Попутчица

Страница: 3 из 7

— выдохнул я, собрался силами, приподнялся и поцеловал ее в губы, — Я тебя люблю.

Некоторое время мы отдыхали.

 — У нас может быть ребенок. Ты этого хочешь? — я испытующе посмотрел на женщину, только что бывшую в моих объятиях.

 — Пусть будет так, как получится, — ответила она, сдерживая улыбку смущения, и отведя взгляд, в котором угадывались игривые искорки.

Я, кажется, начал догадываться, откуда у нее дети при муже-алкоголике.

 — Ты в ванную пойдешь?

 — Нет, — отказалась Таня.

 — Я сейчас

В ванной я посмотрел на свой член. Он был красный и переполнился так, что казалось вот-вот лопнет. «Ну, что, дружок, а на жену так слабо торчать?» — мысленно укорял я его. «Дружок» молчал и только мелко подергивался с каждым ударом сердца. «Сначала она выяснила, женат ли я, потом расспросила, есть ли у меня дети. Похоже, нас выбрали в производители. Поздравляю, дружок!» Я тщательно вымыл свое сокровище и вернулся в комнату.

Женя уже спала. Осторожно, чтобы не разбудить подругу, я залез под простыню и предался сладостному разбору событий этой ночи. «На моем месте мог оказаться кто угодно, — рассуждал я, — мне просто повезло, да и только. Но, с другой стороны, она, ведь выбрала меня. Значит, хоть и немного, но, все-таки, она меня любит и хочет от меня ребенка. Зачать с первого раза получается отнюдь не всегда, значит, придется встречаться регулярно, может быть, на протяжении нескольких месяцев или, даже, лет». Мысль о том, что у меня теперь есть любовница, приводила меня в восторг. О таком втайне мечтает почти любой женатый мужчина, но далеко не каждому это удается. «У меня есть любовница, у меня есть любовница», — беззвучно повторял я, глупо улыбаясь в темноте.

Проснулся я часа через два. В комнате стало немного светлей. «Любовница» мирно посапывала рядом, повернувшись ко мне спиной и свернувшись «калачиком». Она оставалась обнаженной, как и я, и мне захотелось вновь ощутить приятную полноту и волнующие изгибы ее тела. Я прижался к ней сзади, уткнувшись лицом в приятно пахнувшие волосы и положив руку на ее бедро. Женя лишь слабо шевельнулась и продолжала спать. Пользуясь этим, я прижимался к ней своей грудью, животом, пахом, бедрами и имитировал движения, обычно совершаемые во время сношения.

«Дружок» мало-помалу начинал просыпаться. Пухлое женское тело действовало на него, как дудочка факира на змею — сначала это была мягкая тряпочка, которой я терся о широкий женский зад, потом «тряпочка» стала отвердевать и превратилась в готовый к применению член.

На головке члена образовалась смазка. Поскольку я не мог остановиться, продолжая тереться о соблазнительный зад Евгении Павловны, член стал попадать между двух половинок, оставляя там смазку, пока не оказался на валиках половых губ, которые при таком положении женщины, «калачиком», оказываются сзади.

«Входить?» — заколебался я. Моя нерешительность оказалась совершенно неуместной: я продолжал движения бедрами, и головка члена плавно скользила по половым губам, с каждым разом углубляясь в них все больше. Наконец он проскользнул во влагалище, я, решив, что, раз уж так получилось, начал сношение в классической позе «на боку сзади».

Когда Евгения Павловна проснулась, я не заметил, но она, похоже, была не против. Наоборот, она выгнулась телом и поджала к животу ноги, с тем чтобы мне удобнее было входить в нее. Я продолжал ритмично работать пенисом.

 — Хочешь, я встану? — предложила Женя, — А ты будешь сзади.

 — Да, — сказал я, согласный теперь на любую позу из «Камасутры».

Она встала на колени и нагнулась вперед, положив руки на подушку.

Передо мной предстали округлые ягодицы Евгении Павловны, между которых были зажаты два валика ее половых губ, плотно сомкнутых вместе. Ноги были сведены, и лобок с волосами не был виден. Женский половой орган, таким образом, был представлен в его классически чистом виде, как его обычно изображают на рисунках в учебниках по медицине.

 — Ну, как? — спросила Женя, обернувшись ко мне. Я видел ее торжествующее лицо как бы выглядывающим из-за широкой мягкой попки.

 — Бесподобно, — заметил я, пристраиваясь к ее широкому заду.

Я переступил через ее согнутые в коленях ноги, дабы оставить их сведенными, и замер, стоя на коленях перед женщиной, готовой к совокуплению. Мои ноги были широко расставлены, и все мои достоинства гордо выпирали вперед.

 — Тебе удобно? — послышался голос партнерши из-за попки.

 — Удобно, — подтвердил я, поглаживая ее спину и зад, чтобы немного возбудить женщину.

Потом я взял в руку свой член и провел им снизу вверх между валиков. Женя чуть выгнулась ко мне задом, давая понять, как ей это приятно. «Скорее всего, — подумал я, — влагалище сжато с боков и покажется меньше, чем оно есть на самом деле». Я отпустил своего дружка, оставив его на валиках, взялся обеими руками за женину попку и осторожно попробовал насадить ее на член. Головка вошла с некоторой натугой. «Как хорошо, — решил я, — Не будем торопиться, представим, что ей шестнадцать лет, и она еще не рожала». С этим я начал делать медленные поступательно-возвратные движения членом, увлажняя влагалище своей смазкой и проникая все глубже. Женская плоть туго обхватывала моего дружка, и при каждом движении вперед, я чувствовал ее приятное сопротивление. Наконец мой пенис зашел в Евгению Павловну целиком.

Мы стали сношаться в таком положении. Теперь я смог нагнуться вперед, переместить свои руки на живот партнерши и, как бы поддерживая его снизу, поглаживать от лобка к пупку и дальше, пока я не дотянулся до грудей, свисавших книзу и от этого казавшихся совершенно необъятными.

 — Еще, еще! — томно просила подруга.

Я стоял над Евгенией Павловной, глубоко согнувшись, упёршись одной рукой в кровать, а второй лаская ее грудь. Мой член, проникший в женщину сзади, как это делают большинство животных, работал без перерыва.

 — Хочешь, теперь ты будешь сверху? — спросил я подругу, немного устав быть кроликом.

Какая женщина не согласится «быть сверху»? Теперь я лежал на спине, раскинув руки и расслабившись, а Женя прыгала на мне, закрыв глаза, ее руки блуждали по мне, пытаясь найти опору. «Сейчас, — решил я, — Тебе станет совсем хорошо».

Я немного согнул свои ноги в коленях и развел их, образовывая для своей «наездницы» некое подобие седла, затем крепко взял партнершу за бедра. В этом положении клитор женщины оказывается прижатым к стволу члена.

 — Ой! — томно воскликнула Евгения Павловна.

Я начал делать мелкие, но резкие толчки.

 — Ах-ах-ах-ах, — вторила подруга моим толчкам.

Сцепившись мертвой хваткой, мы отчаянно «сношались». В простонародном смысле этого слова.

 — Ой, я больше не могу! — воскликнула Евгения Павловна и, подавшись вперед, легла на меня грудью, оставшись нижней частью в положении «сидя в седле».

До оргазма оставалось совсем немного. Я сменил мелкие частые толчки на широкие плавные движения — разумеется, насколько это позволяло женское тело, лежащее на мне. Приходилось до предела напрягать мышцы пресса, чтобы движением нижней части своего теле немного подбрасывать женщину вверх. А чтобы она не слетела с моего пениса, приходилось крепко держать ее за бедра.

 — А-а! — Женя напряглась и стала втягивать воздух сквозь плотно сомкнутые зубы.

Сжав меня с большой силой несколько раз, Женя, вдруг, безвольно обмякла на мне. «Приехали», — констатировал я. Некоторое время мы так и лежали: я внизу, она на мне, а мой дружок в ней. Наконец мне удалось высвободиться от безвольного женского тела и положить его рядом с собой лицом вниз. Все мои попытки ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)
наверх