Классная учительница

Страница: 2 из 3

всей души рассмеялся Миша. — Ты думаешь, мужчина может остановиться, когда перед ним такая сладенькая сучка, которая к тому же течет вовсю? Ну, ладно, чего мы все трепемся, я уже хочу трахнуть тебя, как последнюю блядь.

Заскулив от страха, Оленька почувствовала, что к ее набухшим губкам приставляют нечто большое, горячее и округлое. А потом... А потом раскаленный член во-рвался в ее, совсем неприспособленное для такого грубого обращения, влагалище. Оленька вскрикнула, осознав собственную беспомощность перед бешеным напором огромного члена. О, да, член, заполнивший ее всю, был огромным, гораздо большим, чем у мужа. И твердым, таким твердым, что Оленька испугалась за свою бедную «девочку», безропотно отданную на растерзание этому грубому чудовищу. А еще через мгновение Миша принялся охаживать свою учительницу, покорно подставляющую ему свою щелочку. Рыча, он засаживал ей так глубоко, как никогда еще у нее не было. Одновременно, он тискал ее груди, упруго трепещущие в такт мощным ударам. Через ка-кое-то время Оленька поняла, что если бы не член, бесцеремонно таранящий ее истерзанное влагалище, она бы упала — ноги предательски дрожали, а руки бессильно цеплялись за стену.

Наконец, Миша остановился. Но фрикций не прекратил, его движения стали плавными. Он, тяжело дыша, прохрипел:

 — Вы такая узкая, Ольга Николаевна, что я уже не могу сдерживаться. Вы с мужем в презервативе... занимаетесь любовью?

 — Нет, — всхлипнула учительница, — я принимаю противозачаточные.

 — Чудненько, — простонал Миша и нанес такой удар, что ноги женщины оторвались от пола, и она несколько мгновений торчала на члене, словно насаженная на кол. Толстый набухший ствол вонзился так глубоко, что, казалось, он разрывает внутренно-сти. Словно этого было мало, член начал мощно сокращаться, выбрасывая обжигающую жидкость, опаляющую истерзанное влагалище. Оленька едва сдержала стон — то ли от боли, а то ли от нокаутирующего наслаждения от этого огромного члена, продолжавшегося взрываться внутри нее. И тут Миша, хрипя, наклонился и, просунув руку между бедер учительницы, резко сдавил набухшие лепестки. Оленька почувствовала накатывающую дурноту, но поделать со своим телом ничего не смогла.

Неожиданный опустошающий оргазм накрыл ее словно девятый вал. Она услышала словно со стороны собственные стоны, ощущая, как сокращаются ее мышцы, растянутые мощным поршнем, обхватывая его и лаская тугой лаской. Миша обнял Ольгу Николаевну и, поглаживая упругие груди, все еще вздымающиеся в такт бурному дыханию, хрипло проговорил:

 — А вы ведь кончили, Ольга Николаевна. И как? Понравилось? — с этими словами Миша пару раз двинул бедрами. Ощутив, как еще не опавший член ходит в ней, Олень-ка наклонила голову, коснувшись лбом стены, и закусила пухлую губку, чтобы не вы-дать себя предательским сладким стоном. — Мне тоже понравилось, — новые протяжные движения бедер, — ты такая тесная и сладкая. Так что будем из тебя вдумчиво и последовательно делать блядь.

Ольга Николаевна дернулась и, забившись, соскользнула с члена. Ей хотелось показать насильнику несломленность жертвы, но тут по внутренней стороне бедер обильно потекла сперма, вытекающая из измученной дырочки. Оленька представила себя — с задранной юбкой, с грудями, торчащими из распахнутой блузки, да еще с мед-ленно стекающей по стройным ногам спермой, весь ее запал прошел, и из глаз брызнули слезы.

 — Ольга Николаевна, приводите себя в порядок скорее. Большая перемена конча-ется через пять минут. Или мне сказать параллельному классу, что вы заболели?

 — Нет... — всхипнула учительница, — только не ты... Я... Я сейчас..

 — Уважаю. — Миша показал большой палец. Приблизившись, он взял заплаканное лицо в ладони и крепко поцеловал. От грубоватой ласки у Оленьки едва не подогнулись и так дрожавшие колени, но она на поцелуй не ответила, испепеляя взглядом насильника. — Из тебя классная блядь получится, — сказал Миша и отвесил увесистый звонкий шлепок по упругой попке.

Домой Оленька пришла ни жива, ни мертва. К счастью, мужа дома не было. По-этому она быстренько надела новые трусики, и только тогда вздохнула с облегчением. Какое-то время она стояла перед зеркалом, вглядываясь в собственное отражение, словно ища признаки грехопадения. Но ничего такого зеркало не отражало. Даже на-оборот. Ольге Николаевне показалось, что ее лицо посвежело и, да, похорошело. Задумчиво закусив губку, учительница повернулась к зеркалу спиной. Приподняв юбку, она взглянула на отражение из-за плеча. Непонятно почему, первыми ей попались под руку самые развратные трусики, подаренные подругой. Оленька их никогда не надевала, и вот, надо же сейчас именно они оказались на ней, словно символ разврата. «У вас отличная задница, Ольга Николаевна». Слова Михаила вновь зазвучали в ушах. Оленька повернулась к зеркалу и подняла юбку спереди.

Трусики едва закрывали интимную прическу, а тонкая ткань рельефно обрисовывала лобок. Рука непроизвольно потяну-лась к источнику запылавшей страсти. И едва палец утонул в нежной щелочке, как мо-лодая женщина хрипло застонала. Никогда раньше она не занималась ничем подобным, и теперь, словно испугавшись, собственной чувственности, Ольга Николаевна торопливо одернула юбку и почти бегом направилась в ванную. «Я веду себя, как блядь, как последняя блядь», — билось у нее в голове.

Возращение мужа, совместный ужин — все было как всегда — чинно, интеллигентно, по-домашнему... Вот только иногда Ольга Николаевна вздрагивала. Ей в голо-ву пробиралась мысль «Я — блядь». Женщина прислушивалась к новизне ощущений, вдруг чувствуя сладкую истому между бедер. А однажды, когда ощущения внизу живота стали почти нестерпимые, в ее хорошенькую головку закралась и вовсе идиотская мысль: «Вот бы мне сейчас туда хороший член»...

А утром в квартире прозвучал звонок. В трубке прозвучал спокойный голос Миши. «Ольга Николаевна, сегодня на улице прохладно, так что наденьте чулки. У вас есть чулки?».

До школы Ольга Николаевна еле дошла — подгибающиеся ноги не несли ее в это гнездо разврата. Но на уроках попранное чувство собственного достоинства и угрызения совести куда-то пропали. Молодая женщина ощущала себя грациозной в достаточно целомудренной узкой юбке, открывавшей стройные ножки чуть выше колена и чер-ном обтягивающем балоне, выгодно подчеркивающем красивую грудь. Одновременно она ощущала себя и ужасно развратной под юбкой — на ней были те самые трусики из трех узких полосок ткани, скрепленных на попке металлической бабочкой, а также черные чулки.

Но все ее настроение упало, едва прозвенел последний звонок, и 11б мигом ис-парился из класса. За партой остался сидеть только Миша.

 — Ольга Николаевна, мне вот тут непонятно... — с ухмылкой глядя в глаза учительнице, сказал он. — Объясните мне? Только дверь заприте.

Едва не падая в обморок, Оленька прошла к двери и, заперев ее, обернулась. Миша сидел, выставив ноги в проход между партами.

 — Ну, иди сюда, сладкая.

Когда учительница подошла к своему ученику, он усадил ее на колени и принялся лапать молодое податливое тело. Его руки были везде: то мяли упругие груди, то стискивали попку, то забирались под юбку, гладя шелковистую кожу над кружевной резинкой чулка. Изредка ненароком пальцы задевали лобок в стремлении проникнуть между ног. Оленька вздрагивала и плотнее сжимала бедра, словно это могло остановить похотливого самца. А Миша довольно хмыкал и убирал руку из-под юбки учительницы, чтобы заняться ее грудью. Наконец, удовлетворенный покладистостью и беззащитностью своей жертвы, он нажал ей на плечи и заставил опуститься на колени.

Какое-то время Миша наслаждался видом покорно застывшей перед ним Оленьки, а потом сказал:

 — Ну, сосать умеешь?

Оленька ...  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

+8.6 (94)
21448
2
26 мая 2015
4
 
наверх