Журавль в небе

Страница: 3 из 3

переночевать, прямо сейчас, — улыбнулся я.

 — Прямо сейчас я очень есть хочу, — возразила Татка.

Она достала из шкафа халатики, один оказался в точности на угловатую длинную фигурку. Кухня была в углу комнаты. Татка достала тарелку с пирожками и бутербродами, налила нам кофе из термоса и накинулась на еду.

 — Вы одними бутербродами питаетесь? — ужаснулся я.

 — В поселке ресторанчик есть, по телефону можно заказать все что угодно. Только меня сейчас Петрович наверняка вызовет, зачем добру пропадать. К нам и горничные приходят, пылесосят и белье меняют.

На самом деле зазвонил телефон. Татка послушала, печально меня поцеловала, подобрала с пола трусики и побрела вниз. Первый раз за этот сумасшедший день я остался один, но только на пять минут. Телефон зазвонил снова и женский голос сказал:

 — Ватсон, немедленно спустись в Анютину комнату.

Там меня ожидали голенькая Анюта.

 — Возбудил нас, теперь расплачивайся. Сорвал работу! Одиннадцать минут Татка орала на весь дом. Двери надо закрывать, когда в постель идете!

Она быстро опустилась на ковер и выпятила маленькую попку. Я был уже почти бесстрастен, медленно вдавился в тугое влажное влагалище и начал ритмически двигаться. Огромные Анютины груди сильно раскачивались и соски терлись о ковер. Я выдержал первый оргазм и второй. Анюта кричала тише, чем Татка, но громко. Мне уже было больно от женских влагалищ. Третьего оргазма я не выдержал и кончил в содрогающуюся Анюту.

 — Если тебя менять, то на очень свежие плюшки, — ласково улыбнулась она, когда отдышалась.

Я к ней прижался и задремал. Анюта меня пробудила.

 — Укатали Сивку крутые девки, — она тихо засмеялась и добавила, — я забыла отключить громкую связь в своей комнате, Петрович услышал наши вопли и уединился с Ритулей в своей спальне. На сегодня объявлен выходной и банкет в честь твоего увольнения. Сухой закон на один вечер отменяется. Все, что требуется, я уже заказала, относи ящики от ворот в большую беседку и начинай шашлычки готовить, раза в три больше чем утром. Я буду на стол накрывать. Татка сеансы связи закроет и тоже придет. Не волнуйся, я не соглашусь с твоим увольнением и объявлю забастовку.

Татка вскоре пришла и стала хлопотать вокруг стола. Умиротворенный Петрович с довольной Ритулей появились, когда с первыми полусырыми шампурами и бутылочкой красного вина мы уже покончили.

 — Отметим увольнение доктора Ватсона? — предложил Петрович, — идеальный человек для дезорганизации работы.

Анюта поднялась и что-то передала Петровичу.

 — Черная метка? — засмеялся он.

 — Довольно болтать, Павел Петрович, — сказала Анюта, — команда, собравшись на сходку, как велит обычай джентльменов удачи, вынесла решение послать тебе черную метку. Переверни ее и прочти, что на ней написано. Тогда ты заговоришь по-иному.

 — Низложен? И кто будет нашим капитаном? — подыграл Петрович, — я за доктора Ватсона!

 — Мы тоже за доктора Ватсона! — торжественно провозгласили девушки.

 — Приказ номер один: Петрович назначается первым помощником капитана. Если кто-то не исполнит его распоряжения, она будет брошена в пруд с лягушками, — объявил я, и началось веселье.

Мы вспоминали подробности минувшего дня, иногда танцевали и все время смеялись. Петрович сообщил, что талант массовика-затейника у меня даром пропадает и что мое увольнение откладывается. Поздним вечером он опомнился и приказал пьяненьким девушкам уложиться в постельки.

 — Мы ляжем в постельку Ватсона, — сообщили Татка и Анюта.

 — А мне останется твоя кроватка, — обрадовалась Ритуля, — мы не настолько развращенные, чтобы вчетвером спать!

Моя постель была такая огромная, что еще человека три поместилось бы. Голенькие девушки похихикали, немножко меня пощекотали и заснули.

 — Я у тебя жить не останусь, — сообщила утром Анюта, — ты к Татке во сне сильнее прижимался и прохладно у тебя.

 — А я бы пожила, — засмеялась Татка, — если ты меня согревать согласишься.

 — Соглашусь, и с удовольствием, — я любовался голенькой нескладной Таткой.

Кожа у нее покрылась пупырышками, было холодно. Татка накинула халатик и отправилась переселяться. Снизу она принесла охапку трусиков, другого женского белья и закинула в один из пустых шкафов. На этом переселение закончилось.

 — Как тебя зовут полным именем? — нежно обнял я Татку.

 — Пригласишь в ЗАГС, тогда и узнаешь! — засмеялась она и прижалась, — а не пригласишь, так и останусь Таткой. Женщина должна быть загадочной!

На этом всякий разврат в нашей команде почти закончился. Татка была только со мной, Ритуля только с Петровичем, Анюта сказала, что темперамент у нее не настолько сильный, чтобы у подружек мужиков отнимать. Два месяца потерпеть она сможет! Праздников у нас долго не было. Были трудовые будни, и первый месяц стал очень неудачным. Все работали с неимоверной интенсивностью, но проект не давал результатов. Особенно тяжело приходилось Татке. Программа получилась плохой, Петрович ошибся с техническим заданием, все приходилось переделывать. Загадочные сеансы связи, с которыми она и Анюта возились, тоже были неудачными.

Я исполнял обязанности врача и заставлял девушек свободное время проводить на воздухе. Спортивные игры Петрович запретил из-за опасности травм, мы просто бегали по саду, Ритуля с огромной попой, Анюта с огромными грудями, Татка с длиннющими ногами. Ритм работы у них совсем не совпадал, поэтому с каждой девушкой я бегал отдельно. С Таткой мы потом целовались в беседке. С Анютой мы почти не целовались, ей требовалось ласкать груди. С Ритулей мы совсем не ласкались, она приглядывала за Петровичем. Они работали больше всех. Однажды Петрович почти неделю не выходил из компьютерного зала, он положил в углу надувной матрасик и спал одетый. Бриться он перестал почти сразу после начала проекта. О своем здоровье он запретил мне заботиться, но я заставлял Ритулю хоть изредка выводить его в сад. Петровича я стал очень уважать. Команду для проекта он собрал отличную, в самые тяжелые времена никто ни с кем не поссорился, и даже не повысил голос друг на друга.

Я ни на минуту не оставлял Татку одну, когда она не работала. Про секс она почти забыла, хотя спать мы всегда укладывались вместе и голенькими. Я просто девушку баюкал, гладил по разным местам, шептал всякие глупости.

 — Все ты врешь, — обычно говорила она довольным голосом.

С Ритулей отношения были почти платоническими. Я только гладил попку при встречах.

 — Что вы себе позволяете, сударь? — она слегка терлась попкой о мою руку.

 — Мы же с вами ночь провели! — всегда возмущался я.

 — Разве это повод для знакомства? — смеялась Ритуля.

Фигурка у нее была очень нестандартная, эталонам красоты соответствовала частично. Ее параметры примерно описывались формулой 65*60*90. Очень узкие плечи и маленькие груди создавали впечатление, что попа у нее огромная. Головка тоже была маленькая, но Петрович как-то признался, что умнее женщин он не встречал.

В начале второго месяца все стало еще хуже. Татка оказалась слабым звеном и пребывала на грани нервного срыва. Ничего не получалось, она часто плакала. Я перестал от девушки отходить, даже работать мы стали вместе с ноутбуками в беседке. Месяц май оказался теплым, я заставил Петровича перенести терминалы на веранду и разрешить Татке выходить за пределы участка. За месяц она похудела на шесть килограммов. Мы стали ходить в поселковый ресторанчик. Там стояли два столика, тихая танцевальная музыка всегда играла. Разницу в росте мы давно перестали замечать и танцевали обнявшись. Хозяйка обожала Татку и усердно откармливала необыкновенно вкусной едой. В результате я потолстел на пять килограммов.

Проект завершился полным успехом. Татка однажды завизжала, уронила ноутбук на пол беседки и кинулась целоваться. Радостные вопли с веранды послышались. Петрович заработал хорошие деньги и щедро со всеми расплатился. Кому и сколько он заплатил, осталось коммерческой тайной. Его успехи не остались незамеченными в мировом сообществе. Специально для него создали отдел в крупной международной корпорации, на высокооплачиваемую должность своего помощника он взял Ритулю. Сейчас они живут в Канаде.

Анюта на полученную зарплату купила скромный домик на Черноморском побережье и решила два года пожить в свое удовольствие.

 — Если сильно экономить, то и на три года беззаботной жизни мне хватит. Когда не хватит, возьмешь меня на работу?

 — Возьму, — всегда соглашается Татка, они с Анютой каждый вечер болтают по Интернету.

 — В средствах я сильно ограничена, — пожаловалась Анюта, — поэтому дворецкому приходится быть садовником, шофером, капитаном и даже исполнять обязанности мужа.

Однажды она его показала. Симпатичный парнишка явно кавказской национальности смотрел на женщину с обожанием и выглядел лет на пять моложе.

Татка теперь хозяйка бывшей фирмы Петровича, все оборудование на первом этаже Петрович тоже оставил ей. Коттедж он подарил мне.

Татка попросилась пожить у меня, причиненные неудобства она обещала компенсировать постельными утехами. Своей квартиранткой я очень доволен и регулярно предлагаю пожениться. Она регулярно отвергает мои предложения:

 — Во-первых, ты аморальный тип, жил с тремя женщинами сразу прямо на моих глазах. Во-вторых, я хозяйка преуспевающей фирмы, а ты нищий доктор мало кому известных наук. В-третьих, я на пятнадцать сантиметров выше тебя. И, в-четвертых, как я такими крохотными грудями буду наших детей выкармливать? И самое главное, чем я отличаюсь от законной жены? Только тем, что не ворчу!

Последний аргумент оказывается решающим. Обычно после этого я только проверяю, не подросли ли у Татки сисечки и все остальное. Она довольно визжит и сверкает чудесными глазищами.

E-mail автора: kurtasov@mtu-net.ru

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх