Игрушка (инфантилизм)

Страница: 14 из 27

малышу было легче какать. А теперь займемся твоим маленьким мешочком.

Зажав мне ноги, чтобы я не мог ими дрыгать, Света занялась моей мошонкой.

 — Как мы боимся щекотки! — засмеялась она, нестерпимо щекотно трогая мне яички.

 — Надо потерпеть, — ласково сказала мне Маша, — Всех маленьких мальчиков после подмывания хорошенько мажут между ножек детским маслицем. Чтобы предотвратить опрелости.

Прекратив наконец мучить меня щекоткой, Света опустила мои ноги вниз. Я вздохнул с облегчением, что мучительная процедура закончена, но радоваться было рано. Света взяла свою бутылочку и начала поливать мне противным маслом лобок.

 — А теперь размажем маслице, — улыбнулась она, принявшись щекотно гладить мне лобок, — Откроем складочки, чтобы оно туда тоже попало. Вот так. А сейчас займемся вот эти маленьким писюнчиком.

 — Я обычно писюнчик мальчикам не мажу, — заметила Маша, — Просто обвожу вокруг одним пальцем.

 — А я мажу, — заявила Света, — От детского масла еще никто не умирал.

Увидев, как Света снова потянулась к бутылочке с детским маслом, я чуть не заплакал от обиды, но девушка просто закрыла колпачок.

 — Не бойся, никто тебя сейчас пеленать не собирается, — улыбнулась она, усаживая меня на столе.

Быстро одев мне майку с ползунками, Света отнесла меня в кроватку.

 — Постарайся лежать тихо, — попросила меня нянечка, посмотрев на часы, — А лучше всего попробуй заснуть. Тебе еще полчаса положено спать.

Заснуть мне так и не удалось. Я лежал и гипнотизировал настенные часы. Через полчаса нянечки действительно начали всех будить.

 — Полдник, — объявила Маша и наклонившись над моей кроваткой, бесцеремонно вытащила у меня изо рта пустышку, заменив ее детской бутылочкой с молоком.

Я начал нехотя пить противное теплое молоко, потому что знал, что нянечки все равно заставят меня опустошить бутылку.

 — Какой молодец, — похвалила меня Маша, вернувшись через несколько минут, — Быстро все выпил.

Нянечка забрала у меня пустую бутылочку и куда-то ушла.

 — Выходит только один проснулся сухим? — неожиданно спросила Света.

 — Ага, только один, — подтвердила Маша, — Витя.

 — Надо быстрее сажать его на горшок, — спохватилась Света.

 — Кого бы еще посадить на горшок? — задумалась Маша.

 — Сашу? — предложила Света.

 — Я тоже о нем подумала, — согласилась Маша.

Маша подошла к моей кроватке и взяв меня на руки, отнесла на пеленальный стол. На соседнем пеленальном столе уже сидел Витя.

 — Интересно, кто из них быстрее пописает? — улыбнулась Света, стаскивая с Вити ползунки.

 — Может устроим соревнование? — предложила Маша, — Кто быстрее заставит своего малыша пустить струйку.

 — Сидя на горшке? — с недоумением посмотрела на Машу Света.

 — Какой горшок! — улыбнулась Маша, расстегивая мои ползунки, — На спинке с задранными вверх ножками.

 — Ах вот ты что задумала! — засмеялась Света, — Давай попробуем.

Маша быстро стянула с меня ползунки и, заставив лечь на спину, сразу же задрала мои ноги вверх. Повернув голову, я заметил, что рядом в такой же позе с до отказа задранными ножками лежит Витя.

 — Пись-пись-пись, — начала ласково приговаривать Маша, — Кто сейчас пустит фонтанчик?

Неожиданное прикосновение чужих пальцев к мошонке заставило меня вздрогнуть.

 — Ох, как мы сейчас пописаем, — улыбнулась Маша, принявшись легонько перебирать пальцами у меня за яичками.

Я задрыгал ногами от острой щекотки, но нянечка их быстро словила и прижала мне к животу, лишив меня возможности двигаться.

 — Сейчас Витюша всем покажет, как он умеет пускать струйку, — ласково сказала стоящая рядом Света, — Пись-пись-пись.

Я заметил, что Света точно так же щекочет своему малышу яички. Только в отличие от Маши она позволяла Вите дрыгать ножками. Мальчик ерзал на столе, отчаянно пытаясь увернуться от пальцев нянечки, но у него ничего не получалось.

 — Давай, Саша, — снова принялась уговаривать меня Маша, — Видишь, Витюша никак не может пописать? Наверное ждет, пока ты ему покажешь, как это делается.

 — Как это не может пописать? — шутливо обиделась Света, — Он сейчас быстрее твоего пустит струйку!

Щекотка была такой мучительно острой, что я почувствовал, что и вправду могу потерять контроль над мочевым пузырем.

 — Ты как своего щекочешь? — с улыбкой поинтересовалась у Светы Маша.

 — Мальчикам я просто легонечно трогаю мошонку, — показала Света, — Вот так. Проводишь кончиками пальцев сразу по двум яичкам. Сначала сверху вниз, теперь по бокам. И конечно сзади, где щекотнее всего.

 — А я только там мальчишек и щекочу, — улыбнулась Маша, продолжая перебирать пальцами у меня за яичками — Заднюю сторону мошонки. И чуть-чуть пониже, за яичками. У мальчиков там самое щекотное место. Между мошонкой и попой. Вот тут.

Весь дрожа от нестерпимой щекотки, я не выдержал и громко пукнул.

 — Мы сейчас не только пустим струйку, — засмеялась Маша, — Мы еще впридачу покакаем. Очень правильное решение, Саша, — сходить после полдника по-большому.

Девушки дружно засмеялись. Было до слез обидно от осознания своей полной беспомощности. Мало того, что нянечки могли в любой момент раздеть меня догола, так они еще и указывали, когда мне ходить по-маленькому и по-большому. И самое обидное, всегда добивались своего. Единственным утешением были другие незадачливыми добровольцы, оказавшиеся узниками лаборатории. Я снова посмотрел на отчаянно дрыгающего ножками Витю.

 — Пись-пись-пись, — приговаривала Света, щекоча малышу розовую мошонку.

Неожиданно мальчик на мгновение замер и в следующую секунду пустил из письки сильную струю.

 — Ну что! — торжествующе посмотрела на Машу Света, — У кого быстрее получилось?

 — Сейчас мой тоже пустит струйку, — уверенно сказала Маша, продолжая щекотать мне яички.

Моя дрожь начала переходить в конвульсии. Дернувшись всем телом, я непроизвольно расслабился и тут же начал писать.

 — Надо быстренько подставить под Сашину струйку горшок, — спохватилась Маша и подсунула мне под попу горшок.

 — А у моего струйка выше! — шутливо похвасталась Света.

 — Конечно! — засмеялась Маша, — После того как ты чуть ли не вертикально подняла мальчишке писюнчик!

Чужие пальцы приподняли мне письку. Я продолжал писать еще пару секунд, не зная, куда деться от смущения.

 — Как хорошо оба пописали, — улыбнулась Света, стряхивая с Витиной письки последние капли.

 — А ты уверена, что ребёнок пописал до конца? — с хитрой улыбкой спросила Свету Маша.

Почувствовав, как чужие пальцы снова скользнули мне за мошонку, я вздрогнул от острой щекотки, я тут же снова пустил струйку, не понимая, как быстро все произошло.

 — Я всегда добиваюсь, чтобы малыш еще раз пустил струйку, — пояснила Маша, продолжая щекотать меня за яичками, — Чтобы убедиться, что пописал до конца. Если в мочевом пузыре что-то осталось, щекотка обязательно заставит малыша пустить фонтан. Я это называю контрольной струйкой.

Девушки дружно расхохотались.

 — Чем это вы тут занимаетесь? — неожиданно услышал я голос заведующей.

 — Только что заставили двоих пописать, — объяснила ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх