Месть старшей сестры (инфантилизм).

Страница: 7 из 10

Ксюша, — Самое время проверить сухой ли у него подгузник.

 — Мне почему-то кажется, что сухой, — сказала Оля.

 — Давай поспорим, — предложила двоюродной сестре Ксюша, — Я уверена, что карапуз уже успел описаться.

Договорившись на что поспорить, девушки пожали руки и Наташа их разбила. После этого все трое подошли к столу и Наташа начала разворачивать мои пеленки.

 — Ну как? — нетерпеливо спросила Ксюша, когда Наташа оставила меня в одном подгузнике.

 — Вроде сухой, — разочарованно сказала Наташа, пощупав подгузник.

 — А я вам что говорила? — улыбнулась Оля.

 — Действительно сухой, — согласилась Ксюша, пощупав марлю у меня между ног.

Наташа развернула мой подгузник. Вспомнив, что я лежу голышом, я густо покраснел.

 — Посадить его что-ли на горшок? — задумчиво произнесла Наташа, — Быстренько отвечай, Саша. Ты хочешь по-маленькому или по-большому?

 — Я не хочу, — смущенно соврал я, хотя сам еле сдерживался, чтобы не пустить струйку.

 — Точно не хочешь? — хитро прищурилась Наташа.

Не удержавшись, я громко пукнул.

 — Ну что, Наташка? — засмеялась Оля, — Получила свой ответ? Быстрее сажай на горшок, чтобы сходил по-большому.

Наташа сходила за горшком и просто поставила его на стол рядом со мной.

 — Садись на горшок, Саша! — приказала она мне.

Полностью растерявшись от смущения, я продолжал молча лежать.

 — Чего ты ждешь? — повысила голос Наташа, — Быстренько садись на горшок и какай! Даю тебе пять минут, чтобы сходил по-большому.

Наташа подняла меня на ноги и насильно посадила на горшок.

 — Время пошло! — напомнила мне сестра, усаживаясь в кресло.

Несмотря на сильный по маленькому я твердо решил терпеть, по-прежнему не представляя, как писать у всех на виду. Пару минут стояло молчание.

 — Не думай, что я позволю тебе просто сидеть на горшке, — строго сказала мне Наташа, — Ты же даже не пытаешься покакать. Давай! Я хочу услышать, как ты тужишься.

Сидящая на диване Ксюша тихонько захихикала.

 — Что, забыл, зачем тебя посадили на горшок? — повысила голос Наташа, — Если через пять минут он так и останется пустым, я тебе, Саша, такое устрою!

Наташа уткнулась в журнал «Здоровье». Я был рад, что она временно оставила меня в покое.

 — Сейчас посмотрим, что у Саши получилось, — сказала Наташа через несколько минут, встав с кресла.

Сестра подошла к столу и рывком подняла меня с горшка.

 — Нет, вы только на это посмотрите! — негодующе сказала она, заглянув в горшок.

 — Что, пустой? — улыбнулась Оля.

 — Даже не пописал? — поинтересовалась Ксюша.

 — Если бы пописал, нам было бы слышно, — заметила Оля и девушки засмеялись.

Наташа на несколько секунд о чем-то задумалась.

 — Где там твоя коробочка со слабительными свечками? — спросила она Олю.

 — На, — засмеялась Оля, протягивая моей сестре белую коробочку, — Ты не успокоишься, пока не заставишь мальчишку сходить на горшок.

 — А кто тебе сказал, что я собираюсь снова сажать Сашу на горшок? — улыбнулась Наташа, — У него уже был шанс. Целых пять минут дала. Если не хочет писать и какать в горшок, как полагается большим детям, пусть делает все себе в подгузник, как грудной.

Наташа осторожно уложила меня на спину.

 — Засуну две, — с улыбкой решила она, задирая мои ноги вверх.

Неожиданно догадавшись о Наташиных намерениях, я сделал отчаянную попытку вырваться, но сестра крепко меня держала.

 — Кто этот голенький мальчик, который ерзает и дрыгает ножками? — ласково спросила Наташа, еще сильнее задирая мне ноги, — Никак бедненький не может покакать. Ну ничего, сейчас мы поможем малышу это сделать.

Очутившись в беззащитной позе с прижатыми к груди коленками, я не удержался и заплакал от своей беспомощности.

 — Еще ничего не вставила, а уже ревёт, — улыбнулась Наташа и я почувствовал, как что-то быстро скользнуло мне в попу.

Вслед за первой свечкой Наташа всунула мне в попу вторую и сразу же принялась меня пеленать.

 — Молодец, Наташка, — улыбнулась наблюдающая за моей сестрой Оля, — Запомнила, как все делать.

 — Особенно про писюнчик, — засмеялась Наташа, — Кстати, а почему он должен быть всегда направлен вниз?

 — Я тоже хотела об этом спросить, — заметила Ксюша.

 — Чтобы подгузник лучше все впитал, когда малыш пописает, — объяснила Оля.

Наташа так наловчилась, что в этот раз у нее ушло на все пеленание меньше минуты.

 — Эти свечки быстро действуют? — поинтересовалась моя сестра у Оли.

 — Минут через десять, — ответила Оля.

 — Тогда подождем пятнадцать для верности, — решила Наташа, посмотрев на часы.

Всунув мне в рот соску, Наташа отошла от стола и уселась в кресло. Меня по прежнему мучил позыв по-маленькому, но вскоре к нему добавилось неприятное жжение в попе. Через несколько минут оно сменилось мучительно сильным позывом по-большому.

 — Так подозрительно тихо лежит, — первой нарушила молчание Наташа, — Может он уже накакал себе в подгузник?

 — Ну что ты, — засмеялась Оля, — Мы услышим, когда мальчишка обкакается.

Девушки дружно засмеялись, заставив меня покраснеть. Самым обидным в моей ситуации было осознавать, что Наташа сейчас действительно добьется своего. Отсмеявшись, все трое подошли к столу.

 — У нас дома появился грудной малыш, — улыбнулась Наташа, — Надо купить побольше пеленок, распашонок и подгузников.

 — Коляску, — добавила Оля, — И детскую кроватку с боковыми решетками.

 — Соски, погремушки, детские бутылочки, — присоединилась Ксюша.

 — Бутылочки — это самое главное, — заявила Наташа, — Как без них поить Сашу молочком? И кормить буду только с ложечки.

Все трое дружно засмеялись.

 — А вместо школы отдадим Сашу в ясли, — улыбнулась Наташа, — Там его будут вместе с остальными малышами учить проситься на горшок.

 — Конечно в ясли, — засмеялась Ксюша, — Маленьким мальчикам, которые мочат штанишки, там самое место.

 — Я не маленький! — закричал я, выплюнув соску.

 — Ш-ш-ш, — поднесла палец к губам Наташа, — Грудные дети не умеют разговаривать.

Наташа всунула мне в рот соску и ласково улыбнулась.

 — Таким мне Саша больше нравится, — с улыбкой сказала моя сестра, — Может так его и оставить? В пеленках.

 — Такой хорошенький с этой соской, — засмеялась Ксюша, — У тебя точно нет фотоаппарата? Надо обязательно мальчишку сейчас сфотографировать.

 — Ути-пути, — ласково сказала Наташа, принявшись трогать мне лицо, — Чьи это пухленькие щечки? Чей это маленький носик?

Быстро усиливающийся позыв по-большому был таким мучительным, что я едва мог его терпеть.

 — Ну что, Саша? — улыбнулась Наташа, — Нравится быть малышом? Не нужно делать уроки. Можно весь день просто лежать в пеленках. Не говоря уже о том, как все о тебе заботятся. Поят молочком из бутылочки, купают...

Ксюша снова тихонько захихикала.

 — Правда, удобно? — спросила меня Наташа, — Можно писать и какать себе в подгузник, когда захочешь. И всегда ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх