Игрушка (инфантилизм)

Страница: 12 из 27

с Ксюшей дружно засмеялись.

 — Знаешь, что он мне устроил, когда я мазала его между ножек детским кремом? — улыбнулась Ксюша.

 — Пустил струйку? — спросила Ира.

 — Ага, — со смехом подтвердила Ксюша.

 — Еще бы, столько зрителей, — засмеялась Ира, — Не мог упустить возможности показать, как он умеет пускать фонтанчик, — засмеялась Ира, — Все малыши в его возрасте это делают. Особенно мальчики. Пообсуждав с Ирой еще пару минут мой конфуз, Ксюша наконец вспомнила, что меня надо кормить. Как я и ожидал, она принесла мне две баночки детского питания и бутылочку с молоком. Скормив мне обе баночки и заставив выпить все молоко, девушка начала меня раздевать.

 — После еды надо обязательно сходить на горшок по-большому, — сказала мне Ксюша, — Сейчас покакаешь в горшочек и спать.

На стол был извлечен эмалированный детский горшок, куда меня Ксюша тут же и посадила.

 — Чтобы через пять минут в горшке было все, что положено! — приказала мне девушка и ушла заниматься другим малышом.

По-прежнему стесняясь, я как всегда решил терпеть.

 — Ты еще не покакал? — спросила вернувшаяся через несколько минут Ксюша, заглянув ко мне в горшок.

Я покраснел и сдвинул ноги.

 — Разве так сидят на горшке? — улыбнулась Ксюша, — Ножки пошире! Вот так. И не смей их больше сдвигать! Потому что я должна видеть, что ты занимаешься на горшке, чем положено, а не просто сидишь. Даю тебе еще две минуты.

 — Ты что полагаешься на Сашину сознательность? — скептически улыбнулась Ира, — Сомневаюсь, что ты от такого упрямого чего-то добьешься. Я бы на твоем месте просто поставила мальчишке клизму.

 — Вот и поставь, раз такая умная! — огрызнулась Ксюша, — А я сейчас занята. Посмотри, как Павлик обкакался. Похоже кто-то забыл посадить его после еды на горшок.

 — Что ты на меня наезжаешь? — обиделась Ира, — Ушла на полдня, оставив меня с тремя малышами... Так что сейчас сама ими занимайся. Я через пару минут ухожу, потому что мне к двенадцати надо быть дома.

 — Ну и уходи! — буркнула Ксюша.

Ира сняла белый халат и переобулась в босоножки на высоких каблуках.

 — Пока! — сказала она и быстрым шагом вышла из комнаты.

Повозившись еще несколько минут с Павликом, Ксюша вернулась ко мне.

 — Вставай с горшка, Саша! — приказала мне девушка, — Сейчас посмотрим, что у тебя получилось.

Ксюша потянула меня за руку и заставила встать с горшка.

 — Пустой, — вздохнула она, — И что мне с тобой делать? Так не хочется сейчас возиться с клизмой.

Девушка на пару секунд о чем-то задумалась.

 — Просто не знаю, что делать, — повторила Ксюша, — Тебе, Саша, уже давно положено лежать в кроватке и спать. Но если ты сейчас, перед сном, не сходишь по-большому, куча в штанишках точно гарантирована.

Неожиданно оглянувшись на настенные часы, Ксюша хитро улыбнулась.

 — И чего я обо всем так беспокоюсь? — сказала она, — У меня же через пятнадцать минут заканчивается смена. Так что, Саша, твои грязные штанишки — это уже не моя проблема. В двенадцать придут другие нянечки. Пускай они с тобой и разбираются. А я сейчас, за пятнадцать минут до конца смены никакими процедурами заниматься не собираюсь. Просто примем кое-какие меры предосторожности.

Вытащив откуда-то снизу кусок марли, Ксюша сложила из него большой треугольник.

 — Ложись на спинку, — сказала она, осторожно укладывая меня на спину, — Вот так, попой на марлю. А теперь проведем нижний конец между ножек.

Ксюша накрыла мне живот марлей и, неожиданно о чем-то вспомнив, засунула под нее руку. Почувствовав, как она трогает мне письку, я густо покраснел от смущения.

 — Мальчикам всегда направляют писульку вниз, — с улыбкой объяснила мне нянечка, — Чтобы подгузник всё впитал, когда ты начнешь туда писать. Марля — это конечно несерьезно по сравнению с одноразовыми подгузниками, но памперс я тебе одевать не хочу, потому что так мы тебя никогда к горшку не приучим.

Я подумал, что Ксюша оденет мне сейчас лежащие рядом колготки, но девушка сходила к большому шкафу и взяла оттуда ползунки.

 — Знаешь, какая у нас форма одежды? — улыбнулась она, одевая мне ползунки, — На улице все малыши носят колготки, а в помещении — ползунки.

Сделав две безуспешных попытки натянуть ползунки на толстый марлевый подгузник, Ксюша в растерянности опустила руки.

 — Может поискать ползунки побольше? — задумчиво сказала она, — Хотя эти вроде самые большие, что у нас есть.

Девушка отправилась к большому шкафу и принялась в нем рыться.

 — Как же я забыла про самое простое решение! — неожиданно засмеялась она.

Я ожидал, что Ксюша вернется ко мне с другими ползунками, но она принесла странную стопку белья. Наблюдая, как нянечка стелит на соседнем пеленальном столе странные квадратные простынки, я пытался понять, что она затеяла.

«Так это ж пеленки!» — неожиданно догадался я и чуть не заплакал от обиды.

 — Думаю, что полуторагодовалый в эти пеленки вполне поместится, — оценивающе прищурилась Ксюша, подтвердив мои самые худште опасения.

Нянечка переложила меня на застеленный пеленками стол. Окончательно осознав, что меня сейчас запеленают, как грудного, я начал громко протестовать.

 — Нечего реветь! — повысила голос Ксюша, — Если бы ты сходил, как хороший мальчик, на горшок, когда тебя об этом просили, никто бы тебя сейчас не пеленал.

Девушка начала меня пеленать. Я отчаянно сопротивлялся, но опытная нянечка только улыбалась в ответ, ловко заворачивая меня в пеленки.

 — Слезами ты от меня ничего не добьешься. — сказла Ксюша, — Только хуже себе сделаешь.

Я продолжал громко реветь.

 — Знаешь что? — строго посмотрела на меня Ксюша, — Раз ты у меня так капризничаешь, придется наказать тебя тугим пеленанием.

Почувствовав, что я и в самом деле не могу пошевелиться в пеленках, я заревел еще громче от чувства полной беспомощности.

 — А ну быстро успокоился! — прикрикнула на меня Ксюша, — Сейчас всех детей разбудишь.

Ксюша завернула меня в последнюю пеленку и с довольной улыбкой полюбовалась на свою работу.

 — Кстати, где твоя соска? — спохватилась девушка, пошарив рукой по столу, — Ах, вот она куда закатилась.

Поняв, что протестовать бесполезно, я прекратил реветь и послушно дал засунуть себе в рот соску.

 — Так-то лучше! — улыбнулась нянечка, — Сразу успокоился, стоило только дать пустышку.

Ксюша отнесла меня в знакомую детскую кроватку.

 — Закрывай глазки и спи! — ласково сказала она, накрывая меня одеялом.

Я лежал на спине, уставившись в потолок. Было по-прежнему обидно за все, что нянечки со мной вытворяют, но усталость от пережитого за полдня постепенно взяла свое и я начал засыпать.

Проснувшись от странного чувства, я никак не мог понять, что меня беспокоит. Сильно схватило живот и к тому же невозможно было пошевелить ни руками, ни ногами. Давление в животе вынудило меня пукнуть и я тут же почувствовал между ягодицами теплую массу. «Что же я наделал» — в панике спохватился я, но уже не мог остановиться, заполняя подгузник противной массой. Марлевый подгузник был таким тесным, что все начало расползаться у меня между ног. Неожиданно появилось новое ощущение: странной теплоты в области паха. Чувствуя, как теплота медленно распространяется во все стороны, я догадался,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх