Месть старшей сестры (инфантилизм).

Страница: 4 из 10

Света вынимает его из ванночки.

Странно, но мне действительно нравилось нежиться в теплой воде. С этой теплотой нахлынули приятные воспоминания о том, как Наташа играла со мной во время купания. Прошла уже наверное целая вечность, с тех пор как меня последний раз так купали.

 — А кто это потянулся вслед за уточками? — ласково продолжила Наташа, — Это рыбки. Но неожиданно поднялся шторм...

Наташа засунула руку в воду и начала создавать волны. Я широко улыбнулся, наблюдая за игрушками, которые разбросало «штормом» во все стороны. Неожиданно вспомнив, что мне семь лет, я обиженно нахмурился. Все эти игры были для ясельных малышей, а не для меня.

 — Вставай, Саша, — сказала мне Наташа, — Сейчас буду тебя мыть.

Наташа потянула меня за руку, заставив встать. Я наблюдал, как она намыливает губку.

 — Сначала помоем вот эту ручку, — улыбнулась Наташа, намыливая мою левую руку, — А теперь вторую.

Вслед за руками Наташа намылила мне грудь и живот. Я начал нервничать, когда губка в ее руке спустилась ниже пупка, но Наташа неожиданно прекратила меня там мыть.

 — А теперь займемся Сашиной спинкой и попой, — объявила Наташа и начала тереть мне спину.

Наташина губка спускалась все ниже и ниже. Почувствовав, что она собирается залезть ей между ягодиц, я изо всех сил сжал попу.

 — Ну что сжал свои половинки? — усмехнулась Наташа, — Должна же я помыть тебе попу.

Наташа сделала вторую попытку залезть мне в попу намыленной губкой.

 — Не дает мыть себе попу, — вздохнула она.

 — Не знаю, как семилетних, а малышей этими губками мыть очень неудобно, — заметила Оля, — Особенно мальчиков. У них же между ножек столько мелких приборчиков, а губка никуда не пролезает.

 — Ты права, — согласилась Наташа, — Когда Саша был маленьким, мы с мамой мыли его между ножек мягкой тряпочкой.

 — А Света Андрюшу моет просто голыми руками, — сказала Оля, — Без тряпочек и губок.

 — Может и мне сейчас так попробовать? — улыбнулась Наташа.

Бросив губку в ванну, Наташа начала намыливать себе ладонь.

 — Ножки в стороны! — скомандовала мне сестра и сама насильно раздвинула мне ноги, — А теперь чуть-чуть присядем.

Наташа сильно надавила мне на плечо, заставив присесть. В следующее мгновение ее намыленная ладонь оказалась у меня в попе. Посвятив чуть ли не целую минуту моей попе, Наташа повернула меня к себе лицом и начала мыть спереди. Я поежился от неприятной щекотки, когда ее пальцы коснулись моего лобка.

 — Так, ладонью, мне даже больше нравится, — заметила Наташа, — Сейчас мы нашего малыша хорошенечко везде помоем.

Я обиженно хмыкнул, услышав, что меня назвали малышом.

 — Ой, а что я тут нашла, — неожиданно засмеялась Наташа, — Чей это маленький писюнчик?

Почувствовав, как чужие пальцы приподняли мне письку, я густо покраснел от смущения.

 — Такой забавный маленький хоботок! — захихикала Ксюша.

 — Кому моют тоненький писюнчик? — ласково улыбнулась Наташа, намыливая мне письку, — Вот так, со всех сторон.

 — Медсестра нам во время последнего визита сказала, что под кожицей тоже обязательно надо мыть, — заметила Оля, — Даже малышам.

 — Мама как-то попыталась это сделать, когда Саша был помладше, — вздохнула Наташа, — Только у него тогда кожица совсем не оттягивалась. Интересно, как сейчас.

Неожиданное прикосновение к самому кончику письки заставило меня взрогнуть. Ощущение было таким болезненно острым, что мне сразу сильно захотелось писать.

 — Даже наполовину не оттягивается, — заметила Оля, — Обязательно сводите Сашу к врачу. В семь лет все уже должно легко открываться.

 — Надо будет сказать маме, — решила Наташа, — Пусть сходит с Сашей в детскую поликлинику.

Наташа намылила свою ладонь и залезла ей мне между ног. Почувствовав, как чужие пальцы трогают мои яички, я загарцевал на месте от нестерпимой щекотки.

 — Какой смешной карапуз! — засмеялась Ксюша, — Так боится щекотки.

 — Ничего, потерпит! — улыбнулась Наташа, — Должна же я его как следует помыть между ножек.

 — Особенно за яичками, — подсказала Оля, — Там у мальчиков обычно самое грязное место.

Помучив меня щекоткой еще минуту, Наташа снова взяла в руки губку и намылила мне одну за другой ноги.

 — Голову мыть не буду, — решила она и взяла в руки душ.

Включив душ, Наташа пару минут поливала меня горячей водой, чтобы смыть мыло.

 — Всё! — сказала моя сестра, закончив поливать меня из душа, — Вылезай из ванны. Где там твоё полотенце?

Я вылез из ванны и Наташа закутала меня в большое махровое полотенце.

 — И почему ванные делают такими маленькими? — пожаловалась Наташа, — Тут даже вдвоем тесно было. А теперь, когда Саша вылез из ванны, вообще не развернуться.

 — Давай я выйду, — предложила Ксюша и вышла из ванной.

 — Все равно тесно, — вздохнула Наташа.

 — Света тоже на это постоянно жалуется, — добавила Оля, — Она любит купать Андрюшу на кухне, а не в ванной. Во первых, там больше места, а во вторых, ребенка на столе удобнее вытирать.

 — На столе с любым ребенком возиться удобнее, — согласилась Наташа, — Даже с семилетним, как Саша. Не надо нагибаться.

 — Так пошли на кухню, — предложила Ксюша.

 — На кухонный стол ставить не хочу, — сказала Наташа, — Лучше разложу в зале стол-книгу.

 — А у нас стол-книга постоянно разложен, — сообщила Оля, — Света превратила его в пеленальный стол. Застелила ватным одеялом и клеенкой.

 — У меня тоже ватное одеяло с клеенкой найдутся, — улыбнулась Наташа, — Сейчас соорудим для Саши самый настоящий пеленальный стол.

 — Ты что, серьезно? — со смехом спросила Оля.

 — Абсолютно серьезно, — потвердила свои намерения Наташа, — Мне Сашу будет намного удобнее на столе вытирать.

Наташа вышла из ванной, оставив меня под присмотром Оли с Ксюшей. Через несколько минут она позвала всех в зал. Путаясь в концах длинного полотенца, я поплелся по коридору вслед за девушками.

 — Иди сюда, — поманила меня пальцем стоящая у стола Наташа, когда все зашли в комнату.

Я подошел к сестре и она не без труда посадила меня на стол. Я ожидал, что Наташа попросит меня встать, но она уложила меня на спину и принялась вытирать концами полотенца.

 — Чего это ты решила вытирать мальчишку лежа, как маленького? — с улыбкой поинтересовалась Оля.

 — Так удобнее, — ответила Наташа.

Я чуть не плакал от обиды, что Наташа вытирает меня, как малыша, еще и на виду у Оли с Ксюшей.

 — Вот так хорошенечко вытрем Саше ножки, — ласково сказала Наташа, — А тепрь поднимем их вверх и вытрем попу.

Наташа одним рывком задрала вверх мои ноги.

 — Надо вытереть между ягодичками, — улыбнулась она, — Вот так, одним уголком полотенца.

 — Как твой Саша боится щекотки! — со смехом сказала Ксюша Наташе, — Только посмотри, как он начал ерзать на полотенце, когда ты принялась вытирать ему мошонку.

 — Наш пятимесячный Андрюша точно так же дрыгает ножками, когда ему протирают яички во время подмывания, — засмеялась Оля, — Наверное все мальчики так реагируют на щекотку.

 — Значит ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх