Попутчица

Страница: 4 из 7

его перевернуть закончились неудачей.

 — Возьми меня сзади, — пробормотала моя подруга, видимо до сих пор летающая в облаках.

Совет пришелся очень кстати. А, поскольку я уже сегодня в Евгению Павловну кончал один раз, почему бы не кончить туда еще раз? Я стал устраиваться на женщине, лежащей попкой вверх. Чтобы как-то добраться до цели, я немного развел ей ноги, лег на нее и стал осторожно тыкать членом в то место, где предположительно находился вход во влагалище. Дело оказалось не совсем простым. Не знаю, где бы я оказался, если бы Женя не направила мой член рукой в нужное место.

Я опять оказался там, где был сегодня уже не раз. «Сейчас кончу — и спать!» Хорошо, что Евгения Павловна не читала моих мыслей.

 — Так хорошо? — спросил я ее, вводя член насколько можно глубже.

 — Да, — вымолвила она сонным голосом.

Сношать сонную женщину тоже можно. Нет необходимости ждать ее оргазма, и можно полностью сосредоточиться на собственных ощущениях. В голове крутится сладостная мысль: «Сейчас я в нее кончу, и она забеременеет!» Почему-то мужчине во время секса всегда хочется, чтобы женщина непременно забеременела. Ни до, ни после сношения такая идея восторга не вызывает.

Я глубоко проникал пенисом в тело спящей женщины, стараясь не упустить ощущения раздвигающихся стенок ее влагалища, чтобы создать у себя необходимое для оргазма возбуждение. Одновременно я касался животом ее пышного, раздавшегося под моим весом, мягкого зада, ласкал руками ее широкие бедра. Наконец, меня охватил давно ожидаемый восторг. Не владея собой, я начал совершать резкие удары членом, упиваясь каждым движением мышц, и испуская сперму при каждом толчке.

Я уже спустил, а движения все продолжались и продолжались, понемногу затухая вместе с уходящим от меня сознанием. Наконец, я остановился, откинулся на спину и тут же заснул рядом с женщиной, которую я только что с таким вкусом поимел.

Когда я проснулся, в комнате ничто не напоминало о наших ночных утехах: все вещи были аккуратно разложены и развешаны по стульям, сумки стояли у стены, а Евгении Павловны рядом не было. «Моется», — догадался я. Прошедшая ночь казалось делом далеким, а наши эротические фантазии — приятным сном.

 — Доброе утро, — Женя вошла в комнату одетая в домашний халат и с туалетными принадлежностями в руках. Глядя на нее, казалось, мы просто попутчики, волею судьбы оказавшиеся в одном купе, — Как спалось?

 — Хорошо, — ответил я, не зная, как теперь обращаться к Евгении Павловне, на «вы» или на «ты».

 — Вы можете еще поспать, — разрешила мои сомнения женщина, отдавшаяся мне за ночь дважды, — Хозяйка сказала, что нам спешить не обязательно. Следующих постояльцев она только к вечеру приведет. Мы можем быть здесь до обеда.

«Вы», — подумал я печально. Где-то в глубине души еще теплилась надежда на продолжение безумств.

 — Вы еще не уезжаете? — спросил я, еще не веря, что настал час переходить на «вы».

 — Мне хозяйка сейчас сказала, что в полдень будет прямой автобус до пансионата. Вы могли бы доехать до Симеиза на нем.

 — А который сейчас час?

 — Девять.

«Девять!» Я уныло поплелся в ванную, понимая, что сказка кончилась. Сейчас — дежурное «здрасте» хозяйке, чай с печеньем — и в путь.

 — Здрас-сте! — произнес я, заметив хозяйку, выглядывающую с кухни.

 — Доброе утро, как спалось?

 — Спасибо, хорошо.

 — Ваша жена сказала, что ваш автобус через три часа. Можете не торопиться, отдохните еще.

«Жена? — мысленно удивился я, — Ах, да! У меня теперь две жены». Обладателю небольшого гарема надлежало быть в хорошей форме. Я тщательно выбрился и привел себя в порядок.

 — Чайку попьем? — бодро воскликнул я, заходя обратно в комнату.

Евгения Павловна лежала на кровати, закрывшись простыней до подбородка. «Вот это номер!» — только и подумал я.

 — Мы можем еще немного отдохнуть, — невинно заметила Женя.

Я подошел к ней и медленно стянул покрывало. Как и ожидалось, оно была единственным прикрытием наготы этой женщины, лежащей сейчас на передо мной с раскинутыми по подушке волосами и руками, вытянутыми вдоль тела к сведенным вместе ногам. «У нее серые глаза», — подумал я, снимая с себя все и укладываясь рядом. В этих глазах я прочел плохо скрываемую печаль. Я бесстыдно окинул Евгению Павловну взглядом сверху вниз, ее округлые плечи, груди, выделяющиеся белизной на загорелом теле, и такой же белый треугольник на животе, заканчивающийся внизу подстриженными волосами на лобке, под которым угадывались две складки, уходящие вниз и скрываемые плотно сдвинутыми широкими бедрами.

 — Какая ты красивая! — не выдержал я и стал целовать желавшую меня женщину в губы, в шею и в грудь, одновременно лаская ее рукой внизу живота, теребя волосы на лобке и поглаживая бедра.

Женя не отвечала мне и лишь покорно принимала ласки, отведя глаза. «Смущается», — догадался я. Ночью, когда было темно, можно было представить меня если не Аленом Делоном, то, по крайней мере, мужем. А сейчас, при свете, ей уже никуда не уйти от понимания того, что она вступает в связь с незнакомым мужчиной. «И все-таки она меня хочет!» — эта мысль придала мне уверенности.

 — Закрой глаза, — сказал я. Евгения Павловна послушно выполнила приказание и замерла в ожидании. Я снял с себя все и лег на нее, ощутив под собой тело, остававшееся во все той же позе: руки по швам, ноги вместе.

 — Милая, моя, хорошая, — шептал я, осыпая ее поцелуями и упираясь окрепшим членом в ее сведенные бедра, — Раздвинь ножки, сладкая моя.

Не открывая глаз, Женя начал медленно разводить ноги, и мой член прикоснулся к ее промежности. «Сейчас я снова буду в ней, — промелькнуло в сознании, — Какая она мягкая и покорная!» Я чувствовал, как, обливаясь смазкой, распух мой дружок. «Сейчас, сейчас, — подбадривал его я, — Иди к девочке в гости!» И мой член опять вошел в многострадальное лоно Евгении Павловны.

 — Посмотри на меня, — зашептал я, глядя прямо ей в лицо.

Женя открыла глаза. Печаль и тоска ушли из ее взгляда, а вместо них появилась радость и удовлетворение от созерцания мужчины, чей член в этот момент находился в ней. Я улыбнулся и поцеловал ее в губы. Она ответила на мой поцелуй, потом обняла и прижалась к моему телу, изменив положение ног для удобного сношения — согнув колени и разведя их в стороны. Не давая ей закрыть глаза, я гладил ее по волосам и одновременно пытался уловить ощущения члена, проникающего в послушное тело этой женщины, чьи серые глаза смотрели сейчас прямо мне в душу. Мое сознание от этого раздваивалось и сливалось с таким же раздвоенным сознанием женщины, с которой я сношался, может быть, в последний раз в моей жизни.

 — Ты меня не забудешь? — тихо прошептала она.

 — Нет, что ты! — зашептал я в ответ, — Я обязательно найду тебя в Киеве.

 — Хорошо, — выдохнула Женя и прижалась ко мне еще сильнее, — Кончим вместе?

Мой дружок ошалел от счастья и стал расти еще и еще, увеличиваясь в размерах до немыслимых пределов. Женя развела согнутые в коленях ноги так, что они образовали своеобразный «шпагат», полностью открывая этим промежность, куда мой член стал влетать и вылетать свободно, как птица. Не прекращая процесса, я, время от времени, чуть приподнимался, старался взглянуть на это захватывающее зрелище. Наконец я почувствовал, как раскрытые навстречу мне бедра и промежность начинают мелко дрожать, и в моей голове промелькнуло: «Кончает!» Я стал резко всаживать свой член в лоно ловящей наслаждение женщины, по моему телу пошла ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)
наверх