Месть старшей сестры (инфантилизм).

Страница: 9 из 10

Видишь, Ксюша, как у ребенка теперь все открыто между ножек?

 — Ты действительно заставила карапуза полностью открыться, — засмеялась Ксюша, — Теперь я могу трогать голенького мальчишку, где хочу.

Неожиданно для самого себя я громко пукнул.

 — Саша тебе подсказывает, с чего начинать! — засмеялась Оля.

 — С попы? — улыбнулась Ксюша.

 — Конечно с попы, — подтвердила Оля, — Хорошенько протри мальчишке между ягодичек.

Холодная тряпочка опустилась мне в попу и щекотно заскользила вверх и вниз между моих половинок. Лёжа на спине с до отказа задранными вверх ногами, я чувстствовал себя полностью беззащитным.

 — Внутри тоже надо помыть, — попросила Оля.

 — Что, запихнуть тряпочку мальчишке в попу? — засмеялась Ксюша.

 — Ага, — кивнула Оля, — Одним пальцем.

Я почувствовал, как что-то углубилось мне в попу.

 — Поглубже! — засмеялась Оля.

 — А как сразу испугался! — улыбнулась Наташа, — Сейчас точно заревет...

 — Надо потерпеть, Сашуня, — ласково попросила меня Оля, — Всем малышам так моют попу.

 — Особенно тем, кто какает себе в подгузник! — засмеялась Ксюша.

Вынув тряпочку у меня из попы, Ксюша продемонстрировала всем коричневое пятнышко ровно посередине.

 — Отложи эту тряпочку в сторонку и намыль другую, — попросила Оля, — Протри мальчишке за яичками.

Девушка принялась мучительно щекотно протирать мне мошонку.

 — Как сразу начал ерзать и дрыгать ножками! — засмеялась Ксюша, — Стоило только дотронуться тряпочкой до мошонки.

 — Мальчики не любят, когда им там моют, — объяснила Оля, — Наш Андрюша тоже дрыгает ножками и пытается вырваться.

 — Неужели все мальчишки так боятся щекотки? — со смехом спросила Ксюша.

 — Еще как! — улыбнулась Оля.

Все дружно засмеялись.

 — У кого тут маленький мешочек между ножек? — ласково спросила меня Ксюша, — Сейчас мы его хорошенечко помоем. Вот так, со всех сторон.

Задрожав от мучительной щекотки, я отчаянно задрыгал ногами в тщетной попытке вырваться из сильных Олиных рук.

 — Не тяжело тебе держать семилетнего мальчишку, когда он начинает вот так вырываться? — спросила у Оли Наташа.

 — Не беспокойся, — улыбнулась Оля, — Я его крепко держу. Пусть дрыгает ножками сколько хочет. Все равно не вырвется

Оля была права. Лежа на спине с задранными вверх ногами, я только и мог, что отчаянно дрыгать ими, пытаясь хоть как-то бороться с нестерпимой щекоткой и острым позывом писать.

 — Теперь помой ножки и ягодички, — подсказала Оля Ксюше.

Ксюша принялась протирать мне намыленной тряпочкой ноги и попу.

 — Кажется, везде намылила, — сообщила она Оле через минуту.

 — Тогда смывай мыло, — сказала Оля, — Возьми чистую тряпочку, намочи в воде и везде протри. Каждый укромный уголок у малыша между ножек.

Ксюша намочила в воде новую тряпочку и начала протирать мне попу. Она как будто специально делала все очень медленно, чтобы подольше помучить меня щекоткой.

 — Отовсюду смыла мыло? — спросила Оля через пару минут, — Тогда опускаем Сашины ножки вниз.

Оля опустила мне вниз ноги и тут же сильно прижала их к столу.

 — Снова бери намыленную тряпочку, — попросила она двоюродную сестру, — Надо помыть карапузу животик. Всё, что ниже пупка.

Ксюша принялась намыливать мне холодной тряпочкой живот, постепенно спускаясь все ниже и ниже.

 — Чей это маленький писюнчик? — неожиданно засмеялась она, бесцеремонно приподняв мне письку, — Вот этого голенького мальчика?

Я густо покраснел, не зная куда деться от смущения.

 — Такой забавный тоненький хоботок! — засмеялась Ксюша, — Сейчас мы его как следует помоем.

Хихикающая Ксюша принялась щекотно намыливать мне письку своей тряпочкой.

 — Ага, оботри мальчишке писульку со всех сторон, — улыбнулась Оля.

Я с трудом терпел Ксюшины манипуляции с моей писькой. Мучивший меня позыв писать сразу стал таким острым, что я чуть не пустил струю.

 — Такое впечатление, что сейчас пустит струйку, — улыбнулась Ксюша, словно читая мои мысли.

 — Я тоже заметила, — согласилась Оля, — Посмотри, как у карапуза напряглась писулька. Кстати, у нашего Андрюши фонтаны во время подмывания — это обычное явление. Особенно он любит писать, когда его мажут между ножек детским кремом.

 — Представляю, — засмеялась Наташа и вслед за ней остальные девушки.

 — Медсестра нам сказала, что все малыши это делают, — сообщила Оля, — Особенно мальчики.

 — А к семилетним это тоже относится? — со смехом поинтересовалась Ксюша.

 — От Саши сегодня всего можно ожидать, — заметила Наташа и все засмеялись.

 — Хорошенько оботри мальчишке вокруг писульки, — подсказала Ксюше Оля, — Особенно снизу, где яички. Ага, вот так. А теперь можешь брать чистую тряпочку и смывать отовсюду мыло.

Ксюша поменяла намыленную тряпочку на чистую и начала протирать мне живот.

 — Потерпи еще немножко, — ласково сказала она мне, — Надо отовсюду смыть мыло.

Холодная тряпочка заскользила по моему лобку. Дрожа от мучительной щекотки, я из последних сил боролся с нестерпимым позывом писать.

 — Ну вот и все! — объявила Ксюша, прекратив наконец меня мучить, — Наверное надо снова помазать карапуза кремом от опрелостей?

 — И так столько крема на Сашу потратили, — хмыкнула Оля, — Знаешь, какой он дорогой? Лучше возьми вот это детское масло.

 — У Ольки все есть, — засмеялась Наташа, — Что бы я сегодня без нее делала.

Оля протянула Ксюше небольшую бутылку с прозрачной жидкостью.

 — Давай я сразу задеру мальчишке ножки, — сказала она, уложив меня в знакомую беззащитную позу, — Будем делать все в том же порядке, как при подмывании.

 — Понятно, — кивнула Ксюша, — Хочешь, чтобы я снова начала с попы?

 — Правильно, — улыбнулась Оля, — Сначала попу. Потом хорошенько помажь мошонку. И после этого займись карапузом спереди.

Ксюша нерешительно открыла бутылку с детским маслом.

 — Просто полей из бутылочки, — подсказала Оля, — А потом размажешь везде масло.

Я почувствовал, как что-то полилось мне между ягодиц.

 — Проведи одним пальцем между ягодичками, — подсказала Ксюше Оля, — Вот так, ровно посередине. Теперь вниз. А сейчас помажь малышу ягодички всей ладонью. Сначала одну. А теперь вторую.

 — Так сильно дрыгает ножками, — улыбнулась Ксюша, щекотно скользя ладонью между моих половинок, — Ты можешь держать мальчишку покрепче?

 — Сейчас я зажму карапузу ножки, — сказала Наташа, — Вот так.

Лишенный возможности двигаться, я чуть не заплакал от обиды и беспомощности.

 — Ага, так намного удобнее, — согласилась Ксюша, — Ну что, помазать карапузу дырочку в попе, как ты делала?

 — Как хочешь, — улыбнулась Оля.

Не удержавшись, я громко пукнул.

 — Ты знаешь, Олька, я передумала, — засмеялась Ксюша, — Не хочу мальчишку там дразнить, а то он сейчас снова наложит кучу. Лучше займусь Сашиной мошонкой.

Я вздрогнул от неожиданного прикосновение чужих пальцев ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх