Ясельный возраст (инфантилизм).

Страница: 12 из 22

Оля, демонстрируя старшеклассницам большой марлевый треугольник, — Я предпочитаю обычную марлю. Потому что ребенку не должно быть слишком комфортно после того, как описался. Малыш должен чувствовать, что он мокрый. Быстрее начнет проситься на горшок.

Оля положила марлевый треугольник на расстеленные на столе пеленки и обернулась ко мне.

 — Ведите мальчишку сюда и поднимайте на стол, — приказала она старшеклассницам.

Окончательно осознав, что меня сейчас запеленают, как малыша, я рванулся к выходу.

 — Опять убегаешь? — засмеялась Наташа, догнав меня у самой двери.

Наташа потащила меня к пеленальному столу. Я ревел и упирался, но одинадцатиклассница конечно была сильнее.

 — Давай я, — сказала Оля и схватив меня в охапку, подняла на пеленальный стол.

 — Сейчас же успокоился! — строго приказала мне Наташа., — Если не перестанешь капризничать, мы не просто тебя сейчас запеленаем. До вечера так оставим.

 — Конечно оставим, — с улыбкой подтвердила Оля, — В пеленках ты, Саша, от нас никуда не убежишь.

 — А если описается? — спросила Света, — Так и будет лежать мокрым?

 — Даже если обкакается, — решительно заявила Наташа, — Кстати, не мешает сейчас об этом позаботиться.

 — О чем? — непонимающе посмотрела на одноклассницу Маша.

 — Чтобы мальчишка использовал подгузник по назначению, — засмеялась Наташа.

Наташа шепнула что-то Маше на ухо и обе громко расхохотались.

 — В прошлый раз эти свечки быстро подействовали, — сказала смеющаяся Маша.

Догадавшись, что затевают девушки, я заревел еще громче.

 — Не испытывай наше терпение, Саша, — повысила голос Света, — Если ты не хочешь, чтобы мы рассказали о твоем поведении Валентине Степановне и она продлила твое наказание.

 — А ты дай ему соску, — в шутку предложила Оля, — Сразу успокоится.

 — И как мы раньше до этого не додумались, — засмеялась Маша, — Малышу просто нужна соска.

Все дружно засмеялись.

 — Дай вот эту, — сказала Оля, достав из ящика стола детскую соску, — Только сначала помой под краном.

Помыв соску под струёй воды, Маша всунула ее мне в рот.

 — Какая прелесть! — засмеялась Света.

Я с отвращением выплюнул соску и снова заплакал.

 — Давай договоримся, Саша! — строго сказала мне Наташа, — Или ты начнешь слушаться, или будешь ходить сюда каждый день до конца учебного года. Быстро взял в рот соску!

Наташа запихнула мне в рот соску. Тон девушки не оставлял сомнений, что она упросит директриссу нашей школы навечно оставить меня в яслях.

 — Вот так-то лучше, — улыбнулась Наташа, — А теперь соси, как положено! С причмокиванием. И чтобы никаких других звуков, кроме этого причмокивания, я больше от тебя не слышала!

Я с обидой понял, что единственное, что мне сейчас остается, это действительно наслаждаться соской-пустышкой.

 — Ну что? — спросила Оля, — Кто и вас хочет пеленать мальчишку?

 — Можно я? — попросила Света.

 — Хорошо, — сказала Оля, — Становись вот сюда.

 — Уложить ребенка на спинку? — спросила Света.

 — Сначала сними маечку, — подсказала Оля, — У Саши нет запасной. Не хочу, чтобы замочил, если описается.

Света сняла с меня майку, оставив голышом.

 — Ага, вот так, попой на подгузник, — одобрительно кивнула Оля, когда Света уложила меня на спину, — А теперь проведи нижний конец между ножек и накрой боковыми.

 — Подожди, — попросила Наташа, — Сейчас я вставлю мальчишке свечки. Можешь задрать ему вверх ножки?

Света до отказа задрала мои ноги вверх, прижав колени к груди.

 — Одна из обязанностей нянечки в яслях — следить, чтобы у каждого ребенка был регулярный стул, — сказала Наташа, вставляя мне в попу одну за другой слабительные свечки, — Мы все равно заставим тебя какать, когда положено. И если ты отказываешься ходить на горшок, тебе придется все делать в подгузник, как грудному.

 — Правильно, Наташка! — поддержала подругу Света, — Пусть писает и какает в подгузник в наказание за свое упрямство.

Опустив мои ноги вниз, Света обернула их марлевым подгузником.

 — Проверь, чтобы писулька была направлена вниз, — попросила Оля.

Света залезла рукой под марлю и поправила мне письку. Маша с Наташей тихонько захихикали, заставив меня покраснеть.

 — Теперь заворачивай в первую пеленку, — сказала Оля.

Одинадцатиклассница принялась быстро меня пеленать. Оля изредка подсказывала ей, что надо делать.

 — Какой ляля! — засмеялась Маша, когда Света меня полностью запеленала, — Эх, жалко, нет фотоаппарата.

 — А посмотри, как сосет пустышку! — улыбнулась Наташа, — Я знала, что ему понравится.

 — Правда, хорошо быть малышом, Саша? — ласково спросила меня Света, — Не надо ходить в школу...

 — Не говоря уже о том, что не надо бегать в туалет, — добавила Наташа, — Можно все делать себе в подгузник.

Все дружно засмеялись.

 — Никаких обяхзанностей, никаких домашних заданий, — продолжила Света, — Лежи себе в пеленках и все.

Полюбовавшись на меня еще минуту, девушки отнесли меня в спальню и уложили в свободную детскую кроватку. Удивившись, как я вообще в эту кроватку поместился, я принялся рассматривать непривычные боковые решетки.

 — Спать! — приказала мне Оля, — Только попробуй поднять шум! Если разбудишь кого-то из малышей, я тебе такое устрою!

Девушки вышли из комнаты. Спать мне совсем не хотелось — в основном из-за неприятного жжения в попе, которое начало быстро переходить в уже знакомый мне мучительный позыв какать. От обиды, что девушки всегда добиваются своего, на глаза навернулись слезы.

Прошло несколько минут. Позыв какать стал таким острым, что я едва мог его терпеть. Вскоре к нему добавился такой же сильный позыв по-маленькому. В комнату зашла Маша и сразу направилась к моей кроватке.

 — Ты почему не спишь? — тихо спросила она.

 — Понятно почему, — тихонько засмеялась показавшаяся в дверном проеме Наташа.

Вслед за Наташей в комнату зашла Света. Обступив мою кроватку, все трое выжидающе на меня уставились.

 — Саша сейчас ничем не отличается от шестимесячного Андрюши, который лежит в соседней кроватке, — улыбнулась Света.

 — Ага, — согласилась Маша, — Оба в пеленках и с сосками.

 — В самом деле выглядит, как грудной, — сказала Наташа.

 — Я не грудной! — обиженно заявил я, выплюнув соску.

 — А какой, большой? — засмеялась Наташа, — Большие дети сами ходят на горшок, а ты у нас писаешь и какаешь в штанишки.

 — Ты у нас сейчас тоже накакаешь в подгузник! — уверенно сказала Маша, — Не говоря уже о том, как ты его намочишь.

Я обиженно молчал, напрягшись изо всех сил, чтобы не обкакаться.

 — Кстати, кто тебе разрешилп выплюнуть соску? — строго спросила Наташа.

 — Не хочу соску! — запротестовал я.

 — Как это не хочешь? — строго спросила Наташа, — Всем малышам дают соски, а Саша у нас какой-то особенный? Тебе уже сказали, что здесь в яслях, ты такой же маленький ребенок, как все.

Набрал в рот воздуха, чтобы закричать, что я не маленький, я не ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх