. Но так как простым сексом меня было не удивить, я посмотрев на Олю загадал — Пусть, у всех девушек в нашей квартире понятие приличия измениться на обратное. Обычного приличного вида и одежды они должны стыдиться и стесняться, а чем обнаженнее и откровеннее их вид или поза, тем они должны казаться, для них, более нормальными и уместными. Они должны смущаться если при возможности продемонстрировать свои интимные места не делают этого. И уж совсем недопустимо — не пытаться склонить мужчин в квартире к сексу, и стыдно — этого не добиться. Про мужчин я загадал на случай если Ольга захочет присоединиться к мужчинам.

Зная, что Ольга подробно знает о желании, посмотрел на неё, увидел сначала удивление, потом хитрую улыбку и кивок согласия. Щелкнул пальцами.

В это время я стоял в дверях комнаты, с бутылкой водки из холодильника. Меня заметили, раздался дружный визг и Ольгин голос.

 — Куда ты прешь! Не видишь, тут девушки одеты?

Я спрятался за косяк и в отражении на стекле наблюдал интересную картину. Все, включая Ольгу, торопливо избавлялись от одежды. Что то трещало, слышался смех и шепот — Ну мы ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх