Ночь на Капри

Страница: 2 из 4

самец насладится моим телом так же, как я хочу насладиться им.

И вот он вышел из ванной. Так же как и на пляже, он не был досуха вытерт и капельки влаги стекали по его обнаженному телу. Теперь я видел его вблизи, теперь я мог видеть все его великолепие. Он был потрясающе хорошо сложен и прекрасен. Его великолепный широкоплечий торс словно сложенный из мускулов, в котором казалось не было ничего лишнего переходил в стройную мужскую талию и в широкие бедра его по-мужски красивых ног. Словно бриллиант в короне императора, его выточенное тело украшал свисавший между ног член.

Теперь я наблюдал его как на ладони и могу сказать, что это был лучший образец из виденных мной мужских половых органов. О, как много названий дали народы и культуры этой сладкой гордости мужчины, как бы не называли его: фаллос, пенис, ферритовый стержень или даже вульгарным хером, лишь восхищение наблюдателя и истома женщин слышались в этих одах и поэмах воспевающих орган мужчины. Он был недавно обрит и теперь покоился на двух великолепных, внушительного вида яичках, которые также были обриты. Видимо его пенис почувствовал свою добычу, и между тем, как его хозяин приближался ко мне, он начал пульсировать и покачиваться на своем ложе, как бы говоря, что сейчас он овладеет всеми отверстиями моего тела. Головка на члене была обнажена, хотя он не был обрезан, просто крайняя плоть была закатана вверх, обнажая прекрасную крупную сливу, которая манила к себе, предлагала оценить свою спелость и сочность, обещая растаять в моем рту. Он подошел ко мне, и вдруг я почувстовавал, как его член уперся в мой и они встретились, словно целуя друг-друга. Он, как и тогда в саду, положил левую руку мне на поясницу, правой стал ощупывать мою попу, и вот уже его губы прижались к моим в сладкой прелести поцелуя, вот уже они встретились и повели себя так, словно много лет ожидали этой сладостной встречи.

Посреди теплой комнаты отеля стояли два обнаженных мужчины и целовали друг-друга, незамечая ничего вокруг. Музыка за окном давно стихла, отдыхающие разошлись, какой-то неведомый ветер пригнал с моря тучу и она разбавила вечерний зной свежестью летнего дождя. Там далеко билось о скалы Тирренское море. Я обмяк от его поцелуя, он подхватил меня, и я ощутил спиной свежесть простыни на которую он нежно меня опустил. Теперь я почувствовал его правую руку на моем члене, а губы целовали меня в шею. Я обхватил его вокруг талии и прижал к себе, как будто боялся, что он исчезнет вместе с тем наслаждением, которое мне дает. Мой член затвердел в его руке. Обхватив его рукой, он потянул кожу к корню члена, стягивая крайнюю плоть. Потом перехватив член за обнаженную головку, он сдавил её своей сильной ладонью, продолжая ласкать мою шею и говоря какие-то слова, я не помню что он говорил, так сильна была истома наслаждения, которую он мне дарил. Я стонал, всё, что я мог делать — это ласкать руками его спину и целовать находившееся перед моим лицом плечо. «Мой любимый, мой ласковый, мой, мой, мой», — шептал я ему, — «умоляю, не переставай делать это со мной».

 — Перестать? — он прекратил целовать меня и, заглянув мне в глаза, улыбнулся. — Как же я могу, о мой сладкий! Ведь ты так любишь меня, так хочешь моей любви и готов на всё для меня.

 — О мой милый, мой милый, — я был вне себя от счастья, — как я могу, как хочу доказать тебе свою любовь.

 — Поиграй со мной, — он снова склонился надо мной и поцеловал меня в губы.

 — Делай всё для меня, все, что я прикажу тебе.

 — Как ты хочешь, как хочешь мой нежный. — простонал я в ответ.

 — Побудь моим псом, — прошептал он мне на ухо, — покажи как ты любишь своего хозяина.

 — Да, да, я буду, буду. Всё что ты хочешь! Всё!

Он спустил меня с кровати на мягкий, ровных цветов ковер. И я сел возле него, обхватив его за ногу,

 — Ты мой хозяин, мой великолепный хозяин. — Шептал я, целуя его бедро, его эрегированный член подрагивал недалеко от моего лица, и мне так хотелось попробывать его на вкус.

 — Ты мой верный Джотто, я буду звать тебя Джотто, — сказал он.

 — Да, да. О мой хозяин.

 — Жди здесь, Джотто. — он вышел из комнаты. Через минуту он вернулся, держа в одной руке черную, многохвостовую плеть, а в другой сжимая длинный кожаный ремень.

Джотто хочет гулять, — сказал он, наклонившись и хлопнув меня по заду. Хозяин погуляет с тобой, покажет тебе свой номер. Встань на четвереньки!

Я встал на колени и оперся руками о ковер. Не так, плохой Джотто, — он хлестнул меня плетью по спине, не очень сильно, но я почувстовал. как кожа на спине вспыхнула от удара. — Встань на ступни и ладони. Ты будешь гулять с хозяином, будешь сопровождать меня.

Я повиновался. Встав так, как он велел, я оглянулся и увидел в большом овальном зеркале в углу отражение своей высоко поднятой попы и свисавшие вниз яички. Он наклонился еще раз и застегнул вокруг моей шеи ошейник. Он был достаточно широк, но мягок.

Гулять, Джотто, гулять, — приказал он, дернув за поводок. И я пошел за ним, важно, как мне казалось покачивая попой. Он шел впереди, ведя меня на поводке и я вновь поразился красоте его тела, в особенности белых, упругих ягодиц. Тебе нравится, Джотто, покажи, как тебе нравится, полай для своего хозяина. — Он вновь дернул за поводок.

 — Гав, гав, — залился и громким лаем, — гав, гав, гав. Да мой хозяин и господин. Гав, гав, гав.

 — Какой хороший Джотто, как он любит своего господина. — он вновь легонько хлестнул меня плетью. Теперь погуляй перед хозяином, покажи, как красиво ты вихляешь своей попкой. Пройдись важно, словно ты на выставке дорогих псов. — Он отстегнул поводок и сел на диван, широко раздвинув ноги, а руки положив на спинку дивана.

Я словно важный дог гулял по комнате кругами, перебирая всеми своими четырьмя лапами, руками-ногами. Яички, провисавшие между ног, покачивались при каждом моем шаге. Это возбуждало нас обоих. Позволив мне нагуляться вдоволь, он вдруг подозвал меня к себе.

 — Иди сюда, Джотто, хозяин сделает тебя еще более красивым. — Он подозвал меня к себе, а когда я подошел, велел повернуться к нему задом. Я выполнил приказ моего прекрасного господина. Он сказал, чтобы я положил руки локтями на пол. Моя попа теперь смотрела своим единственным глазом прямо но него. Я замер в ожидании его действий. Он раздвинул мои ягодицы пальцами левой руки и плюнул на колечко моего ануса, затем еще. Я почувствовал как его слюна стекает по моей ляжке.

У Джотто нет хвоста, сейчас хозяин сделает Джотто роскошный хвост и Джотто будет гулять и соблазнать своей попкой всех местных кобельков.

 — Он стал массировать пальцем мой анус. Вдруг я почувстововал, что он засовывает мне в прямую кишку что-то твердое и холодное.

Предмет двигался во мне, раздвигая стенки моего заднепроходного отверстия. Я оглянулся и увидел, что он засовывает в меня рукоять своей плети, которая уже больше чем наполовину вошла в меня. Теперь она сидела глубоко в моем анусе и наружняя часть её, словно распушенный хвост торчала прямо из моей попы. Теперь ты совершенно красавец, Джотто, — сказал он, — пройдись еще раз для своего хозяина и виляй попкой так, словно ты хочешь чтобы тебя отымели все местные кобели. — он хлопнул меня по ягодице. — Гулять, Джотто, гулять.

 — Гав, гав, — я в сладкой истоме посмотрел на моего молодого красавца-хозяина и вновь забегал кругами на своих лапах. Мои яички и пенис заколыхались в такт моим шагам, но теперь к ним добавилось равномерное покачивание плети в моём заднем проходе. Она приятно щекотала там, внутри прямой кишки, доставляя мне неимоверное блаженство. Внешняя часть плети развивалась словно павлиный хвост. ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх