Игрушка (инфантилизм)

Страница: 5 из 27

— Как-то странно обращаться на «вы» к полуторагодовалому ребенку. Кстати, имя мы тебе оставили прежнее — Александр.

 — Какой он Александр? — улыбнулась Ксюша, — Сашенька!

Все дружно засмеялись.

 — Ты уже наверное догадался, что мы загрузили твое сознание в тело полуторагодовалого ребенка, — сообщила мне Елена Владимировна, — Разумеется искусственно выращенное тело. Зря ты мне не верил, когда я вчера обо всем этом рассказывала. Подобные технологии больше не являются научной фантастикой. Мы за пять лет довели процесс до совершенства.

Заведующая поправила свои тонкие профессорские очки.

 — А вот зачем нам понадобилось превращать тебя в ребенка, ты пока конечно не догадываешься, — улыбнулась она, — Понимаешь, с распадом Союза исчез наш главный заказчик — Политбюро — и у лаборатории начались финансовые трудности. Пока мы не нашли один интересный источник заработка — усыновление. Разумеется нелегальное.

Елена Владимировна сделала паузу, что-то обдумывая.

 — Я уже говорила, что мы выращиваем искусственных детей. Где-то до 18 месяцев. В этом возрасте мы делаем всем фиксацию возраста.

 — А почему именно в 18 месяцев? — поинтересовалась Ксюша.

 — Полуторагодовалый возраст — самый популярный, — объяснила заведующая, — Обычно спрос только на малышей. Но к самым маленьким — грудным — покупатели почему-то относятся прохладно, хотя казалось бы, чем младше, тем лучше.

 — С грудными столько возни, — заметила Ира, — Лучше взять несмышлёныша, но чуть постарше. Которого уже можно приучать к горшку.

 — Разумеется, как только мы находим покупателя, фиксацию возраста сразу снимаем, — продолжила заведующая, — Клиенты ни о чем даже не догадываются. Вот такой у нас бизнес. Не совсем легальный, но очень доходный. В последнее время нашли малышам, которые ждут усыновления, еще одно применение — сдаем их напрокат.

Ксюша всунула мне в рот выпавшую оттуда соску.

 — Аж рот от удивления открыл, — засмеялась заведующая, — Да, сдаем напрокат. Ты не ослышался. Появилась года два назад такая странная мода — брать детей напрокат. У богатых свои причуды. Женщины не хотят рожать и растить своих детей. Поиграться и вернуть, когда надоело — так намного удобнее. Светская жизнь, карьера — короче, постоянно заняты. Не говоря уже об угрозе похищения ребенка. Зачем им обо всем этом беспокоиться.

 — А я все хотела спросить, — перебила заведующую Ксюша, — Зачем нашим малышам души взрослых пересаживать? — Все новички задают этот вопрос, — улыбнулась Елена Владимировна, — Интересно, какие у тебя самой предложения? Использовать детские души? Воровать для этого чужих детей? Или покупать оптом в Китае с Индией? Только не у нас в стране. Не с нашей низкой рождаемостью. Как ты думаешь, почему нам столько платят усыновители? Здорового ребенка для усыновления днем с огнем не сыщешь — даже несмотря на то, что многие родители отказываются. В-основном-то отказываются от детей с проблемами.

 — Понятно, — протянула Ксюша.

 — Вот я и подумала, — продолжила заведующая, — Зачем нам все эти трудности, если взрослых добровольцев хватает. Мы им конечно ничего не сообщаем. Кто на такое по своей воле согласится?

 — Может кто-то как раз об этом мечтает, — заметила Ира, — Превратиться в ребенка.

 — Не знаю, — сказала Ксюша, — Никогда подобных извращенцев не встречала.

 — Так о чем я говорила, когда ты меня перебила? — недовольно посмотрела на Ксюшу заведующая.

 — Объясняли, как мы сдаем детей напрокат, — напомнила Ира.

 — Точно, о прокате, — вспомнила Елена Владимировна, — У наших искусственные детей есть несколько преимуществ перед настоящими. Во-первых, можно зафиксировать по желанию клиента возраст. Ведь у каждого из родителей есть любимый детский возраст. Во-вторых, мы полностью программируем ребенку рефлексы, физиологию и даже эмоции. Всё, что пожелает заказчик.

Заведующая снова сделала паузу, собираясь с мыслями.

 — Раньше нас часто просили что-то подкорректировать, — сказала она, — Но за два года мы поняли, что нравится нашим клиентам, и создали несколько стандартных моделей. Твоя, Саша, называется УМПГ-18М. Учебная модель 18 месяцев (мальчик), а «ПГ» — специальная программа подготовки к горшку.

 — Извините, Елена Владимировна, что я Вас опять перебиваю, — вежливо обратилась к заведующей Ксюша, — А в чём собственно заключается программа «ПГ»?

 — Программа «ПГ» состит из трёх вещей — начала перечислять заведующая — Во-первых повышенная чувствительность к позывам по-маленькому. Во-вторых, такая же повышенная чувствительность к позывам по-большому. Чтобы ребенок не мог их долго терпеть.

 — Ребенок чаще обычного ходит по-маленькому и по-большому, причем в самый неподходящий момент, — пояснила Ира, — Это приучает няню постоянно быть начеку, чтобы вовремя сажать малыша на горшок.

 — Но самое интересное — это третья часть прогаммы «ПГ», — улыбнулась Елена Владимировна, — Повышенная чувствительность к щекотке.

 — А это еще зачем? — удивленно спросила Ксюша.

 — Мы добавили эту функцию по желанию одной из заказчиц, — сказала заведующая, — Ей очень нравилось щекотать карапуза, которого мы ей дали. И когда я спросила почему, она призналась, что иногда малыш пускает от щекотки струйку и все домашние от этого просто в восторге. Вот я и подумала — если повысить чувствительность к щекотке, ребенок не сможет ее долго терпеть и все закончится фонтаном между ножек. Ввели в программу «ПГ» необходимые изменения и всем это очень понравилось. Потому что появился простой способ заставить ребенка писать, когда удобно взрослым, а не ему.

 — Так вот почему у нас малыши пускают струйку во время подмывания, — засмеялась Ксюша, — Особенно мальчики, когда им трогают яички.

 — Щекотка и с большими делами помогает, — добавила Ира, — Она заставляет малыша расслабиться, если он пытается терпеть.

Заведующая протянула ко мне руки и начала везде щупать. Вспомнив, что я по-прежнему лежу в одной короткой маечке, я густо покраснел и попытался прикрыться между ног.

 — Такой стеснительный, — пожаловалась заведующей Ира, — Уже не знаем, что с ним делать.

 — С этой стеснительностью и вправду нужно что-то делать, — вздохнула Елена Владимировна, — Саша должен привыкать к посторонним людям.

Женщина на несколько секунд задумалась.

 — Знаете что? — неожиданно улыбнулась она, — Сходите с ним в какое-нибудь людное место. Например в большой торговый центр. Во многих есть игровые площадки для детей: горки, лабиринты, сухой бассейн.

 — Какой бассейн? — удивилась Ира.

 — Сухой, — улыбнулась Ксюша, — Манеж, заполненный разноцветными шариками. Я кажется видела такую игровую площадку в торговом центре на Грибоедова.

 — Вот и сводишь сейчас туда ребенка, — сказала Елена Владимировна.

Заведующая наклонилась к Ксюше и что-то шепнула той на ухо.

 — Да уж наверное без мокрых штанишек не обойдется, — засмеялась Ксюша.

Шутливо попросив меня напоследок, чтобы я был хорошим мальчиком и слушался взрослых, заведующая вышла из комнаты.

 — Одену карапузу вот эти колготки, — сказала Ксюша, показав Ире салатовые колготки, — Только не знаю, одевать под них памперс или нет....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх