Пираты тоже любят.

Страница: 2 из 3

провизией, золотом, серебром. Рому было предостаточно, и команда пиратов была пьяна в стельку. На корабле слышались песни и стоны от совокупления моряков. Капитан зашёл к себе в каюту, закрыл плотнее дверь. Разделся, лёг, вытянув со стоном ноги. Всё тело гудело, ломило голову. «Устал... А ведь я ещё не совсем стар. Списать себя на берег?», — подумал капитан... — «А что там делать? Жена — портовая шлюха. Искать себе новую жену?» Но эта затея его не прельщала... Море — вот его стихия! Капитан снова мысленно вернулся к захватам двух кораблей... Он снова услышал крики тонущих матросов. «Тьфу ты, задремал. « — очнулся капитан.

 — Денни!, — прохрипел он. Прошло минут пять, — никто не вошёл в каюту. Капитан встал, открыл дверь и закричал..

 — Денни, холера, где тебя носит?

Появился Денни, — он был пьян, но на ногах ещё стоял.

 — Да, мой капитан. — пьяно промямлил он.

 — Приведи мне пленного парня.

Денни ушёл. Капитан зажёг фонарь. В каюту ввели парня.

 — Денни, принеси нам что-нибудь поесть, да, и прихвати нам хорошего кубинского рому: голова трещит, разламывается.

 — Капитан, — обратился Денни. — На хрен нам этот килька? Мы что, его кормить должны, или нам его ещё спать уложить?... — уже с иронией сказал Денни. — За борт его, к рыбам? — со злобой сказал пират.

 — Пошёл вон!!!, — гаркнул капитан. — Делай, что тебе велели.

Денни вылетел из каюты. Капитан и юноша остались вдвоём. Джонни сидел, поджав к подбородку руки и дрожал!

 — Не бойся парень, пока я капитан, тебя никто не тронет.

 — Спасибо, сэр. — Успокаиваясь, ответил пленник. Денни принёс еду. Джонни смотрел на еду, глотая слюни, стараясь отвернуться от неё, дабы не упасть в голодный обморок.

 — Садись, парень, ешь... — капитан предложил пленному.

 — Нет, сэр... Что вы, сэр... Я не имею права, сэр!

 — Жри, я сказал!!! — гаркнул капитан. Джонни в испуге сел за стол и начал есть. Он ел быстро, как бы боясь, что вот-вот ворвутся люди и отберут еду. Капитан смотрел на юношу, снова ломая голову: «почему мне так до боли знакомо его лицо?»

Джон, поев, смахнул со стола крошки, и, опустив голову, стал ждать дальнейшей своей участи. Капитан ещё раз глянул в его лицо. «Боже мой, как мне знакомо это лицо. « Юноша был стройный, белокурые волосы свисали с головы, заканчиваясь небольшими завитками почти на плечах. Его глаза были голубыми, белые зубы не тронутые цингой, светились белизной. Когда он опускал глаза, то в нём проявлялись черты молоденькой прелестной девочки. На нём была разорванная рубашка, штанина на одной ноге изорвана в клочья.

 — Раздевайся, — уже мягким голосом произнес капитан.

 — Зачем, сэр?

 — Раздевайся, Здесь приказываю я!

Джонни, с каким-то детским испугом, стал снимать с себя рваньё.

 — Возьми, — капитан подал парню чистую, из своего запасника, одежду. Парень, подчинился приказу.

 — Постой, — сказал капитан, — не надо одеваться, я хочу полюбоваться на тебя. И поднёс фонарь ближе к мальчишке. Перед ним стоял красавец. Красивые, накаченные мышцы ног, ровный семнадцатисантиметровый член с приоткрытой залупой. Яички как бы подчеркивали член, завершая этот сексуальный ансамбль. У капитана зашевелилось между ног. Так, давно не знавший ласки, его зверь ожил и начал проситься на волю.

 — Ложись, — приказал капитан. Джонни удивленно подчинился, лёг. Капитан подложил под голову юноши валик, а сам прилёг сбоку. Капитан воткнулся носом в прекрасные волосы на голове юноши и стал в себя вдыхать их аромат. Они пахли морем. Капитан стал покусывать мочку уха юноши. Парень дрожал. А капитан всё больше и больше распалялся, возбуждался и стал отдавался утехам любви. Вот он, крепко, но нежно обняв Джонни, повернул его к себе лицом и уже впился в губы мальчишки, всовывая язык ему по самое горло. Парень застонал:

 — Сэр, не надо, я прошу вас!

 — Чего ты боишься Джон, ты что, у себя на корабле этим не занимался?

 — Нет, сэр, у нас за это могли повесить!

 — Не волнуйся, — прошептал капитан, — у нас за это тебя никто не повесит.

Мальчишка вздохнул облегчённо, перестал всхлипывать. Капитан никак не мог осознать, что перед ним парень, а не девушка. Вся его любовная энергия была направлена на ласки, ласки к девчонке. Он стал целовать и ласкать языком грудь мальчишки, стараясь покусывать соски. Мальчик вздрагивал, но уже от удовольствия, а при покусывании капитаном его сосков, время от времени вытягивал ноги. Капитан опустился ниже... Вот он, лобок, вот этот красивый член. У капитана никогда не было детей. Всю жизнь он мечтал иметь сына, которого бы приучил к морскому делу и сделал бы из него отличного капитана. «Вот он, вот мой сын!», — думал капитан. «И это — член моего сына, и я не буду брезговать этой мне родной плотью». С этими мыслями он утонул в органах Джонни.

Он буквально летал своим языком по лобку, мошонке, промежности мальчика, а его густая борода щекотала уже возбуждённый юный ствол. Потом язык капитана прошёлся по всей длине ствола, задержался на головке. Мальчишка застонал, его тело напряглось, и его стала бить мелкая дрожь! — Молчи, молчи, — шептал капитан, стараясь поцеловать в губы парня. Он обхватил ноги юноши, согнул их, всем своим телом слился с телом Джонни и ввёл свой член в анус. Парень крикнул, застонал и потерял сознание. Капитан с яростью начал долбить задний проход мальца! Шлепанье яиц капитана о ягодицы парня всё чаще и чаще были слышны в каюте. При этом капитан руками, губами ласкал все доступные части прекрасного юношеского тела. И наступил пик сладострастия — по телу капитана прошла судорога, и он начал стрелять, — с остервенением, с криком, с рычанием кончал он в самое сердце парня.

Когда он вынул свой член из юноши, то обратил внимание, что у того весь живот был залит спермой, и его красивый член, ещё подёргиваясь, кончал маленькими порциями себе на пупок. Капитан встал, подошёл к бочке с водой, обмыл свой член, выпил воды и сурово сказал.

 — Иди, найди себе место, ложись спать. Парень встал, взял одежду, данную ему капитаном, и скрылся за дверью кубрика. Капитан лёг. Перед его глазами снова проплыли те только что минувшие секунды блаженства! Было три часа ночи, но капитан всё ворочался, с мучительной думой: «Откуда я знаю его лицо?» Он встал, зажёг лампу, присел на койку и стал смотреть на огонек. Перед ним в памяти проплыли годы детства, смерть отца, смерть матери, бьющейся в лихорадке. «Милый, — говорила мать, — я ухожу, ты остаёшься один. Будь сильным, не давай себя в обиду. Иди к своему дяде на корабль матросом. Вырасти большим человеком. Помни мать». Из рук умирающей матери выпал медальон...

Капитана как обожгло. Он вспомнил этот медальон — там было два портрета: матери и... его собственный. Дрожь охватила всё его существо: «Так вот где я видел этого парня! Портрет!!» Да, в медальоне был ЕГО портрет... Он, не веря ещё своему открытию, дрожащими руками вытащил сундук из-под койки, и стал искать медальон. Более 30 лет он не брал в руки предсмертный подарок матери... Вот он! Руки не слушались, медальон не поддавался. Тогда капитан взял нож и осторожно вскрыл его... Сомнения отпали — это он, тот парень, которого спас капитан, а потом так страстно лобзал и которым только что овладел. Как две капли воды!"Это мой сын? Это МОЙ СЫН!!! Природа подарила мне этот подарок. Она без моего участия создала мне сына!» Капитан сел, не выпуская медальон из руки, нежно гладя его своими огрубевшими пальцами. И в душу его поселялась добрая, нежная энергия. Вдруг, капитан опомнился:...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх