Моя маленькая Вера

Страница: 3 из 3

в ушах свист, громкий свист. Я не слышу звуков окружающего мира. «Где мир?» Вера стоит на коленях сильно раздвинув ноги и невероятно выгнув спину, ее голова и руки лежат на спинке дивана. Вартан держит ее за бедра и медленно, очень медленно притягивает ее к себе, она продолжает вращать попой. Медленно он надевает ее до упора и останавливается. Вера несколько раз шумно вдыхает и вздрагивает. Он начинает отодвигать свой зад. Видно как она вся подается за ним, ее губы выворачиваются и ползут по нему, как резиновые... «Боже, он очень толстый! Как он мог войти? Как это возможно? Она не предназначена для такого! Он слишком велик! Она слишком мала!»

Медленно его движения начинают ускоряться. Это едва заметно. Каждый вход чуть, на малую долю быстрее, чем предыдущий. Его член весь блестит темным влажным блеском. Его тело, как скала. Она, как ребенок. Они несовместимы, они слишком разные. Он неумолимо ускоряется..

«Вера! Услышь меня Вера! Ты ли это!? Что тобою движет? За что это мне». Дрожь охватывает мое тело, тошнота и так не выносимая еще более усиливается. Жар прожигает меня изнутри. Я сглатываю слюну...

«Почему, Вера? Почему это происходит? Что я не дал тебе? Почему никогда ты не была такой со мной? Ведь я готов был дать тебе все! Целый мир, и всего себя без остатка?». Могу шевелиться. Мое тело слабо. Очень слабо. Я готов вырвать, но могу шевелиться. У меня горячка. Страшная, неуправляемая. И боль, она разрывает всю мою сущность. Медленно приходит осознанность. Я возвращаюсь в тело.

Вера начинает стонать. Сильно, громко, не тем голосом, которым она общается с миром, это другой, глубокий и грубый голос. Я не слышал его никогда. «Это не она! Это не может быть она!» Но это она, и ее стон разрывает меня изнутри. Я не вынесу этого.

Я выпадаю из действительности.

Что это? Веры нет: Вартан. Он лежит на диване спиной ко мне. Нога! Верына нога свисает с дивана. Он снова медленно движется. Я не вижу ее под ним. Он огромен. Ее вторая нога! Она на закинута на спинку! Как она поместилась под ним? Какой гибкостью должно обладать ее тело? Видно как подается диван под их весом. Он ускоряется. Опять ее стон! Он еще более груб и громок. Он уже движется в «нормальном» темпе. Раз в 2 секунды слышно режущее душу: «У-у-у-ммм, с-с-с!», «У-у-у-ммм, с-с-с!», «У-у-у-ммм, с-с-с!».

«Я должен, я могу все прекратить! Прорезает мой разум. Я резко поднимаю голову, она так тяжела! Тошнота охватывает мое тело. Мутнеет в глазах:» «У-у-м-м-а», «У-у-м-м-а», «У-у-м-м-а», — Вера начинает вскрикивать на выдохе. Я не вижу ее, где моя Вера? Она обнимает его ногами за талию. Как ей удается это? Его талия шириной с угол дивана!"Да!» — выкрикивает она.

«Все, я имею силы и волю все прекратить! Я встану. Сейчас я встану. И что... ?» Странное чувство начинает обволакивать меня. Оно резкое и сильное. Оно: это СТРАХ!!"Боже, я боюсь встать. Я встану, и что я скажу? Что вообще можно сказать? Или сделать? Чего я боюсь? Вартана? Да, я боюсь его, боюсь животным лишающим сил страхом. Что я могу сказать ему? Убью! Я убью его! Убью? Как это? Всатну, пройду мимо них на кухню за ножом, вернусь и убью? Я могу это сделать? Нет, нет, нет я не могу это сделать. И не Вартана я боюсь. Что он может сделать еще? Как он причинит мне большую боль, чем я уже имею? Это невозможно! Чего же я боюсь?»

Вартан встает. Обвив его ногами и руками на его члене «висит» Вера. Ее лицо лишено всяческой человечности, оно животно! Он крепко сжимает ее ягодицы своими огромными ладонями. Он мнет их. Сильными движениями он «надевает» ее на себя. Она громко, слишком громко вскрикивает при каждом толчке. Она вся красная и влажная от пота, на спине белыми полосками отпечатались складки дивана. Вартан начинает медленно ходить по комнате, поворачиваясь то лицом и ее попой ко мне, то своей волосатой и смуглой спиной.

«Чего же я боюсь? Я должен признаться, чего боюсь. Боюсь... презрения. Именно презрения. Но не призирают ли они уже меня, делая это? Я не смогу посмотреть ей в глаза! Я не смогу сказать ей что-то, я просто окаменею от страха. Я уже окаменел, я не могу шевельнуться, но уже потому, что боюсь!»

Он остановился возле спинки противоположного угла дивана и замер. «Вера! Ах, Вера! В тебе нет ничего человеческого. На кого ты похожа? Что ты из себя сейчас представляешь? Что ты думаешь и чувствуешь?» Медленно он «снял» ее с члена и переворачивая в воздухе как игрушку, положил животом на быльце дивана. Головка его члена опухла и стала огромной, он весь пульсировал и содрогался. Верыны ноги и попа были полностью мокрыми. Она была, как кукла обессилена и податлива. Как только он придвинулся к ней, она послушно прогнула талию, выпятила попу и подняв правую ногу, положила ее на быльце.

Я не чувствовал ничего, я был полностью уничтожен и разбит. Я был умерщвлен собственным страхом и болью.

Вартан, стоя на коленях сзади быстро и сильно вставил ей. Она напряглась, но тут же обмякла. Он взялся за быльце обоими руками и начал мерно двигать задом. Послышалось знакомое «У-у-м-м-а», «У-у-м-м-а», «У-у-м-м-а». Вартан увеличивал темп. Он двигался быстро и резко, лишь на долю секунды останавливаясь на пике.

«Ах Вера? Что ты делаешь? Кто ты? Посмотри, ты животное. Ты похотливая скотина. Я ненавижу тебя! Ты не достойна даже презрения. Что ты позволяешь делать с собой? А я? Я то тоже хорош! Лежу и смотрю как мою жену, ту, которую я так люблю, имеет здоровый мужик. И у меня нет воли встать.»

«а-А-а-х-х», «а-А-а-х-х», «а-А-а-х-х», — раздавалось из комнаты. Вартан, как машина, держась за быльце дивана с огромной скоростью вставлял и вынимал из влагалища моей жены свой твердый и толстый член. Он с такой силой входил в нее, что ее ягодицы сжимались под натиском его тела. Диван начал скрипеть. «А-а-а», «А-а-а», «А-а-а», — все громче и короче выкрикивала Вера.

«Боже, ведь это слышат соседи», — мелькнуло в моей пульсирующей голове.

Диван стал стучать о стену и очень громко скрипеть. Вера начала извиваться под ударами Вартана. Ее тело то сжимала судорога, то дергала конвульсия. «Плям, плям, плям», — был слышен страшный звук обмякшего и растянутого влагалища Веры. «А-А», «А-А», «А-А», — резко и громко выкрикивала с животной гримасой моя жена. Она кончала. Кончала бурно и так страстно, как я никогда не видел. Ее били жуткие конвульсии. Лицо было искажено гримасой. А крики слились в единое «А-А-А-А-А». Вартан, до этого не издававший ни звука начал рычать как зверь. Его удары стали реже, но такой силы, что мне становилось страшно.

Все мое тело пульсировало, разум отказывался принимать происходящее, страх не оставил мне надежды выдать себя. Но что это? Я не мог поверить. Это невероятно. Жуткий стыд пронизал мое тело... У меня стоял член. Он не просто стоял, он был так напряжен, что мне показалось, что еще немного и он просто лопнет. Он пульсировал в так ударам сердца, которые проходя через все тело, отзывались в нем предательским возбуждением.

Вартан издал победный рык и упал на пол рядом с обессиленной Верой. Ее конечности иногда подергивались, по ногам струилась влага. Пошли мучительные минуты полной тишины. Вера поднялась первой и пошатываясь подошла к Вартану. Он протянул руку и притянул ее к себе. Долго. Мучительно долго они лежали не двигаясь.

Я отвернулся и на мои глаза наконец навернулись слезы. Я просто лежал, смотрел в никуда, а по моим щекам щедрым потоком лились ручьи моей боли. Стыд не отпускал меня, мой член все еще стоял, и был так возбужден, что я боялся к нему притронуться.

Я не видел как они расстались. Но набрался мужества выйти с балкона только когда услышал стук входной двери и шум воды в душе.

Я вышел, на полу было убрано и ничто, совершенно ничто, кроме резкого запаха секса не могло сказать о том, что здесь произошло. Я простоял несколько минут посреди комнаты и почувствовал, что силы покидают меня, тошнота, мучительно давила на горло. Я подошел к входной двери, и громко хлопнул ею. Шум воды в душе тут же прекратился.

 — Кто там? — услышал я ее веселый голос.

 — Я, — хрипло послышалось из моих невыносимо пульсирующих легких.

 — Ты чего так рано? — встревожено спросила Вера.

 — Света на заводе нет. Нас отпустили.

 — А, — за которым последовала гнетущая тишина.

 — Я отравился, лягу спать, мне очень плохо.

 — Очень плохо? — сочувственным тоном произнесла Вера, — Ну ложись.

Я постелил постель и обессиленный рухнул туда, где так недавно имели мою жену. Мою милую девочку: Предательски твердо было в трусах: «Я убью ее: я убью его: я убью их: всех убью: весь мир взорву», — я расплакался. Мне было невыразимо одиноко, и никто, совершенно никто не мог мне помочь.

Сон забрал меня так быстро и был таким глубоким, что мне показалось — я и не спал вовсе, а просто открыл глаза от звонка будильника в мобильном телефоне. В первую минуту я не помнил произошедшего. В щелочку между век я увидел Верыно лицо. Такое удивительно свежее и невыразимо красивое.

 — Зайка, я так переживала, даже врача звала с соседнего этажа. Ты был весь горячий, тебя трясло почти весь день и всю ночь. Я прямо извелась.

Воспоминания нахлынули мощнейшей волной, вернулся жар и холод. Они одновременно присутствовали в моем теле.

 — Я не пойду на работу.

 — Конечно.

Окончательно проснулся я в 10 дня. Дома никого нет. Моя семья поехала на дачу — вспомнилось мне... Жить не хотелось, хотелось умереть прямо сейчас. Я не мог избавиться от дрожи и жара. Мой член до сих пор стоял. Я взял его в ладонь и начал со слезами на глазах мастурбировать. Хватило 10—15 движении и я разорвался мощнейшим, даже болезненным оргазмом.

Пришла пустота. Она была глубже, чем все, что я испытывал до сих пор в жизни. Пролежав полчаса, я встал, покурил, и не завтракая сел за компьютер. Бесцельно бродя в Интернет по страничкам, которые Яндекс находил по слову «измена», я наткнулся на статью, какого-то доктора психологии, в которой говорилось: «Первое что должен предпринять человек (особенно если это мужчина) переживший измену близкого — выразить все, что в нем есть по этому поводу, лучше написать, написать подробно, вновь проживая ЭТО. Еще лучше дать прочитать другим, и они проживая это с Вами, заберут боль. Иначе разрушающая ревность может если не убить, то вызвать серьезные заболевания:»

За неимением других рекомендаций, заканчиваю свой лечебный «рассказ», для написания которого понадобилось вновь быть там, вновь видеть ЭТО и пережить его. Ловлю себя на мысли, что я вновь могу набирать текст с высокой скоростью, а мое тело больше не пульсирует.

Как же быть дальше? Жить или нет? Как поступить с женой, ведь я ее до сих пор люблю? А сын?

Стыд, страх, обида, ненависть, полное неприятие жизни все еще сильны во мне и я чувствую как они разрушают меня: Что же сказать себе, чтобы пережить это? Ответов пока нет:

Всецело Ваш, Нетсилтерпеть.

P. S. Я не перечитывал это вновь, потому прошу простить вопиющие грамматические и синтаксические ошибки, возможные пробелы и бессмысленности. Сил мыслить нет.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх