Игрушка (инфантилизм)

Страница: 3 из 27

которому не нашли пока объяснения. Я имею в виду научное, биологическое объяснение, потому что другое объяснение существует уже несколько тысяч лет.

 — Вы имеете в виду понятие человеческой «души»? — догадался я.

 — Её самой, — подтвердила заведующая, — Как мы ни бились над этой проблемой, так и не смогли ее решить. Человеческое сознание может активно функционировать только на одном физическом носителе, что полностью соответствует утверждению о душе, существующей в единственном экземпляре. Человеческое тело искусственно вырастить можно, а душу — нет. Впрочем принципиально это ничего не меняет. Даже упрощает.

 — Весь ваш процесс пересадки душ — это конечно просто теория? — уточнил я, потому что рассуждения заведующей начинали меня пугать.

 — Пока теория, — улыбнулась Елена Владимировна, сделав ударение на слове «пока», — Ну а если до практики дойдет, согласитесь поучаствовать в подобном эксперименте? У Вас нет мечты переместиться в другое тело? К примеру в тело маленького ребенка?

Меня как током ударило. Откуда она знала о моих тайных фантазиях превратиться в малыша? Мало того, что я никому в своей жизни о них не рассказывал, мне самому было стыдно об этом думать. Взрослый мужик, надеющийся в обозримом будущем создать нормальную семью — и такое извращение, полностью противоречащее самой роли сильного пола. Не мужское это дело — представлять себя беспомощным ребенком.

 — О чем это Вы задумались? — с улыбкой спросила заведующая, — Я же совсем простой вопрос задала. Хотите назад в детство или нет?

 — Не хочу! — буркнул я.

Повисло неловкое молчание, прервавшееся телефонным звонком.

 — У вас уже все готово? — спросила Елена Владимировна, подняв трубку, — Хорошо, сейчас приведу его в Блок «Д».

Блок «Д» оказался совсем маленькой комнатой. Единственной мебелью была специальная больничная кровать на колесиках. С одной стороны кровати стояла стойка для капельницы, а с другой — два загадочных аппарата. Тот, что поменьше, был скорее всего аппаратом жизнеобеспечения — судя по прозрачной гофрированной трубке, заканчивающейся дыхательной маской. Внушительные размеры второго аппарата и особенно тянувшийся к разъему в стене толстый кабель недвусмысленно намекали, что это был блок интерфейса с двумя упомянутыми заведующей суперкомпьютерами в подвале.

В комнате кроме нас с заведующей, были две медсестры. Я кивнул знакомой по прошлому разу симпатичной рыженькой девушке. Вторая была высокой блондинкой.

Меня попросили раздеться догола и лечь в постель. Дождавшись, когда я залезу под одеяло, рыжая медсестра начала возиться с капельницей, а вторая тем временем одела мне на голову шлем с кучей тянувшихся к большому аппарату проводов. Заведующая все это время что-то старательно набирала на клавиатуре подключенного к тому же аппарату ноутбука.

Поставив мне капельницу, рыжая медсестра принялась закреплять ремни у меня на запястьях и лодыжках. Мне стало немножко страшно, куда я попал. Бросив на меня беглый взгляд, Елена Владимировна оторвалась от своего ноутбука и подошла к моей кровати.

 — Не надо бояться, — сказала она мягким материнским тоном,, взяв меня за руку, — Эти ремни для Вашей же безопасности.

Покончив с ремнями, медсестра одела мне на лицо маску от аппарата искусственного дыхания. Заведующая подмигнула другой медсестре и я заметил у той в руках шприц. Снова вернулось беспокойство, что со мной собираются сделать что-то нехорошее.

 — Этот укол просто поможет расслабиться, — объяснила Елена Владимировна, но на этот раз ее улыбка была неискренней, как будто она что-то скрывала.

Впрочем, сопротивляться было бесполезно, поскольку мои ноги и руки были крепко привязаны к кровати ремнями. К тому же медсестре сейчас даже не надо было колоть меня шприцем. Было достаточно просто ввести его в специальный разъем капельницы, что она и сделала. Оглянувшись на неожиданно загудевший большой аппарат, я с удивлением почувствовал, что теряю сознание. Моим последним воспоминанием была широкая улыбка заведующей, торжественно нажавшей на своем ноутбуке какую-то кнопку.

Первым чувством после пробуждения была досада. «Приятная сказка? Как же!» Обычный провал в памяти, как после общего наркоза, под которым меня собственно и продержали несколько часов. Вроде взрослый человек, а как легко повелся на все эти небылицы о трансфере сознания и вечной молодости. А чего стоил мигающий лампочками шкаф, выдаваемый за сложный электронный блок. И всё это впаривали мне, будущему компьютерщику...

Кому вообще нужна была эта бутафория? Неужели нельзя было придумать розыгрыш попроще? А самое главное — чем со мной занимались, пока я был без сознания? Я отогнал неприятные мысли. Вроде не изувечили. Руки-ноги на месте. Я начал панически себя ощупывать. Никаких швов в области живота не было — значит органов не удаляли. Хотя что-то явно было не так. Я еще раз ощупал живот. Во-первых слишком гладкая кожа без единого волоска, а во-вторых сами руки казались чужими. И в-третьих... тут я окончательно растерялся... не только руки — все тело казалось чужим.

Я с трудом открыл глаза. Обстановка была совершенно незнакомой. Я лежал в странной кровати с боковыми решетками. «Не в детскую же кроватку меня в самом деле положили» — подумал я и огляделся по сторонам. Вокруг действительно стояли детские кроватки, в которых мирно посапывали ясельные малыши. Серьезно задумавшись, что я собственно делаю в этой странной комнате, я неожиданно почувствовал у себя во рту посторонний предмет. Им оказалась обычная детская соска.

Полминуты я удивленно рассматривал соску, пытаясь понять, что с ней не так. Обычная пустышка, ничего особенного. А вот державшая ее рука... «Что за глюки?» — подумал я и вытащил из-под одеяла вторую руку. Перед моими глазами были две крохотные ручки грудного ребенка. Я сорвал с себя одеяло, чтобы осмотреть все тело и похолодел от увиденного. Это было тело годовалого малыша. Одет я был тоже соответствующе — в маечку с ползунками.

В полной растерянности я уставился в потолок. В голове вертелся рассказ заведующей о «пересадке душ» и особенно ее вопрос, хочу ли я вернуться в детство. При всей своей невероятности это было единственным логичным объяснением моего превращения в годовалого малыша.

Почувствовав, что мне сильно хочется по-маленькому, я встал в кроватке, абсолютно не представляя, что делать. Надо было перелезть через решетку, спуститься вниз и попытаться найти туалет. «Хотя какой в годовалом возрасте туалет, — подумал я, — Хорошо, если под моей кроваткой стоит детский горшок»

Неожиданно в комнату вошли две юные девушки в белых халатах. На вид обеим было лет девятнадцать-двадцать.

 — Ты, Ира, уже давно тут нянечкой работаешь? — спросила одна из девушек другую.

 — Почти три года, — ответила девушка, которую звали Ирой.

 — Быстро ко всему привыкла? — вздохнула первая нянечка, — Я у вас уже вторую неделю, а до сих пор не могу поверить, что все эти малыши...

Девушка сделала паузу, подыскивая нужное слово.

 — Искусственные? — с улыбкой подсказала Ира, — Какая тебе, Ксюш, разница, как эти дети на свет появились? Естественным путем или искусственным.

 — Действительно, — согласилась Ксюша, — Их же от настоящих не отличить.

 — Наши лучше, чем настоящие, — с гордостью сказала Ира, — Без единого изъяна.

Ксюша неожиданно повернулась в мою сторону.

 — Смотри, один уже проснулся, — дернула она за рукав Иру, — Наверное мокрый.

 — Пойду пощупаю между ножек, — улыбнулась вторая нянечка.

Ира, подошла к моей кроватке ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх