Сказочные приключения (детский фетиш, инфантилизм)

Страница: 12 из 19

Света, нестерпимо щекотно намыливая мне мошонку, — Мы теперь знаем все Мишины щекотные места.

 — Тщательно оботри мальчишке мошонку со всех сторон, — сказала Лена, — Чтобы у ребенка было мыло в каждом укромном уголке между ножек.

Помучив меня еще минуту, Света принялась так же щекотно протирать мне бедра.

 — Попу помыла, — сказала она, — Сейчас протру там мокрой тряпочкой, чтобы смыть мыло.

 — Лучше сложи тряпочку по другому и протри чистой стороной ножки, — попросила Лена, — Везде, где мокро.

Света начала мыть мне ноги.

 — Теперь я опущу ребенку ножки вниз, — сказала Лена, — Чтобы ты протерла его этой же намыленной тряпочкой спереди.

Лена опустила мне ноги вниз и тут же распластала на столе: так что я не мог пошевелиться.

 — Протирай все, что ниже пупка, — сказала она Свете.

Намыленная тряпочка в Светиной руке заскользила по моему животу, спускаясь все ниже. Я почувствовал, что покрываюсь гусиной кожей от сильной щекотки.

 — Такая нежная гладкая кожа, — с улыбкой заметила Света, щекотно протирая мне лобок, — Как у Катиного девятимесячного малыша.

 — И точно так же, как Катин Сережа, писает и какает в штанишки! — добавила Лена.

Услышав очередное сравнение с девятимесячным Сережей, я обиженно поджал губы.

 — Ой, а что тут у нас? — неожиданно засмеялась Света, — Чья это маленькая писулька? Сейчас мы ее тоже помоем. Маленьким мальчикам всегда надо тщательно мыть писульку. Особенно тем, кто писает в штанишки.

 — Я не маленький! — огрызнулся я, недовольный, что Света разговаривает со мной, как с малышом.

 — А кто уже второй раз за сегодня намочил штанишки? — засмеялась Лена, — Еще и обкакался впридачу!

Света засмеялась вместе с Леной.

 — Обведи тряпочкой вокруг, — подсказала Лена, — Ага, вот так. И мошонку тоже протри.

Посвятив моей письке с мошонкой еще полминуты, Света положила тряпочку на стол.

 — Возьми третью тряпочку, — попросила Лена, — Ага, вот эту, чистую. Намочи и смой карапузу отовсюду мыло.

Света снова принялась протирать мне низ живота и лобок. Ей пришлось повторить это несколько раз, чтобы полностью смыть мыло.

 — Снова задираем ножки! — объявила Лена, — Сейчас займешься Мишиной попой.

Очутившись в знакомой беззащитной позе с прижатыми к животу коленкаи, я чуть не заплакал от обиды и беспомощности. Несколько минут Света щекотно протирала меня холодной мокрой тряпочкой, чтобы смыть мыло. Наконец Лена опустила мои ноги вниз и я вздохнул с облегчением.

 — Помазать детским маслицем? — спросила Света.

 — Давай в этот раз не маслом, а вазелином, — предложила Лена, — У Мишиной мамы он тоже есть.

Лена протянула Свете белую баночку и та принялась нестерпимо щекотно мазать меня между ног детским вазелином. Я недоумевал, почему она делает это так долго, особенно когда Лена задрала мне ноги вверх, чтобы Света помазала попу и мошонку. Догадавшись, что девушка попросту дразнит меня щекоткой, я чуть не заплакал от обиды.

 — Так нравится смотреть, как карапуз дрыгает ножками! — хихикала Света.

 — Хватит там мазать мальчишку, — сказала Лена и опустила мои ноги вниз, — И так уже столько с ним возимся. Как бы в поликлинику не опоздать.

Лена сходила за чистой одеждой и принялась быстро меня одевать. Вскоре мы уже были во дворе, направляясь в детскую поликлинику.

К моему удивлению дорога до детской поликлиники заняла у нас меньше десяти минут. Зайдя вовнутрь, Лена сразу же пошла в регистратуру спрашивать, где находится кабинет нашего участкового врача. Оказалось, что находился он совсем рядом, на первом этаже. Очереди к нашему врачу не было, но из кабинета слышался детский рев. Через пять минут оттуда вышла молодая женщина с зареванным семилетним мальчишкой.

 — Мне так было за тебя стыдно, Вова, — вздохнула женщина, — Почему ты капризничал и не давал медсестре сделать мазок? А как стеснялся врача, когда она щупала тебя между ножек. Как будто они с медсестрой тебя в первый раз голышом видят.

Лена взяла меня за руку и мы зашли в кабинет.

 — Миша Одуванчиков, — улыбнулась сидящая за письменным столом симпатичная молодая женщина в белом халате.

Я догадался, что женщина за столом была врачом, а тоненькая тетрадка у нее в руках — это моя карточка.

 — Проходи сюда и ставь ребенка на стол, — попросила врач.

Лена подвела меня к пеленальному столу у окна и подняла наверх. Рядом со столом стояла девушка лет девятнадцати-двадцати в белом халате — очевидно медсестра.

 — Значит вам нужна справка в садик? — спросила врач.

 — Она самая, — кивнула Лена.

 — Ты Мишина старшая сестра? — неожиданно спросила Лену медсестра, — Извини, но на маму никак не похожа.

 — Я его няня, — объяснила Лена, — Мишина мама сегодня на весь день уехала. Что-то срочное на работе. Она меня не посвящала в детали.

 — Понятно, — сказала врач, — Ну что ж, раздевай ребенка. Будем сейчас твоего малыша осматривать.

Лена быстро сняла с меня через голову майку и вопросительно посмотрела на врача, ожидая дальнейших указаний.

 — Колготки тоже снимай, — улыбнулась врач, — И трусики, если имеются. Нужно, чтобы ребенок остался голышом.

Лена начала стаскивать с меня колготки.

 — Детей дошкольного возраста мы осматриваем голенькими, — пояснила юная медсестра.

Лена освободила мои ноги от колготок, оставив совсем голышом. Не в силах побороть свою стеснительность, я, как обычно, прикрылся ладонями между ног.

 — Да твой карапуз похоже нас стесняется! — засмеялась медсестра, — Ему же только четыре.

 — Я тоже сегодня весь день удивляюсь, — заметила Лена, — Мама его что-ли этому научила?

 — В этом возрасте стесняться не должен, — сказала врач, вставая из-за своего стола.

Врач подошла к моему столу и вставила себе в уши фонедоскоп.

 — Сначала послушаем спинку, — сказала она, поворачивая меня на столе.

Послушав меня спереди и сзади, врач сняла фонедоскоп.

 — Хрипов нет, — сообщила она и отошла к одному из застекленных шкафчиков.

Вернувшись со специальной металлической ложкой, врач попросила меня широко открыть рот и сказать «А».

 — А-а-а, — сказал я и почувствовал, как ложка нажала мне на язык.

 — Горло тоже нормальное, — улыбнулась врач.

Врач начала щупать мне живот, постепенно спускаясь все ниже. Стоя перед ней голышом, я не знал, куда деться от смущения.

 — Немножко плотный животик, — нахмурилась врач, — Ребенок у тебя ходил сегодня на горшок по-большому?

 — Полчаса назад обкакался, — с улыбкой сообщила Лена.

 — Как не стыдно! — укоризненно посмотрела на меня медсестра, — В четыре года уже должен сам проситься на горшок

 — Просто не знаю, что с ним делать, — пожаловалась Лена, — Отказывается ходить на горшок и всё.

 — Представляю, как тебе трудно с ребенком, — вздохнула медсестра, — Если он всё делает себе в штанишки.

 — Мишина мама так на это жаловалась, — добавила Лена, — Постоянно писает у нее в штанишки. Особенно ночью. Сказала, что каждое утро просыпается мокрым.

 — Ай-яй-яй, — покачала головой медсестра, — Так и опрелости могут ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх