Однажды в июле

Страница: 2 из 4

глухим садом. В доме было несколько подвальных помещений, оборудованных в камеры для пленниц. А сам зал был превращен в большую камеру пыток: к кирпичным стенам зала были прибиты металлические крюки, установлена шведская стенка, узкие длинные скамейки, посреди зала стояло несколько железных широких столов с фиксаторами для рук и ног. А рядом со скамейками стояли два кресла, крепко привинченных к полу. На спинках кресел были установлены фиксаторы для рук, сами кресла стояли напротив друг друга: бандиткам нравилось, когда они пытали пленниц, так что при этом, молодые дамы, привязанные за руки к фиксаторам, смотрели друг другу в глаза.

В углу зала стоял деревянный стол, на котором были аккуратно разложены по ячейкам орудия пыток: тонкие длинные иглы, паяльные лампы, кожаные плетки, наручники, шипы и вибраторы самых разных моделей и размеров.

Часть 3. Унижение

Микроавтобус подъехал к массивным железным воротам, посигналил, и когда ворота открылись, въехал в широкий двор, покрытый асфальтом.

Ворота охраняли две девицы. Нинка и Верка открыли заднюю дверь микроавтобуса, пленницы вышли из машины, а бандитки грубо схватили молодых дам за руки и волосы и погнали их в дом. Через несколько минут все три пленницы стояли в подвале, прижавшись друг к другу. Бандитки развязали девушкам руки и содрали пластыри со ртов.

Маринка, Оксанка и Ленка все это время находились в доме и с нетерпением ожидали, когда пленницы будут доставлены к ним. Когда Маринка вошла в подвал, Шолпан с удивлением узнала в ней ту саму девушку, которая неделю назад так подробно расспрашивала ее о деятельности фирмы. Сама Маринка была одета в кожаный лиф, короткую кожаную юбку, высокие кожаные сапоги. Точно также были одеты и Оксанка с Ленкой.

Когда Маринка подошла к пленницам, Шолпан гордо смотрела на бандитку и, стараясь побороть волнение и страх, спросила:

 — Кто Вы?

Бандитка подошла очень близко к казашке и со всей силы влепила пленнице пощечину.

 — Кто тебе позволил раскрыть рот, сучка?

Шолпан вскрикнула, но тут же ее красивые глаза наполнились справедливым гневом.

 — Что Вы себе позволяете! Кто дал вам право так унижать меня! Вы — бритые пацанки!

 — О! А мы такие смелые и гордые! Интересно, как ты запоешь, когда я буду опускать тебя? — Маринка, гадко ухмыляясь, оглядела пленницу, — Красиво одеваешься. Такая длинная юбка. Ты знаешь толк в деловом стиле. Ладно, за эту дерзость я тебя прощу, если ты сама встанешь передо мной на колени. Маринка повелительно посмотрела на Шолпан.

Казашка сильно побледнела, особенно напугала угроза Маринки опустить ее.

В душе Шолпан проносились чувства стыда и страха. Пленница понимала, что ей и ее сотрудницам помощи никто не окажет, что они будут подвергаться дальнейшим издевательствам. Но Шолпан была не просто молодой женщиной, а бизнес-леди. Она столько раз начинала все с нуля, и вот уже полтора года в ее деятельности все было спокойно, фирма работала налажено, а коллектив был дружный. И в такой стабильный момент на ее пути появляются эти грубые и злые девицы, которые сами не знают, как это тяжело зарабатывать на жизнь.

Шолпан работала в бизнесе почти девять лет. И эта хорошая практическая школа воспитала в ней такие качества, как целеустремленность, силу воли и умение доводить до конца работу. Молодая дама гордилась собой, она по праву считала себя состоявшейся личностью. И не собиралась унижаться перед вымогательницами. Но казашка понимала, что за невыполнение такого унизительного приказа, как встать на колени, ее ждет жестокое наказание. Лесбийское опущение.

Шолпан гордо смотрела на Маринку.

 — Послушайте, Вы же милая девушка. Неужели Вам так нравиться унижать меня, молодую даму, которая старше Вас на пять лет. У меня есть гордость. И я не буду выполнять Ваш унизительный приказ.

Такой ответ Маринку разозлил. Но проявить злость, значит показать себя слабой. Поэтому Маринка решила подвергнуть пленницу более изощренному издевательству.

 — Ладно, Пусть тогда твои подчиненные пострадают за твое ослушание. Но потом, твои помощницы сами тебя и разденут и трахнут!

Бандитки поставили Наташу на колени, а Машу посадили на железный стул.

К Маше подсела Верка. Бандитка погладила лицо девушки и нежно поцеловала пленницу в губы.

 — Ты очень симпатичная сучка! Какой классный у тебя костюм! Ты так оделась, чтобы быть сексуальной, да? — Верка медленно засунула руку под юбку Машеньки и полезла в ее трусики.

Пленница задергалась на стуле, а Верка задрала подол юбки и спустила с девушки трусики. Машенька сжалась на стуле и позволила Верке снять с себя пиджак, блузку, бюстгальтер и юбку.

Наташа вспоминает: «Я с ужасом смотрела, как бандитка раздевает мою подругу до трусов. Машенька плакала, а ее умоляющие слова раздавались по всему подвальному помещению. Когда Машенька осталась в одних трусиках, бандитка стащила ее на пол за волосы, повернулась ко мне и поманила меня пальцем. Я хотела встать, но девица, охранявшая меня и Шолпан, прикрикнула: — Ползи на коленях!

И вот, я красивая, интеллигентная девушка, ползу на коленях к этому стулу».

Теперь на стуле сидела Наташа.

 — Знаешь, сейчас многие красивые сучки носят шорты, говорят, это модно. Ты тоже модница?

Наташа испуганно смотрела на Верку. Верка сняла с девушки блузку, бюстгальтер. Полуобнаженная Наташа в одних шортах, сидела на стуле, ее ноги были раздвинуты, а Верка медленно просунула руку между ног пленницы и стала гладить бедра. Наташа боялась что-либо сказать. Бандитка расстегнула молнию на шортах и стащила их с Наташи.

Шолпан вспоминает: «Девушки, раздетые до трусов, стояли на коленях рядом со мной. Машенька осталась в розовых кружевных трусиках, а Наташа в белых кружевных трусиках. Я поняла, что мне тоже придется пройти через это унижение, но бандитки подвернули меня еще большему издевательству через раздевание до трусов».

Маринка подошла к Машеньке, которая прикрыла обнаженные груди рукой.

 — Ну что, Машка, именно из-за того, что твоя начальница отказалась встать передо мной на колени, тебя и раздели почти догола. Хочешь отомстить за это и раздеть свою начальницу? Тебе, наверное, доставит особое удовольствие раздеть догола эту красивую казашку.

 — Не надо, прошу Вас, — пролепетала Машенька, — Шолпан Маратовна хорошая и очень порядочная

 — Как это не надо, — издевалась Маринка, — надо, очень даже надо. Давай, раздень эту сучку, а не то я сама тебя трахну.

Чтобы Машеньке было легче раздевать казашку, бандитки развязали Шолпан руки. Машенька подошла к Шолпан, которую держали за руки две бандитки.

 — Простите меня, Шолпан Маратовна, меня заставляют, — сквозь слезы пролепетала девушка. Шолпан смотрела Маше в глаза и слабо улыбнулась.

 — Ты не виновата, Машенька. Выполняй их приказы, я не хочу, чтобы из-за меня ты страдала.

Машенька сняла с казашки пиджак и стала расстегивать пуговицы на блузке. Губы Шолпан дрожали, краска стыда заливала ее милое нежное лицо, а глаза были наполнены слезами. Девушка сняла с Шолпан блузку, обнажив белоснежный кружевной бюстгальтер, затем по приказу Маринки, Машенька опустилась на колени, приподняла подол юбки казашки, и сняла с ее ног тонкие светлые чулки. После этого, наступила очередь бюстгальтера: когда его лямки щелкнули, казашка не сдержалась и тихо заплакала. После этого бандитки связали Шолпан и Наташе назад скотчем руки, а Машенька продолжала покорно выполнять унизительные приказы.

 — Я всегда хотела знать, какое белье носят бизнес-леди! — Маринка погладила обнаженные груди Шолпан. — твой бюстгальтер белоснежный и красивый, трусы тоже, наверное, такие же?

Шолпан умоляюще смотрела на Маринку ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх