Власть наслаждения

Страница: 2 из 5

этот раз он совершенно не собирался проводить какую-либо воспитательную работу. Дежурная жалоба мадам Бернар на дочку, заявившуюся домой под утро, в растрепанном виде: «А вдруг она беременна и я стану бабушкой в таком раннем возрасте!!!», конечно же, не являлась поводом для разборок. Но, проходя через приемный зал в гардеробную, чтобы переодеться к предстоящему фуршету у клиента, Ник услышал шум на втором этаже и подняв голову обнаружил

возле перил, в невесомом, слегка распахнутом шелковом халатике, стояла Саша. Только сейчас Ник заметил, что это была уже не угловатая нескладная девочка подросток, а восхитительная «лолиточка».

Влажные, после душа, волосы эротично ниспадали на кукольное личико девочки, не скрывая при этом ни приоткрытых пухленьких губок, с ровным белоснежным рядом зубов за ними, ни пары лукавых глаз, весело смотревших на отчима. Вот с кончиков волос сорвалась маленькая капелька, которая озорно устремилась в ложбинку между очаровательных холмиков девушки. Намокшая ткань халатика только выгодно подчеркивала эти упругие (и весьма немалые для её возраста) грудки и выделяли стоящие, как оловянные солдатики, чудные розовые соски. Колыхающиеся полы халата приоткрывали дивные стройные ножки, облаченные чулками, почему-то разного цвета — черная паутина облегала правую ножку, а левая была обтянута почти невидимой тканью телесного цвета, присутствие которой выдавал только ажурный борт. Можно было заметить, что на девочке нет трусиков.

 — Ник, ты так рано. Что-нибудь случилось? — бархатный голос чарующей музыкой донесся до слуха Ника. Стремясь скрыть неожиданно нахлынувшие чувства, Ник произнес свою глупую тираду. Но предательский голос сделал её еще более нелепой. Во рту пересохло, а внизу живота возникло такое тягучее, теплое, очень сладостное томление. Ник попытался взять себя в руки и поскорее убраться восвояси. Но в это время, словно из воздуха, Саша материализовалась рядом с ним. Нежная ладошка провела по лбу, щекам, плавно спустилась к волосатой груди.

 — Ник, ты заболел? Ты весь вспотел, бедненький.

Сквозь плотную брючную ткань Ник вдруг ощутил весь жар прижавшейся к его паховой области девичьего бедра.

 — Да. Нет. Я Сашенька!!! — не было сил стоять и Ник, часто и тяжело задышав, оперся на девочку, с трудом удерживая свои руки на её плечах. Не бывалый по силе магнит тянул их ниже и ниже, туда, где под прозрачной тканью отчетливо просматривались попочка, такая славная, упругая, дразнящая.

 — Давай я тебе помогу дойти в твою комнату — несмотря на кажущуюся хрупкость, девушка, с какой-то даже мистической легкостью, повела крупного мужчину, словно ребенка, вверх по лестнице.

«Боже, она же мне дочь! Это же ребенок!!! Это нельзя» — последние капли рассудка были снесены бешеным напором маленького, но очень проворного язычка, ворвавшегося в рот Ника. С небывалой силой она толкнула его на кровать и оседлала. Также неожиданно перед взором совершенно обезумевшего Ника возник потайной бутон девочки, обрамленный нежными волосиками, еще хранившими в себе одурманивающий аромат розовой воды. Промежность девушки требовательно тёрлась о его рот и язык самопроизвольно стал ласкать её, постепенно сосредотачиваясь на бугорке клитора, попутно впитывая в себя восхитительные девичьи соки. Вдруг с каким-то нечеловеческим рычанием, девушка резко отодвинулась от его головы и сильным движением, словно вгоняя в себя кинжал, оседлала член Ника, неведомо когда и кем освобожденного от одежды.

Не то, чтобы у Ника было мало в жизни секса. Супружеская жизнь не в счет — уже на первом году совместной жизни, секс с мисс Бернар превратился в супружеский долг, со стабильной частотой один раз в месяц. Супруга, никогда не получавшая оргазма при сношении с мужчинами, воспринимала секс как некий обязательный ритуал на пути получения от них чего-либо. При этом она изображала страсть на лице и озвучивала этот процесс, на столько, на сколько простирались её дальнейшие планы по взаимовыгодному сотрудничеству. Для Ника мисс Бернар была мечтой его прыщавой юности, когда она вела по местному каналу уроки аэробики, во время которых так энергично колыхались её груди, пятого размера, за едва скрывавшим их купальником (столь соблазнительный размер был обеспечен, однако, не столько благодаря спорту, сколько за счет достижений медицины), а он, специально, встав пораньше перед школой, вместо зарядки самозабвенно онанировал, глядя на эту, одновременно, такую далекую и в тоже время, благодаря совей фантазии, очень доступную теледиву. Теперь ежемесячная дань детству, а также периодически возникающие мимолетные романы с претендентками на участие в различных шоу или рекламах, с их скорострельным перепихом, где-нибудь в рабочем кабинете или на заднем сиденье автомобиля, в парковой зоне города, вполне его удовлетворяли.

Но в этот раз его сознание словно оставило тело и наблюдало за всем как бы со стороны, отдаленно фиксируя какие-то моменты, сквозь непробиваемую пелену наслаждения. Вот его член туго охватили мышцы влагалища, словно железная рука в бархатной перчатке — одновременно являясь и капканом, из которого не было спасения, и источником неземного наслаждения. Момент взрыва неотвратимо приближался. Уже тело напряглось в невыносимо сладком предвкушении. Казалось ничто и никто не могут вмешаться в этот процесс. По сравнению с этим грядущим мигом все стало настолько мелочным, незначительным — занятие любовью с несовершеннолетней, пусть не родной, но все же дочерью, незапертая дверь спальни, в которую могли войти и приходящая прислуга, или младший брат Саши, либо та же жена, да хотя бы всеразрушающее цунами, все это неважно.

 — Кто лучшая трахальщица, я или мама? — вопрос чудным образом пробился до сознания Ника. При этом его словно током поразила мысль, что если он не ответит, не сделает все что от него потребует эта маленькая негодяйка, долгожданного МИГА не БУДЕТ!

 — Да, да, ты, только ты, ты самая лучшая в мире — вполне искренне, срывающимся голосом прокричал Ник.

 — Да, я, только я, только со мной у тебя будет такое наслаждение.

В этот же момент вся реальность рухнула. Ник с неимоверной силой разрядился в неё. Но мало того, что разрядка была небывалой по силе ощущений, она продолжала сотрясать его тело раз за разом. Немигающий взгляд девочки внимательно наблюдал за ним. Казалось, что она застыла. Но там, там внутри неё продолжалась своя активная жизнь. Словно какой-то внутренний мощнейший пылесос продолжал выкачивать семя, а вместе с ним, казалось, и саму жизнь из тела Ника, поскольку с каждым таким микровзрывом сознание проваливалось все дальше в пустоту.

 — Так кто лучше всех на свете — слова девочки, произнесенные вроде бы только губами, словно фанфары оглушили Ника.

 — Ты, только ты, ты самая — последнее, что смог прохрипеть он, перед тем, как впасть в небытие.

Сколько времени он пролежал, отключившись, Ник не знал. Но сознание вернулось к нему также резко, как и покинуло. Только что из него выжали все соки. Тем не менее, он с удивлением отметил, что его член продолжал стоять и постепенно, под легкими волшебными пассами ручек Сашеньки, стало возвращаться вместе с сознанием желание. Он успел отметить несколько странный взгляд девочки, устремленный на его чресла, в котором читалось некоторое сожаление. Но желание, вновь стремительно, словно чудовищный голод каннибала при виде аппетитного человеческого тела, стало овладевать сознанием, не дав обдумать ни секунды увиденное. В этот момент за дверью что-то упало.

***

Будучи еще маленьким, Сэмик часто подглядывал за сестрой. В детстве это невольно поощрялось мамой, поскольку как только он стал сносно говорить, за подробные доклады о поведении старшей сестры, всегда следовали какие-нибудь подарки — сладости, игрушки или даже поход в Диснейленд. Правда,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх