Классная учительница

Страница: 3 из 3

помотала головой. Во всех ее мыслях за этот день, даже самых грязных, такого не было! Она даже подумать не могла, что ее сегодня могут не только изнасиловать, но и заставить взять в рот мужской член! В смятении она опустила глаза, не в силах вынести насмешливый взгляд насильника.

 — Это очень просто, — услышала учительница голос своего мучителя. — У меня на тебя уже стоит, так что умения не надо — только прилежность.

Трясущимися руками Оленька расстегнула ремень и молнию джинсов. Немного поколебавшись, она приспустила резинку трусов и освободила твердый ствол, весь в прожилках вен. Багровая головка очутилась прямо перед ее глазами — неимоверно раздувшаяся с маленькой блестящей капелькой на кончике.

 — Но я... — проблеяла Оленька.

 — Давай-давай, возьми его в ротик, — перебил ее Миша.

Его рука легла на затылок женщины и пригнула к паху так, что пухлые губки коснулись навершия. Ольга Николаевна отшатнулась, оставив на глянцеватой кожице отпечаток помады. Но неумолимая рука вновь вернула ее в исходное положение.

 — Давай-давай, тебе понравится!

И Оленька, раскрыв губки, в которые нетерпеливо тыкался твердый член, вобрала его в рот. Ощущения были потрясающие. Член слегка подрагивал в ее полных губах, ощущавших биение какой-то жилки. На какое-то время женщина застыла в ступоре, не решаясь сомкнуть губы плотнее. Волны унижения захлестывали ее. Но тут раздался спокойный голос Миши:

 — Соси, сучка...

И тогда Оленька, крепко зажмурившись, плотно обхватила ртом толстый член, ткнувшийся ей в нёбо, и, прижав язычок к бугристому стволу, сделала сосательное движение, словно сосала большой леденец.

 — О, да! — простонал Миша. — Ты просто прелесть. Давай шустрее, — скомандовал он.

Оленька, не открывая глаз, принялась посасывать огромный член, заполнивший весь ее ротик и едва позволявший двигаться язычку.

 — Хорошо. Теперь подвигай головкой туда-сюда и одновременно соси. — Приказал Миша.

Оленька послушно начала двигать головой, плотно смыкая колечко губ на ство-ле.

 — Глубже! О-о-у!..

Молодая женщина вбирала неимоверно раздутую головку все глубже, пока она едва не проскользнула в горло, перекрывая дыхание напрочь. На глаза навернулись слезы, но этого было мало.

 — Хочу выебать тебя в рот.

Миша вдруг встал, положил руку на затылок женщине и принялся двигать бед-рами, забивая член глубоко-глубоко. Оленька, плача от унижения, от недостатка кисло-рода и рвотных позывов от особенно глубоких погружений, вцепилась в джинсы своего мучителя, пытаясь отодвинуться. Однако Миша не позволил, удерживая ее голову.

 — Ух, губы плотнее. О-о-у, да, детка... О...

И тут в горло Оленьке хлынул мощный поток спермы. Чтобы не захлебнуться, она принялась глотать терпкую, слегка вяжущую жидкость. Все в нее не помещалось — бурно сокращавшийся член ходил ходуном, и сперма текла прямо на растянутую упругой грудью ткань.

Миша тяжело опустился на стул, удерживая Ольгу Николаевну в том же унизительном положении — стоя на коленях перед насильником с все еще твердым членом в ротике.

 — Хорошо, еще один шаг сделан, Ольга Николаевна. Вы все ближе к идеалу бля-ди. — Он снисходительно потрепал учительницу по щеке. — Соси еще, соси. Ты меня так возбуждаешь, что мне даже не нужно отдыха.

Миша стянул с учительницы балон и, заставив ее вновь взять в рот, принялся играть сосками грудей, выскользнувших из тесного бюстгальтера. Оленька, слегка морщась от слишком сильных щипков, продолжала прилежно отсасывать. Она так увлеклась, что сама не заметила, как ее пальчики обхватили толстый ствол у основания, а язычок любовно обхаживал пульсирующую головку.

Наконец, Миша остановил учительницу и приказал:

 — Ну-ка, сучка, попрыгай на нем.

Хриплый голос ученика слегка отрезвил увлекшуюся учительницу, и она с ужа-сом поняла, что только что не просто отсасывала у своего насильника, а отсасывала с наслаждением, трепетно и страстно. Еще больший ужас вызвало то, что она была пол-ностью готова к совокуплению с подлецом! Ее влагалище стало влажным и нетерпеливо пульсировало, требуя внимания, внимания не нежного и трепетного, как с мужем, а грубого и властного. «Как сучка, я хочу толстого хуя, который меня выебет!» — уничижительно подумала Оленька, словно мстя себе самой за неподдающееся контролю возбуждение. Однако она замешкалась, коря и стыдя себя за блядский образ мыслей, столь далекий от ее идеалов. Ольга Николаевна не могла смотреть на стоявший как кол, чувствуя отвращение к нему... и притягательность. Она даже не сопротивлялась, когда с нее сдернули юбку, лишь переступила, чтобы не испачкать упавшую юбку туфельками на шпильке. Учительница стояла совершенно обнаженная перед своим учеником, не считая черных чулков на стройных ножках.

 — Ну, что застыла, сучка?..

Звонкий шлепок по упругой ягодице заставил преодолеть стыд, и Оленьке при-шлось расставить ноги, податься вперед и опуститься на член. Миша ловко направил его в увлажненное влагалище. Учительница закусила губу, чтобы не закричать от удовольствия, пронзившего ее одновременно с властно ворвавшимся в нее членом. Напря-гая ножки, учительница заскользила туда-сюда на толстом стволе, пытаясь уговорить себя, что делает это по приказу ученика, не оставившего ей выбора, а совсем не от нестерпимого желания.

Постанывавший время от времени Миша ухмыльнулся, сжал до боли шикарную грудь и, глядя в лицо учительницы, произнес:

 — Ну, Ольга Николаевна, вы ведь взрослый человек, зачем вы себя сдерживаете?

Ольга Николаевна почувствовала насмешку в тоне ученика, лицо ее вспыхнуло от досады, но остановить своих движений она не смогла, прогибаясь, чтобы член, хо-дивший в ней, доставал до самых чувствительных уголков. Миша снова ухмыльнулся и, чуть наклонившись, поймал губами танцевавший перед его лицом сосок. Оленька слегка застонала, уже не в силах побороть чувственность. А Миша, лаская сосок языком и губами, а упругую попку пальцами, иногда отрываясь, говорил:

 — Ну, ты ведь блядь... А бляди... так себя не... ведут. Они кричат... и... стонут... Извиваются на члене... Прыгают на... нем...

И Ольга Николаевна, чувствуя как ее прорывает, вскрикнула и принялась, сто-ная в голос, насаживаться на член всерьез, с максимально возможной частотой подмахивая твердому хую... Она кончила в конвульсиях, но это лишь раззадорило прекрас-ную наездницу — ее пыл только разгорелся. Заставив удвоить усилия.

Ольга Николаевна была уже близка ко второму оргазму, когда Миша вдруг остановил ее, властно обхватив тонкую талию рукой и придавив стройное тело вниз так, что Оленька почувствовала, как твердый кол проникает в желудок. Задыхаясь, она не-терпеливо заелозила на мужском достоинстве, недоумевая, почему ей больше не позволяют скакать на этой великолепной лошадке. Нет, так тоже было хорошо, но хотелось продолжить бешенную скачку до сметающего все оргазма.

 — Ты блядь? — спросил Миша.

Не в силах отдышаться, Оленька прохрипела:

 — Да, я твоя блядь, трахай меня... Я хочу, чтоб ты ебал меня...

Учительница прижалась голыми роскошными округлостями к Мише, неизвестно когда лишившемуся рубашки.

 — Ну, пожалуйста, — умоляюще заскулила она, но не возразила, когда ее, покорную, сняли с члена и положили на парту. Ольга Николаевна ждала, что ее трахнут теперь в такой позе, и беспрекословно подняла ноги повыше и развела далеко в стороны, когда ей приказали это сделать.

 — Нет, — услышала она, — ты еще не окончательно блядь, если так можно выра-зиться.

Оленька попыталась возразить, что куда уж дальше... И добавить, что она со-всем не против, чего уж там... Она блядь, и если бляди так трахаются, как она сегодня, то она согласна быть блядью...

Однако все пошло не так, как она предполагала.

Миша приставил член к ее анусу и, прежде чем смущенная учительница успела указать ученику на его ошибку, плавным движением бедер послал его вперед, а сам навалился на учительницу.

Оленька вскрикнула и захрипела от боли, пронзившей ее. Она заизвивалась, пытаясь соскользнуть с огромного члена, вошедшего в попку, пытаясь избавиться от насильника, причинявшего такую боль. Но Миша держал ее крепко и не позволил освободить свой зад от постороннего предмета. Потом он наклонился и нежно прикусил сосок, его руки ласкали упругие ягодицы.

 — Вот теперь, ты почти настоящая блядь... Расслабься, я еще только вошел, выебу тебя в попку, только тогда ты станешь стопроцентной блядью. Сейчас я тебя отпущу, ты не дергайся — хуже будет... Я буду осторожен...

Ольга Николаевна неуверенно кивнула. Миша отпустил ее и выпрямился. Его рука легла на прическу на лобке, а большой палец уверенно прижал набухший клитор, вызвав прорвавшееся сквозь боль наслаждение. Затем Оленька почувствовала, как член в ее попке медленно заскользил дальше в тугую глубину. Она закусила губку, зажмурив глаза. Однако первоначальной боли не было в помине. Оскверненный анус лишь пульсировал, неимоверно растянутый беспощадно толстым членом: настоящая боль была только в момент проникновения. Мишин палей продолжал неумолимо играть с клитором и верхним уголком нежных губок, и Оленька слабо застонала, когда член в ее попке совершил пару путешествий в тесном плену. А через еще какое то время учительница требовательно надавила пятками на ягодицы ученика, и тот ускорил движения. Вскоре ее трахали в зад, а она только хрипела и елозила по парте, стараясь по-глубже насадиться на твердый член.

Оргазм пронзил Оленьку неожиданно, и она закричала и забилась, ощущая, как сокращается ее анус, сжимая толстый ствол. Но это было еще не все. Миша зарычал, и учительница почувствовала, что в нее хлынула сперма, вытесняя милый предмет из дырочки...

Когда в голове Ольги Николаевны немного прояснилось, она нашла себя под тяжестью навалившегося мужского тела. Оленька нежно поцеловала своего ебаря за ухо и так же нежно погладила восхитительные мужские ягодицы. Член еще находился в немного саднившей попке, но учительница находила это восхитительным.

Миша пошевелился и, поцеловав свою учительницу в губы, сказал:

 — Мы сделали из тебя блядь, теперь будем учиться быть блядью... Никаких трусиков, никаких брюк, только чулки и легко расстегивающиеся блузки...

Ученик выпрямился, по-хозяйски оглядел распростертое перед ним великолепное тело.

 — Посмотрим, как ты усвоила урок. Итак, кто ты?

 — Я твоя блядь, — промурлыкала учительница.

 — А кто я?

 — Ты мой ебарь... — застонала она счастливо...

vicky_kud@bigmir.net

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

8 комментариев
  • cobeleno
    4 июня 2012 15:21

    классный рассказ. Рождение бляди описано великолепно. Так держать автор.

    Ответить

    • Рейтинг: 3
  • janeta
    2 августа 2012 9:28

    прелестно...

    Ответить

    • Рейтинг: 2
  • Katniss
    20 декабря 2014 21:12

    Здорово, но по-моему слишком быстро интеллигентная молодая женщина превратилась в блядь. Это несколько неправдоподобно.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Vicky
    23 декабря 2014 20:54

    Вы свое суждение базируете на поведении среднестатистических персонажей. Но иногда могут сойтись два человека, чей характер ляжет на этот сюжет, именно два, ведь поведение школьника тоже неправдоподобно для 999999 из 1000000 школьника.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Либертин
    12 января 2015 5:29

    Очень понравился момент, когда она попыталась показать свою несломленность. Наоборот именно ощутив, как сперма стекает по ногам, она сломалась, и осознала себя рабыней, отчего и заплакала :)

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Vicky
    13 января 2015 20:20

    Каждому нравится свое)))) Лично мне нравится самое начало развратных действий в отношении Оленьки

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Двоечник (гость)
    5 марта 2015 0:28

    Почему этот рассказ не попал ко мне в 11 классе? Вот я уж не додумался до того что бы превратить математичку в *блядь*. Фантазии хватило на постоянный секс и уроки без белья. Даже пожалел немного.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    шурик (гость)
    27 июня 2016 1:53

    Да классный

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

+8.6 (94)
21454
2
26 мая 2015
4
 
наверх