Игрушка (инфантилизм)

Страница: 2 из 27

продолжал краснеть, проклиная свою дурацкую стеснительность. Эта оставшаяся с подросткового возраста стеснительность часто мешала мне в отношениях с противоположным полом.

 — Сейчас я Вас послушаю спереди и сзади, — сказала врач.

Светлана Викторовна одела фонедоскоп и принялась меня слушать. Потом она начала щупать мне живот. Впрочем это было только начало. Врач зачем-то решила ощупать каждый укромный уголок у меня между ног. Стоя перед ней с медсестрой голышом, мне хотелось провалиться под землю от смущения.

 — Елена Владимировна сказал, что кровь у Вас уже брали, — заметила врач, — Значит остались только анализ мочи и мазок. Сейчас Катя даст Вам баночку. Надеюсь, сможете наполнить ее где-то на три четверти? А остальное в горшок.

Медсестра протянула мне маленькую баночку и эмалированный детский горшок.

 — Что, прямо тут все делать? — опешил я, чувствуя, что снова краснею.

 — А где еще? — засмеялась рыженькая медсестра, — Зайди вон туда, за ширму, если такой стеснительный.

Обе тихонько захихикали, вогнав меня в краску. Взяв горшок с баночкой, я отправился за полупрозрачную ширму.

 — Ну что Вы там так долго возитесь? — недовольно спросила врач после двухминутного молчания.

Сделав над собой усилие, я поборол стеснительность и начал писать, стараясь делать это как можно тише. Впрочем всем в кабинете и так было понятно, что означает характерное журчание.

 — Кажется, процесс пошел, — засмеялась за ширмой Катя.

 — Наконец-то! — вздохнула врач.

Наполнив баночку, я вышел из-за ширмы и молча отдал ее медсестре, стараясь не встречаться с девушкой взглядом — так сильно я ее стеснялся.

 — Ну вот, — улыбнулась врач, — Было совсем не трудно пописать в баночку, правда?

Медсестра снова захихикала. Я вспомнил, что теперь меня ждет мазок. Медсестра быстро и довольно бесцеремонно сделала эту процедуру, не забыв, как обычно, посмеяться над моей стеснительностью. Наконец мне сказали, что можно одеваться.

Придя в лабораторию через неделю, я заметил, что меня там ждали, причем с каким-то странным нетерпением. Секретарша сразу же пропустила меня в кабинет заведующей и та, радостно пожав мне руку, объявила, что результаты моих анализов просто отличные и можно приступать к эксперименту.

 — Только подпишите сначала вот эту бумагу, — сказала она мне, — Очень серьезный документ — подписка о неразглашении. Все, чем мы тут занимаемся, является государственной тайной.

Я подписал протянутую мне бумагу.

 — Теперь, когда Вы дали подписку о неразглашении, я могу подробнее рассказать о наших исследованиях и предстоящем эксперименте с Вашим участием, — улыбнулась Елена Владимировна.

 — Виртуальная реальность посредством подключения человеческого мозга к компьютеру? — вспомнил я.

 — Ага, виртуальная реальность, — подтвердила Елена Владимировна, — Кстати, я Вам рассказывала, как мы это делаем?

 — Через разъем в шее? — попытался пошутить я, — Как в «Матрице»?

 — Если бы все было так просто, — вздохнула заведующая, — Биологическая и компьютерная память, как вы понимаете — полностью несоместимые носители информации. Но даже совершенно разные носители могут хранить одинаковую информацию.

 — Уж не хотите ли Вы сказать... — изумленно вырвалось у меня.

 — Да, да, — перебила меня заведующая, — Мы полностью загружаем содержимое человеческого мозга в компьютер.

Я скептически ухмыльнулся, посколько учился на факультете информатики и немножко представлял возможности современных компьютеров.

 — Так и знала, что Вы мне не поверите, — немного обиженно сказала Елена Владимировна, — Проблемы у нас действительно были, особенно с недостатком памяти, но благодаря новым методам сжатия данных их наконец удалось решить. И разумеется мы используем не ноутбуки, а суперкомпьютеры последнего поколения. Они у нас занимают весь подвальный этаж. Два компьютера: основной и резервный.

 — Значит Вы утверждаете, что человеческое сознание может обойтись без тела? — уточнил я, — Если закачать его в один из ваших компьютеров?

 — Совершенно верно, — ответила Елена Владимировна, — Вы представляете важность наших исследований? Компьютер — это ведь только промежуточный этап. С его помощью возможен трансфер человеческой личности из одного биологического носителя в другой, включая искусственно выращенные человеческие тела. Фактически речь идет о бессмертии.

 — Ну это уже из области научной фантастики, — улыбнулся я, — Особенно искусственно выращенное человеческое тело.

 — Зря смеетесь, — возразила заведующая таким серьезным тоном, что я похолодел, — Наши исследователи уже давно занимаются этим направлением. Давайте я вкратце расскажу историю нашей лаборатории, чтобы Вы лучше представляли, над чем мы работаем.

Заведующая продолжила свой рассказ. История лаборатории звучала как крутой роман в стиле сайнс фикшн. Создано их учреждение было еще в сталинскую эпоху — генсек хотел обратить вспять процесс своего старения. Примерно до конца восьмидесятых они только этим и занимались — попытками омолодить членов Политбюро.

 — Впрочем ничего конкретного мы на этом поприще так и не достигли, — вздохнула Елена Владимировна, — Омоложение стариков в принципе невозможно. С существующим человеческим телом бесполезно что-то делать, потому что у каждого из нас уже при рождении включается обратный отсчет. Природа так устроила, что мы запрограммированы стареть.

Елена Владимировна сделала паузу, отхлебнув из чашки кофе. Я с интересом ждал продолжения.

 — Побороть природные процессы можно только искусственно вырастив человекое тело с усовершенствованной ДНК, — объяснила она, — Вы даже не представляете, какие открываются возможности после удаления гена старения. Можно например в определенный момент зафиксировать возраст человека и он навечно останется молодым.

Слова заведующней звучали как неудачная научно-поплярная шутка. Я вгляделся в ее лицо — на нем не было и тени улыбки.

 — А теперь представьте, — продолжила Елена Владимировна, — Трансфер сознания из больного тела в здоровое. Или из старого в молодое. Такой же простой процесс, как перекачивание файлов из одного компьютера в другой. Конечно, с живыми людьми такие вещи делать ни в одной цивилизованной стране не позволят. Потому что встает вопрос — куда девать второе сознание.

 — Я как раз хотел у Вас об этом спросить, — ехидно улыбнулся я, — Это с компьютерами просто. Старую операционку с файлами можно просто стереть.

 — Поэтому мы и занялись искусственным выращиванием человеческих тканей, — объяснила заведующая, — И в обозримом будущем даже целых искусственных тел. Мозг-то у них мертвый, поэтому и живыми людьми считать нельзя. Как это у вас, компьютерщиков, называется? Хардвер без софта.

Я мгновенно насторожился, пытаясь вспомнить, когда я успел рассказать этой женщине о своей будущей специальности. «Скорее всего указал в одной из анкет» — подумал я.

 — Ну а чисто теоретически, если поверить в ваших искусственных людей, — начал я, — Почему у них мозг мертвый? Он ведь тоже имеет клеточное строение. Нейроны, электрические импульсы. Ничего сверхъестественного.

 — Очень хороший вопрос, — оживилась Елена Владимировна, которая как будто ждала моего вопроса, — Верьте или нет, но загружая содержимое человеческого мозга в компьютер мы столкнулись с загадочным феноменом,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх