Сказочные приключения (детский фетиш, инфантилизм)

Страница: 13 из 19

появиться. Она, надеюсь, мажет ребенка каждый день детским кремом?

 — Надо проверить, в каком состоянии у ребенка кожа между ножек, — решила врач.

Почувствовав, как чужие пальцы пытаются раздвинуть мне ягодицы, я изо всех сил сжал попу.

 — Не надо напрягаться, — ласково улыбнулась мне врач и снова попыталась разжать мои половинки.

Разумеется, и на этот раз у нее ничего не получилось.

 — Ну что мне с тобой делать? — вздохнула врач, — Придется осматривать лёжа, как грудничка.

Врач быстро уложила меня на спину.

 — Cейчас проверим Мишину попу, — сказала она и задрала мне ноги вверх, прижав колени к груди.

Почувствовав, как холодные пальцы ощупывают меня между ягодиц, я поежился от щекотки.

 — Попа в порядке, — улыбнулась врач, — Но детским кремом все равно надо мазать. Особенно вот тут, за яичками.

Нестерпимо щекотное прикосновение чужих пальцев к мошонке заставило меня вздрогнуть. Врач улыбнулась, продолжая щекотно щупать мне яички.

 — У меня мальчишка тоже дрыгает ножками, когда я трогаю ему яички, — заметила Лена, — Так сопротивляется, когда его мажут между ножек вазелином или детским маслом!

 — Все малыши так реагируют на щекотку, — с улыбкой пояснила врач, — Особенно мальчики.

 — Проверяете кремастерный рефлекс? — поинтересовалась у врача медсестра.

 — Ага, — подтвердила врач, снова пощекотав мне мошонку.

 — Какой рефлекс? — удивленно спросила Лена.

 — Смотри, — улыбнулась врач, нестерпимо щекотно перебирая холодными пальцами у меня за яичками, — Видишь, как у малыша прячутся вовнутрь яички, когда начинаешь их щекотать?

 — Покажите еще раз, — со смехом попросила Лена.

Врач пощекотала мне яички еще раз и я снова отчаянно задрыгал ногами в тщетной попытке ей помешать.

 — Как мы боимся щекотки, — с улыбкой заметила врач, — Хорошо, больше не буду тебя там трогать.

Опустив мне вниз ноги, врач приподняла мою письку и занялась с ней какими-то неприятными манипуляциямми.

 — Крайняя плоть конечно не оттягивается, — сообщила она Лене, — Хотя в четыре года пожалуй рано о чем-то беспокоиться. Если конечно это не мешает ребенку писать. Ты наблюдала, как малыш ходит по-маленькому? У него это нормально получается? Сильная струйка или еле-еле?

 — Вроде все нормально, — пожала плечами Лена.

 — Жалко, что не пришла мама ребенка, — вздохнула врач, — Показала бы ей простую процедуру. Если делать каждый день, обычно за пару недель удается полностью открыть головку.

Врач вернулась за свой стол и принялась что-то записывать в мою карточку.

 — Сейчас Таня измерит рост и взвесит ребенка, — пояснила она Лене.

Молоденькая медсестра вплотную подошла к пеленальному столу.

 — Ничего, если я его взвешу на детских весах? — спросила у врача медсестра, — Они же до 20-ти килограмм.

 — Четырехлетнего? — проворчала врач.

 — Так иначе с ребенком столько возни, — начала оправдываться медсестра, — Снимать со стола, потом назад ставить. Проще все сделать прямо здесь, на столе. Раз весы позволяют.

Медсестра осторожно положила меня на стоящие на столе горизонтальные весы для малышей и начала двигать гирьки.

 — 18 с половиной килограмм, — сказала она врачу и та записала мой вес в карточку.

Сняв меня с весов и снова уложив на столе на спину, медсестра взяла в руки желтый сантиметр.

 — Рост 105 сантиметров, — сообщила она врачу, вытянув вдоль моего тела сантиметр.

 — Вы принесли анализ мочи? — неожиданно поинтересовалась врач, оторвавшись от заполнения моей карточки.

 — Какой анализ мочи? — удивлась Лена, — Мне никто о нем не говорил. Да и как взять, если мальчишка отказывается ходить на горшок. Все себе в штанишки делает.

 — У детей, которые не ходит на горшок, брать анализы и вправду сложно, — согласилась врач.

 — Так может поступить с ним сейчас, как с грудничком? — предложила медсестра, — Взять анализ прямо тут. Пусть пописает в баночку.

 — Попробуй, — улыбнулась врач.

Медсестра нагнулась и достала откуда-то снизу маленькую баночку.

 — Пописаешь в баночку, солнышко? — ласково попросила она меня, — Покажи мне, как ты умеешь пускать струйку.

Я почувствовал, как чужие пальцы приподняли мне письку.

 — Пись-пись-пись, — начала приговаривать медсестра.

 — Давай, Миша, — присоединилась Лена, — Разве ты не хочешь нам показать, как ты умеешь пускать фонтанчик между ножек? Мальчики в твоем возрасте ох как любят это всем демонстрировать.

Лена с медсестрой уговаривали меня еще пару минут, но так ничего и не добились.

 — Сейчас попробую кое-что другое, — улыбнулась медсестра, — Специальный массаж животика.

Медсестра опустила свою тяжелую ладонь мне на живот и принялась его массировать.

 — В принципе такой же массаж, как от газиков, — пояснила она Лене, — Единственная разница, что массируют низ живота. Там, где у ребенка мочевой пузырь.

Медсестра начала нажимать мне на живот сильнее и я почувствовал, что мне в самом деле захотелось писать. Через пару минут непрекращающегося массажа позыв стал таким мучительно острым, что я едва мог терпеть.

 — С мальчиками все очень просто, — улыбнулась медсестра, продолжая массировать мне живот, — Массируешь животик и внимательно следишь, что происходит с писулькой.

 — А что должно произойти? — с недоумением посмотрела на медсестру Лена.

 — У одних слегка надувается, у других напрягается, — начала с улыбкой объяснять медсестра, — Если внимательно наблюдаешь, всегда увидишь.

 — Так вот почему Мишин писюнчик начал шевелиться, — засмеялась Лена, — Я как раз хотела Вам сказать.

 — Ты тоже заметила? — улыбнулась медсестра, — Значит удалось вызвать нужный позыв. Вот увидишь, какую карапуз сейчас пустит струйку.

Еле сдерживая мучительно острый позыв писать, я с обидой понял, что медсестра и вправду добьется своего.

 — Поднимем вверх ножки, чтобы ничего себе не забрызгал, — пояснила медсестра, задрав мне вверх ноги, — И конечно надо подложить под попу марлю.

 — Ну и где обещанная струйка? — спросила Лена с улыбкой.

 — Упрямый он у тебя, — вздохнула медсестра, — Пытается терпеть. Ну ничего. Я знаю, как с детским упрямством бороться.

Неожиданно почувствовав прикосновение чужих пальцев к мошонке, я вздрогнул от неприятной щекотки.

 — Ох, как мы боимся щекотки! — засмеялась медсестра, перебирая пальцами у меня за яичками.

Весь дрожа от мучительно острой щекотки, я почувствовал, что не могу сдерживать сильный позыв писать.

 — А как ножками начал дрыгать! — засмеялась Лена.

 — Сейчас зажму карапузу ножки, — сказала медсестра, — А то и вправду так пытается вырваться.

Медсестра словила и зажала мне обе ноги, заставив неподвижно лежать на столе. Чувствуя себя полностью беззащитным, я чуть не заплакал от обиды.

 — Ну что, зайчонок? — ласково улыбнулась мне медсестра, — Пустишь для меня фонтанчик? Я же вижу, как тебе хочется писать.

Медсестра снова начала щекотать меня за яичками. Я изо всех пытался бороться с нестерпимым позывом писать, но щекотка мешала мне это ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх