Проклятый бог и блондинка

Страница: 1 из 3

Впервые я услышала этот голос в мозгу две недели назад. «Повинуйся мне и станешь великой царицей». Списав все на утомленное состояние, я решила в ближайшее время сходить к психиатру или к невропатологу, черт их там разберет. Закрутившись с делами, я позабыла про этот случай.

И вот в субботу, проспав до двенадцати часов, я вновь услышала: «Повинуйся мне и станешь великой царицей». Тут уж стало не до смеха. Списать глюки на утомление, как в первый раз, уже не получалось. К тому же я явственно слышала эти слова ушами.

 — Кто здесь? — я подскочила на кровати, испуганно озираясь. Неужели кто-то из моих ухажеров проник в квартиру? А я — полностью обнаженная, ну, не привыкла я спать в пижамах или ночнушках.

Я заглянула под кровать, потом бегом осмотрела кухню и туалет с ванной. Никого! Ни в шкафах, ни на антресолях... Накинув халатик, я даже методично проверила, что творится за окнами.

Все, крыша едет...

. «Повинуйся мне и станешь великой царицей» — голос раздался возле самого уха. Нервы мои не выдержали, я подскочила и ринулась к входной двери. Меня уже не волновало, что мое тело прикрывает лишь тоненький халатик, а весьма пышные груди так и норовят выскользнуть из выреза.

Однако я не успела добежать даже до коридора. Что-то или кто-то схватил меня за волосы. От боли из глаз посыпались искры, к тому же из-за набранной скорости мои ноги взлетели выше головы, и я навзничь рухнула на палас.

 — Повинуйся или умрешь, как червь. — Услышала я басовитый голос. — Ты, презренная чернавка, не желаешь слушаться меня?

Я не успела опомниться, как меня придавила к полу неведомая сила и принялась рвать на мне халатик. Я попыталась сопротивляться натиску, но куда там: руки ловили пустоту, в то время как невидимый мужчина уже вовсю исследовал мой организм. Я отчетливо видела, как мои груди сжимаются, и после этого на нежной коже остаются красные пятна. Да и попку тискали не отличимые от настоящих похотливые лапы. Действие равно противодействию, говорите? Ха, рассказывайте сказки!

Со стороны должно быть сценка смотрелась весьма увлекательно. Блондинка с роскошными формами извивается на паласе, машет руками, как ветряная мельница, а ее одежда сама собой трещит и рвется, обнажая ухоженное тело.

Я взвизгнула: невидимый противник воспользовался тем, что в какой-то момент борьбы мои бедра разошлись шире, чем следовало, и тут же запустил в меня палец. Обнаружив постороннее проникновение в собственное влагалище, я неимоверным усилием смогла все-таки перевернуться на живот и выскользнуть из навязанных мне объятий, а заодно освободиться от исследовавшего меня изнутри пальца.

Но не тут то было. Мое положение только ухудшилось. Невидимка навалился на меня и схватил сзади за шею, вдавив мое лицо в жесткий палас. Тело неизвестного хоть и было невидимым, зато весило изрядно, и я оказалась зафиксированной на полу и не помышляющей о сопротивлении. Естественно, неведомый не преминул этим воспользоваться. Подол моего халатика даже не был задран, а попросту оторван, и мой зад, как ранее и сиськи, оказался выставлен на показ. Я конечно попыталась туго сжать бедра, но между ними тут же вторглось твердющее колено, заставив меня слегка развести ножки.

Это еще не было поражением: посмотрим, как незнакомцу удастся войти в меня из этой позы.

Впрочем для меня тоже хорошего было мало. Невидимка по-прежнему без усилий удерживал меня за шею сверху, а снизу меня подпирало колено, вдавливающееся в киску. Таким образом мои ягодицы были предоставлены в полное распоряжение неведомого насильника. Осознав это, я завернула руки за спину и прикрыла попку ладонями. Но это не помогло. Невидимые руки обладали избирательной проникающей способностью. Они тискали и мяли любую ягодицу на выбор, и в то же время не дотрагивались до моих рук.

У-у-ух... В какой-то момент я слишком расслабилась, осыпая проклятиями фундаментальную физику, и прозевала момент, когда неведомый убрал колено и... Член невидимки оказался ужасающе толст. К тому же, пресловутая избирательность, позволила ему войти в мое влагалище так легко, словно меня вот уже полчаса подготавливал самый знойный мачо. Вот теперь я знаю, что чувствует чулок, одетый на ногу. По крайней мере мне показалось, что я состою из одних стенок влагалища, неимоверно растянутых и едва не лопающихся от напряжения.

Дабы меня не порвали, я поспешила раздвинуть ножки пошире, провезя коленками по паласу так быстро, что почувствовала коленными чашечками слабый ожог от трения об искусственный ворс. А потом и оттопырила попку, насколько это было возможно в этой позе, чтобы невидимка осуществлял свой черный замысел наиболее безболезненно для меня.

 — О, да, Марина! — Услышала я.

Интересно, откуда этот подлец знает как меня зовут? И, кстати, все это время я не слышала ни пыхтенья, ни сопенья. А теперь: «О, да, Марина!». Как будто для него старалась... Сам бы попробовал вот так: лицом в палас, да еще с вбитым во влагалище колом невесть какого диаметра. Эх, вот бы этому умнику вбить такой в задницу, да чтобы был раскален добела.

Однако пока было все наоборот, что и подтвердилось очень скоро. Невидимка начал двигаться. Теперь я не только лежала под ним натянутая, словно перчатка, на его стержень, но и начала получать мощные удары. О, это не было так плохо, как я думала, когда он только приступил. К счастью скольжение во мне хоть и было болезненным, но это было именно скольжение, а не продирание насухо. Так что все что мне оставалось — закусить губку и стонать в палас от боли в неимоверно растянутой киске. Ухудшало мое положение и то, что невидимый член был увит невидимыми венами. Казалось, меня протыкает бур, самый большой из тех, что берут на подледную рыбалку.

Мой зад ходил ходуном, щека и груди елозили по жесткому ворсу, а неизвестный все продолжал и продолжал таранить мое абсолютно беззащитное перед ним влагалище.

Через какое-то время то ли мои мышцы растянулись, то я сама ли приладилась поддавать задом, чтобы терзавший меня член входил строго под одним углом. Но факт остается фактом: боль исчезла, я немного расслабилась и только тихонько охала при особенно сильных ударах. А потом и вовсе предательский клитор вдруг отозвался на ребристый член несмелым, едва пробивавшимся сквозь боль, наслаждением.

Вот те на! Меня трахает невидимка членом, наверное, побольше конского, а я начинаю получать от этого удовольствие! Вот те два! Неужели это мое больное воображение, уставшее от вежливых и обходительных кавалеров, подсовывает бред с изнасилованием невидимкой?

Как бы то ни было, но это мне не понравилось. Чего доброго невидимка почувствует, как я увлажняюсь. Да еще подумает, что мне доставляет удовольствие его грубое обхождение. А если это войдет у него в привычку?

Я едва не взвыла. Что-то надо было делать.

Я просунула руку между животом и паласом, желая ущипнуть предателя до боли, чтоб забыл об утехах. И вдруг мои пальцы наткнулись на ходящий член. Впервые я почувствовала хоть что-то, что принадлежит невидимке. И больше не раздумывала, изо всех сил впившись ногтями в бугристую поверхность.

 — О, ты хорошо делаешь, Марина.

Ах, ты мерзавец какой... Я едва не взвизгнула от досады, но новая серия частых и мощных ударов пригвоздила меня к полу.

Тут уж мне стало не по себе, мое истерзанное влагалище всерьез увлажнилось, и я поняла, что во-первых, возбудилась не на шутку; а во-вторых, вот уже несколько секунд активнее, чем следовало бы, подмахиваю насильнику. Честно говоря, не ожидала от себя такой прыти. Все-таки, хоть меня и записывали частенько в бляди, но сама я себя такой не считала. И вот на тебе. Меня жарят так, что если б у неведомого был презерватив на члене, то давно попахивало паленой резиной, а я тут размякла и приготовилась получать удовольствие! Однако что-либо изменить не представлялось возможности. Я только попыталась не ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

+8.6 (94)
21473
2
26 мая 2015
4
 
наверх