Попутчики

Страница: 1 из 4

Было лето, июль, теплый поздний вечер выходного. Я шел вдоль дороги рядом с парком, где веселились подвыпившие компании и жались по кустам парочки. По пути встречались уличные девки, которые стояли на обочине дороги и ловили проезжавших клиентов. Настроение было не ахти, хотелось чего-то, сам не мог понять чего.

Девушки у меня в то время не было, и я с завистью и вожделением смотрел на сочных шлюх и обнимавшихся парочек. К тому же немного выпил в гостях до этого, и в голове и перед глазами висела дымка, все видел ясно, но отстраненно — как сквозь пелену или как во сне. На мне была легкая светлая майка и джинсы, хорошо облегавшие стройную фигуру. Когда я думал об этом, я испытывал какое-то сладкое чувство довольства своим телом, мне даже было жаль, что оно томится под одеждой и некому его оценить и насладиться им.

(К слову, я высокий, стройный, легкоатлетического сложения, с приятной гладкой и слегка смугловатой кожей, с красивым лицом и практически идеальной формы губами. Торс с приятным гладким рельефом и без растительност) И вот, я шел, вдыхая теплый воздух южной ночи и томясь нереализованным желанием. А его накопилось много во мне. Возбуждало очень многое — и обстановка вокруг, и то, как одежда облегала мое разогретое тело, как трусы обтягивали член, бедра и ягодицы, врезаясь между ними. К тому же, в этот вечер я надеялся подцепить девушку в гостях, и поэтому подготовился — весь вымылся и сбрил растительность ниже пупка, кроме лобка.

Перед этим насмотревшись западной порнухи, выбрил все еще и сзади и между ног, как у порнозвезд. Поэтому при ходьбе чувство было очень непривычное и будоражащее — гладкие ягодицы терлись друг о друга, пробуждая воображение и возбуждение своим собственным телом. И почему-то пришла мысль, что если меня переодеть в женское белье и платье, то я дам фору многим девушкам в этом парке. Ведь тело мое, хоть и имевшее легкий рельеф мышц, не отличалось грубостью и неказистостью. Это было красивое гладкое тело чистого юношы.

Мысли об этом возбуждали, я чувствовал приятное томление между ног и даже, как ни странно, сзади. Я подумал — как, должно быть, приятно, быть на месте женщины, которая будет заниматься любовью с этим телом. Когда я заходил в туалет в гостях, мне приятно было трогать себя снизу — за член и выбритые гладкие яйца, потом за ними между ног... И даже украдкой касался своей чистой гладкой юношеской попки, на которой не было ни единого волоска. Это было приятно и пОшло.

В эти моменты я думал, каким бы подарком было бы это тело для какого-нибудь любителя мальчиков. Конечно, потом стыдился этих мыслей, но в те мгновения меня это возбуждало. Красивая упругая попка с нежной розовой дырочкой, где еще никто не бывал. Девственная попка... Я шел и невольно думал об этом, чувствуя трущиеся о ягодицы и анус белье. В жизни я человек довольно своенравный и волевой. Но иногда под настроение, предаваясь пошлым фантазиям, я представлял себя в пассивной, подчиненной роли — и мне это доставляло какое-то темное, тяжелое удовольствие. Как бы пассивная компенсация за активную жизненную позицию.

Мне было приятно думать о таких запретных грязных вещах, когда мое тело грубо используют, представлять разные ситуации, когда я вынужден отдаваться для пошлых утех пользующихся своим положением сластолюбцев. И сейчас, когда я шел в одиночестве ночью вдоль дороги и парка, в голове роились самые развратные и непристойные мысли. Я был сильно возбужден, а легкое опьянение давало раскрепощенность. Мне хотелось быть другим человеком — не думающим о том, как он выглядит в глазах общества и что скажут другие, выпустить свое животное нутро вопреки нормам морали.

Мне хотелось, чтобы случайные прохожие засматривались на мою фигуру и хотели меня. Даже столбики паркового забора с круглыми набалдашниками казались мне сексуальными. До дома было еще далеко, а автобусы уже перестали ходить. Парк становился безлюднее, темнее и гуще, а по дороге ездило все меньше машин. Мне хотелось скорее прийти домой и заснуть, чтобы избавиться от этого томления. Я видел до этого, как шлюх подбирали проезжавшие машины, и подумал в шутку — интересно, а подобрал бы кто-нибудь так меня?

Уже прошло минут 10, и тут я услышал, как очередная машина, нагоняющая меня, останавливается рядом. Я совсем не ожидал такого и был взволнован и слегка испуган. Все-таки ночь, я один — мало ли что от меня захотят... Это была дешевая иномарка. Из темного салона мне сказали \"Парень, тебя куда подвезти? \». Голос был вроде не агрессивный. Я открыл переднюю дверь и заглянул внутрь. Там сидело двое мужчин. Точнее, водитель был мужчиной лет 35 с приятной внешностью, но слегка неопрятный, а его пассажир на заднем сиденье — парень лет 25, тоже неплох собой. Они не вызывали особых подозрений, да и выглядели довольно интеллигентно, поэтому я сказал, куда мне надо ехать (а это другой конец города) и сел на переднее пассажирское сиденье. Машина тронулась.

Некоторое время ехали в тишине, смотря на освещенные пятна дороги и деревья. Я заметил, что оба моих спутника были слегка навеселе. И тут водитель спросил: — Почему ночью один идешь? — Девушку не нашел... — ответил я не очень уверенно. — Ты же красивый парень, что ж так? — Ну, не повезло сегодня... — Ну так может повезти по другому варианту, — Он улыбнулся немного хищно в свете приборной панели. — В смысле? — Хочешь немного заработать? Работка плевая. — Что надо делать? — Девушки нет, а как ты к мальчикам относишься? — неожиданно подал полушутливо голос парень с заднего сиденья, — С такой внешностью обычно себя не ограничивают... — Нет, меня отношения с парнями не привлекают, — ответил я, думая, куда же теперь все это зайдет и как быть.

 — Так никто об отношениях и не говорит. Ты член сосал когда-нибудь? — уже серьезно спросил он, а я при этом испытал легкий шок и прилив волнения во всем теле. Такая пошлая ситуация! Что ответить? Надо бы, сохранив достоинство, послать их, а самому добираться пешком. Но мысль о том, чтобы идти сейчас на своих двоих через весь город, чтобы только к утру попасть домой, меня ужаснула. — Нет, не сосал, — сказал я. — Я с мужчиной не был никогда... Я не знал, что сказать. Щеки налились краской, мне вдруг живо представилось, как я беру в рот (еще не знавший ни одного члена!) у незнакомого парня, случайного попутчика. Это возбуждало, эта пошлость, прямолинейность и анонимность. И вынужденность ситуации.

Пока я медлил с ответом, они поняли, что меня надо уломать, пока я колеблюсь. Они продолжили: — Так вот есть шанс попробовать. Отсоси у нас обоих, платим 50 баксов. Никто не узнает. Девки на соседней улице и за десятку сосут и глотают. — Да не парься ты, — добавил парень сзади, — никому мы не расскажем. Мы ж тебя не знаем, мы приезжие. Да попробуешь — самому понравится! Все по доброй воле! Давай, попробуй! Тут я понял, что машина уже несколько минут стоит в каком-то глухом закутке между стен и деревьев.

Я впал в еще большее замешательство, во мне все кричало, что нужно уходить, не соглашаться, но пошлая струнка внутри была затронута, а воображение рисовало очень пошлые картинки, и тело было разогрето. И вдруг я увидел, как мой сосед сбоку, водитель, расстегивает ширинку и немного стягивает штаны. И в полумраке я увидел выбивающиеся из-под майки темные лобковые волосы еще не стоЯщий увесистый член. его владелец явно не считал необходимым его брить. Но это даже возбуждало — такая животная похоть.

Волосы у него были больше на лобке, а ниже ствола их было намного меньше, и большие яйца отчетливо вырисовывались между ног. Я не мог отвести глаз от этого зрелища, не веря себе и этой ситуации. — Молчание — знак согласия! Сейчас ты будешь нашей шлюхой, будешь сосать у нас за деньги. Мы сняли тебя на улице, и ты сделаешь минет нам прямо в машине, как и положено! Давай, бери его в рот! Обработай его как ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх