Месть старшей сестры (инфантилизм).

Страница: 2 из 10

вообще просто. По крайней мере у мальчиков.

 — И как это, интересно, определяют? — с улыбкой спросила Наташа.

 — У мальчиков слегка надувается писулька, если хотят по-маленькому, — ответила Оля, — Светка мне однажды показала, как это происходит. Представляешь, через пару секунд Андрюша и вправду пустил струйку. Я так смеялась.

 — Так для этого ребенка нужно постоянно держать голеньким, — заметила Ксюша, — Чтобы наблюдать, что у него происходит с писулькой.

 — У Светки свое чутье на эти дела, — засмеялась Оля, — Она очень редко ошибается. Обычно, когда она Андрюшу раздевает, чтобы подержать над тазиком, у него писулька уже в полной готовности.

Девушки дружно засмеялись.

 — И что? — спросила Наташа, — Просто раздевает догола, поднимает над тазиком и ждет? У меня бы руки устали.

 — Обычно не надо долго ждать, — улыбнулась Оля, — Ну а если у малыша никак не получается, всегда есть способы ему помочь.

 — Какие способы? — спросила Ксюша, — К примеру, чтобы сходил по-большому.

 — Чтобы покакал, достаточно подразнить малышу дырочку в попе, — объяснила Оля, — Света это обычно делает кончиком термометра. Только мажет она термометр не вазелином, а шампунем.

 — А как заставить ребенка сходить по-маленькому? — поинтересовалась Наташа.

 — Это совсем просто, — улыбнулась Оля, — Надо просто легонько пощекотать.

 — Как пощекотать? — непонимающе посмотрела на подругу Наташа, — В каком-то определенном месте?

 — Не знаешь, где у мальчиков самое щекотное место? — засмеялась Оля.

 — Яички? — улыбнулась Наташа.

 — Ага, — кивнула Оля, — Хотя в-принципе все равно где щекотать.

 — Так интересно, — протянула Ксюша.

 — Щекотка заставляет малыша расслабиться и пустить струйку, — пояснила Оля.

 — Никогда бы до этого не додумалась, — засмеялась Наташа, — Кто это, интересно, вас со Светой всему этому научил?

 — В-основном наша медсестра из детской поликлиники, — сказала Оля, — Она нам каждый раз показывает что-то новенькое, когда приходит осматривать Андрюшу.

 — Ты, Олька, уже наверное экспертом во всех детских делах стала, — усмехнулась Наташа.

 — Я за последние пять месяцев в самом деле многому научилась, — сказала Оля, — Я Свете во всем помогаю. Кормлю малыша из бутылочки, подмываю, пеленаю. Даже пару раз купала.

После обсуждения Олиного маленького племянника девушки принялись разговаривать об одежде.

 — Ну что, отстирались твои штроксы? — спросила Оля.

 — Мама как-то отстирала, — ответила Наташа, — До сих пор не могу забыть, что Саша мне неделю назад устроил.

 — Что он тебе устроил? — поинтересовалась Ксюша.

 — Сначала он облил мои штроксы вареньем, — сказала Наташа, — А потом убежал в туалет и заперся там чуть ли не на полчаса.

Наташа начала заново пересказывать Оле с Ксюшей, как я заперся от нее в туалете.

 — А помнишь, ты мне тогда по телефону сказала, что обязательно накажешь мальчишку? — улыбнулась Оля.

Наташа наклонилась к Оле и полминуты что-то шептала ей на ухо, после чего девушки оглушительно расхохотались.

 — Так вот какой у тебя план! — сказала смеющаяся Оля, бросив на меня быстрый взгляд.

Сидящая рядом с Олей Ксюша обиженно надула губки, потому что ее не посвятили в детали.

 — Я тебе потом расскажу, — с улыбкой сказала Оля двоюродной сестре.

Чувствуя, что не могу больше терпеть сильный позыв по-маленькому, я встал с кресла и направился в туалет. Наташа тоже встала с дивана и зачем-то увязалась за мной.

Дойдя до туалета, я потянул на себя дверь, но она почему-то не открывалась. Я с удивлением посмотрел на стоящую рядом Наташу и неожиданно заметил, что она поставила под дверь ногу.

 — Ты чего? — удивленно спросил я Наташу, — Дай мне открыть дверь. Я хочу в туалет.

 — А ты вспомни, что было неделю назад, — сказала Наташа, — Я тогда тоже в туалет хотела.

Наташа принялась отчитывать меня за то, что я закрылся от нее в туалете.

 — Я еле до соседей добежала, — сказала она, — А потом пришлось им объяснять, что мне надо. Знаешь, как было стыдно проситься у чужих людей в туалет.

Я молча слушал Наташу, не зная сколько еще смогу терпеть сильный позыв.

 — Вот я и решила отплатить тебе той же монетой, — сообщила мне Наташа, — Только мы сейчас сделаем по другому.

Неожиданно вспомнив, как моя сестра только что перешептывалась со своей подругой, я догадался, что она затеяла что-то нехорошее.

 — Запираться в туалете, как ты, я не собираюсь, — сказала Наташа, — Я просто запрещаю тебе им пользоваться.

Я дернул за дверную ручку, но дверь не поддавалась.

 — Ты что, не слышал, что я сказала? — повысила голос Наташа, — С этого момента, Саша, туалета для тебя не существует. До самого вечера, пока не придет мама.

Наташа насильно убрала мои пальцы с дверной ручки.

 — Я нашла на антресоли твой детский горшок — с улыбкой продолжила она, — Будешь сегодня все делать как маленький. И только попробуй меня ослушаться! Если увижу, что пошел в туалет, спущу штаны и отшлепаю по голой попе!

Я снова схватил дверную ручку и изо всех сил дернул дверь. Наташа навалилась на дверь плечом, не давая мне ее открыть. Между нами завязалась борьба. Шестнадцатилетняя девушка конечно была сильнее. Она сгребла меня в охапку и понесла в мою комнату. Выбежавшие из зала на шум Оля с Ксюшей последовали за нами.

 — Я тебя научу слушаться! — заявила Наташа, повалив меня на кровать.

Я попытался встать, но сестра меня крепко держала.

 — Можешь сходить в мою комнату, Оля? — попросила Наташа подругу, — Там должен стоять под столом детский горшок.

 — Сейчас принесу, — сказала Оля, стараясь сохранить серьезное лицо, хотя сама еле сдерживалась от смеха.

Я из последних сил терпел острый позыв, не зная, сколько еще смогу продержаться.

 — Вот этот горшок? — улыбнулась Оля, вернувшись в комнату с голубым эмалированным горшком.

 — Ага, он самый, — кивнула Наташа, — Поставь туда, на ковер. Когда Саша был маленьким, мы обычно ставили горшок в центре комнаты, потому что Саше нравилось всем демонстрировать, как он умеет пускать струйку.

Девушки засмеялись, заставив меня покраснеть.

 — Отпусти, — попросил я сестру, еле сдерживаясь, чтобы не заплакать, — Я очень сильно хочу в туалет.

 — Я тебе уже сказала, — отрезала Наташа, — Никакого туалета до прихода мамы!

Заметив, как Оля с Ксюшей тихонько хихикают, я смутился еще больше.

 — Кстати, кто-то забыл, как надо проситься на горшок, — с улыбкой заметила Наташа, — Надо говорить «хочу писать» или «хочу какать». Давай, Саша! Попросись, как положено. И тогда я спущу тебе штанишки и посажу на горшок.

 — Смотрите, как покраснел, — засмеялась Ксюша.

 — И потом, когда сделаешь все свои дела, снова меня позовешь, — продолжила Наташа, — Особенно если сходил по-большому. Потому что кто-то должен вытереть тебе мокрой тряпочкой грязную попу.

Девушки снова засмеялись.

 — Так что, Саша? — выжидающе посмотрела на меня Наташа, — Будешь проситься на горшок?...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх