Попутчица

Страница: 2 из 7

представить я себя на месте своей партнерши, — Вот крепкое тело мужчины склонилось надо мной, но насилия нет, есть только нежность в сильных руках, ласкающих мне грудь. Каждое его прикосновение вызывает во мне сладострастную волну, я осторожно прикасаюсь к его мошонке и чувствую под кожей два яичка, перекатывающихся в моих пальцах. Потом я трогаю его член. Какое это удивительное создание природы — только что он был маленьким и безвольным, но, стоит его потрогать, он, вдруг вырастает, и на его конце образуется расширение, которое стремится выйти из облегающей головку кожи. Мне хочется бесстыдно развести ноги и открыть то, что так тщательно скрываю в своей обычной жизни. Мне стыдно и сейчас, и этот стыд заливает меня краской, от него перехватывает дух, но преодоление стыда так сладко, так томительно приятно, что я привлекаю мужчину к себе, разводя ноги все шире, и чувствую, как член входит в меня, раздвигая плоть и вызывая сладостную дрожь... «.

 — Можешь кончить в меня, — прошептала Женя, прижавшись ко мне всем телом.

Я судорожно схватил руками ее широкие округлые ягодицы и ощутил бедра, охватывающие меня с боков. «Можно кончить в это тело?» Такая мысль возбудит любого мужчину. Мы слились одно целое и стали страстно вжиматься друг в руга. Я вытягивался струной, наподобие лыжника при прыжке с трамплина, и мой член, твердо стоящий, как те лыжи, рассекал пространство, глубоко уходя в промежность, которая, в свою очередь, стремилась навстречу, как земля лыжнику. «Сколько же силы вкладывается в такое небольшое место, — подумал я, — Неужели ей не больно?»

 — Тебе не больно? — спросил я.

 — Нет, — выдохнула Женя. Ее глаза были закрыты, лицо было повернуто вверх и немного вбок, губы приоткрыты.

Вид наслаждающейся сексом женщины возбуждает. Я почувствовал неимоверную симпатию к этой женщине, еще сегодня утром бывшей мне совершенно незнакомой. Проникая членом в ее лоно, я чувствовал, как она двигает бедрами навстречу, стараясь угадать направление толчков и открыться навстречу им с наибольшей полнотой. От сознания того, что женщине это нравится, я переполнялся восторгом, а мой член распух до предела и стал необычайно твердым. Я чувствовал, как при каждом толчке головка члена раздвигает стенки влагалища где-то глубоко внутри Евгении Павловны, и мне хотелось страстно прошептать ей «люблю», пусть мы и были знакомы всего лишь несколько часов.

 — Я тебя люблю, — вырвалось у меня.

 — Тебе нравится меня сношать? — она опять употребила простонародное название процесса.

 — Очень! А тебе нравится, как я тебя сношаю? — спросил я в тон ей.

 — Да, да, бери меня, милый!

Я продолжал дальше, меняя темп — то ускоряя его, то замедляя. Мы оба были в поту, но силы не желали покидать нас, лишь легкая истома наполняла наши тела. Еще немножко, и я бы кончил. Пришлось прервать сношение. Мы легли рядом.

 — Ты давно замужем?

 — Семь лет.

 — А сколько лет детям?

 — Старшему пять, а младшей три.

 — А как твой муж? — собственно, к этому вопросу я и подбирался.

 — Пьет.

Можно было ни о чем не спрашивать. Работа, магазин, кухня, дети, посуда и муж, пришедший в полночь пьяным. Вот и вся личная жизнь. А годы проходят, и можно так и не узнать, какая она, запретная любовь, о которой слагают песни, пишут романы и ставят фильмы. Меня переполнила нежность к лежащей рядом со мной женщине, так страстно желающей простого женского счастья.

Я осторожно и нежно погладил рукой ее волосы, затем поцеловал в лоб, в нос, в губы, в шею и, наконец, начал ласкать ее груди, то посасывая каждый из сосков, как ребенок, то покусывая, то осыпая поцелуями пространство вокруг.

«Она, должно быть, очень хочет продолжить», — подумал я и осторожно запустил руку на лобок и немножко ниже. Промежность была влажной, половые губы набухли и превратились в два пухлых скользких валика, сомкнувшихся вместе.

 — Хочешь еще? — спросил я, на всякий случай, избегая простонародного термина.

 — Хочу! — с радостью ответила Женя, и я увидел, как заблестели ее глаза.

Я встал над ней на вытянутых руках, Женя развела свои бедра, приглашая меня продолжить, и я расположился так, чтобы не придавить ее весом своего тела. Так я мог видеть ее лицо, грудь, живот, волосы на лобке и представлять себе, как она видит меня, мой живот, лобок и отвердевший член, направленный прямо на нее.

 — Я хочу сношаться с тобой, — решился я выговорить срамное слово.

 — Иди ко мне, милый, — прошептала Женя.

Оставаясь в той же позе и почти не дотрагиваясь до партнерши, я медленно приблизил свой член к ее промежности и осторожно вошел во влагалище.

 — Я тебя сношаю, милая. Скажи мне, что-нибудь.

 — Бери меня, бери всю.

Некоторое время мы наслаждались такой позой, дававшей нам возможность сосредоточиться на соединении члена и влагалища, затем Женя, все больше и больше возбуждаясь, привлекла меня к себе и положила мою руку себе на грудь. «Возможно, она близка к оргазму», — решил я.

Уже не заботясь об утонченных ощущениях, я лег на Евгению Павловну и стал массировать ей грудь, не перерывая ритмичных движений пениса. При этом я следил за дыханием партнерши, чтобы не пропустить малейшие изменения состояния сношающейся со мной женщины.

Женя лежала, немного откинувшись назад, закрыв глаза и разбросав волосы по подушке. На лице блуждала блаженная улыбка, а из полуоткрытого рта вырывалось легкие звуки придыханий. Мало-помалу они стали учащаться, и я начал подстраивать ласки рукой и движения членом под их ритм.

Вдруг Женю как подменили: она с пылкостью обняла меня и бросилась целовать. При этом она стала делать резкие толчки бедрами мне навстречу, как если бы она была мужчиной и обладала бы мной.

Я немедленно сменил темп и силу толчков, подстраиваясь к женщине, рвущейся к оргазму. Мы ритмично конвульсировали, заводя друг друга, нас начинал охватывать дрожь, и я старался держаться, чтобы не кончить раньше партнерши и тем самым не испортить гармонию нашей близости.

 — А-а-а! — застонала Женя, — Еще, еще! Я старался изо всех сил.

 — А-а-э, — захрипела моя партнерша и мелко задрожала всем телом, впиваясь ногтями мне в спину.

Теперь она была моя.

 — Я хочу в тебя кончить, радость моя.

 — Кончи в меня, я хочу этого.

Что может быть приятнее вида женщины, отдающейся вам до конца? Евгения Павловна расслабилась, раскинув руки в сторону и безвольно опустив ноги. Весь ее вид говорил мне: «Возьми это тело, делай с ним, что хочешь». Я обнял Женю и посмотрел ей в глаза. Она улыбнулась, закрыла глаза и прижалась ко мне, слегка разведя ноги. Я переместил обе руки на ее бедра и опустился всем телом на мягкую податливую женщину. «Сейчас я в нее кончу». От этой мысли мне стало тепло и уютно, я ритмично двигал своим членом во влагалище Жени, ожидая момента, когда моя сперма вольется в нее. «Может, она родит от меня?» — поплыло в моей голове, — Сейчас она может стать беременной». Сознание того, что эта женщина может стать матерью моего ребенка, приятно щекотало нервы, не оставляя места для обдумывания социальных последствий этого поступка.

«М-м!» — вымолвил я глухой звук, как только волна оргазма накрыла меня. Я выгнулся, как требовала того матушка-природа, стараясь проникнуть членом как можно глубже в тело женщины, и стал спускать свою сперму порциями прямо в глубину влагалища. «Сейчас сперма проникнет в матку — и я стану отцом», — заключил я, когда возбуждение от оргазма начало помалу спадать.

 — Тебе хорошо? — услышал я голос Жени.

 — Да,...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)
наверх