Второе образование: I. Первокурсница

Страница: 2 из 3

 — Мне не привыкать. Сказала Светка, протягивая Тане свои крохотные белые стринги.

Отрастила попу, подумала Света. Стринги после некоторой борьбы натянуть удалось, но какой ценой.

 — Меня как будто ножовкой пилят.

Узкая, мокрая от светкиных выделений, тесемка влезла между таниных половых губ и сильно давила на клитор.

 — Ну у тебя и джунгли!

 — Где?

 — В пизде! Срифмовала Светка. Ты, что там, вообще, никогда не бреешь?

 — Да, нет? А, что, надо?

 — А ты думала... Это первое дело. Важнее, чем подмышки. Кому приятно на твою бороду смотреть. Снимай трусы и садись на биде. Я сейчас бритву поищу.

Таня присела, но трусы так и не сняла. Правила этой игры были так необычны, что она просто не понимала как еще она может повлиять на ее ход. Неожиданно она почувствовала, что это грубое давление не так уж неприятно как это ей показалось вначале.

Светка вернулась буквально через минуту. В левой руке она держала большую розовую косметичку, а в правой пол-литровый бокал с коктейлем такого же цвета. Протянув стакан Таньке, она начала рыться в косметичке.

 — А, ты?

 — Я уже выпила у стойки. Пей, я угощаю.

Необычный, дурманящий запах кружил голову. Соломинки не было. Сделав два больших глотка Таня почувствовала странную легкость. То, что пять минут назад казалось серьезной моральной проблемой, стало почти несущественным. Покончив с напитком девушка, сняла остатки юбки, приспустила стринги и задрала блузку, обнажив свой трогательный животик.

В комнату зашли девушки, игравшие за дальним столом. Подсобите, девчата, озорно, сказала Светка, и одна из девушек подхватила Таню сзади, другая же резко раздвинула ее ноги врозь. В зеркале девушка увидела свою широко раскрывшуюся пизду и ей стало стыдно. Однако, уже через мгновение она скрылась в белой пене и Таня прикрыла глаза... Несколько раз она вздрагивала как от электрического разряда, когда пальцы Светы касались ее клитора, в конце же ее так сильно потянули за половые губы, что, как ей показалось, едва не приподняли с биде.

Почему-то ей показалось, что это Георгий и она открыла глаза. Мужчин в комнате не было. Одна из девушек, «Женя», — представилась она, ощутив на себе взгляд, оттягивала губки, а Таня аккуратно завершала бритье. Пока танины интимные места споласкивали водой и смазывали лосьоном, у нее возникла другая проблема — в животе журчало и пучило. «Не понос, так золотуха, вернее наоборот», подумала Таня, и попробовала встать на ноги, чтобы перебраться на унитаз. Но опустить задранные выше головы ноги, или хотя бы свести их вместе, ей не удалось.

 — Девчонки... Мне надо по-большому. Срочно.

 — Не парься.

Отмахнулась Светка. И из Таньки ударила тугая зловонная струя. Она ожидала, что девчонки бросят ее, обругают, или будут смеяться, но ничего такого не произошло. Напротив, Света вытащила из биде металлическую штуковину, которой только, что обмывала ее и ввела его Тане в расширившееся анальное отверстие, зажурчала вода, и вскоре девушке показалось, что ее живот превращается в волейбольный мячик.

Тане было жутко стыдно, за то, что она так позорно обделалась, и протестовать она просто не решилась. Наконец, наконечник извлекли, и Света резко нажала на ее животик. Из Тани опять хлынула вода.

На слегка подгибающихся от пережитых приключений ногах Таня вышла из дамской комнаты и подошла к столу. Ей казалось, что все смотрят на ее укороченную юбку. Таня выпрямилась до предела, задрав окрепшие груди и ей показалось, что юбка слегка прикрыла сзади ее бедра.

Георгий тут же предложил партию.

 — Ставлю сотню.

 — Но у меня ничего нет!

 — А мне и не надо... Разве, что один поцелуй!

Вот это парень! Подумала Таня, и немедленно согласилась.

Георгий играл не то, чтобы плохо, а как-то нелепо. Без подставок, но очень осторожно, почти без ударов. Позиция с самого начала была не простая, все время приходилось тянуться, да еще и в бильярдной не оказалось удлинителя. А может быть его просто припрятали, догадалась Таня.

Постепенно, все кожаные кресла вокруг стола заполнились зрителями, Удивительно, но девушку это только заводило. Тем более, что партия шла к ее уверенной победе. Между тем стринги окончательно утонули между ее набухшими половыми губами и каждый подход к столу отзывался в ней сладкой истомой...

Таня положила деньги в свою косметичку и подумала, что еще одна партия на сотню баксов решит все ее финансовые проблемы на лето. Увы... Георгий быстро вышел из зала, ну да, двести баксов за пол-часа — не шутка. Подумала Света.

Неожиданно пожилой господин с сигарой приподнялся с кресла, представился (Семен Витальевич — банкир), и предложил сыграть партию.

 — Сколько Вы можете поставить?

 — Не знаю...

На самом деле, Таня прекрасно знала, что у нее есть сто долларов, какая-то мелочь, и старенький мобильный телефон, служивший верой и правдой ее отцу не меньше пяти лет.

 — На все, что у нас есть с собой?

Семен Витальевич, как будто между делом, переложил тугой бумажник в карман брюк.

Таня на мгновение задумалась... Сто долларов ничего не решают. Надо минимум двести. Телефон... Скажу украли... Да нужна ему это развалюха.

 — По рукам!

Семен Витальевич протянул руку с массивным перстнем. Интересно, а перстень тоже «с ним»? Подумала Таня. А моя сумочка... А... Глупость какая, что он у меня туфли снимет? Туфли было жалко. Он же не барахольщик какой. Солидный человек.

... Партия близилась к развязке. Долгое отсутствие практики, необычные правила игры и стол, все это вело вело Таню к вероятному поражению. Пытаясь отсрочить неизбежное, Таня даже пробовала крутить перед ним задом, перед исполнением удара, но это больше мешала ей же самой. Возбуждение пересиливала смутная тревога. Последний шар со стуком влетел в лузу и Таня замерла.

 — Раздевайся!

Каким-то внутренним женским чутьем, Таня поняла, что это произойдет уже несколько минут назад, но это все-равно был удар. Она стояла, понуро сжимая в руках, выигранные несколько минут назад, сто долларов, как будто надеясь откупится.

 — Мы так не договаривались...

 — Я видел как ты на мой перстень смотрела. Сняла бы безо всяких сомнений. И правильно сделала бы между прочим.

 — Юбка не со мной, она на мне.

 — Сумка тоже не с тобой, а на тебе, а в ней деньги. Их тоже не отдашь?

Таня рефлекторно шагнула к выходу из зала. В дверях стоял здоровенный охранник, со входа или другой, хрен разберешь. Посмотрела на Светку, та только пожала плечами. Делать было нечего.

Таня сняла туфли и протянула их банкиру.

 — Дарю.

Ответил тот протягивая их обратно. Уф. Гора упала с Таниных плеч, значит одежду он отдаст. Зачем она ему нужна. Осталось раздеться. Медленно. Оттягивая неизбежное, Таня сняла сперва блузку, затем юбку. Прикрыв рукой тугие груди, сняла лифчик и потянула вниз стринги. Черт! Они так врезались в тело, что снять их одной рукой было невозможно. Повернувшись к Семену Витальевичу спиной (и лицом к десятку других мужчин) она стянула, наконец, стринги, и кинула их на угол стола, где уже лежала кучка ее вещей. Банкир махнул рукой. Охранник взял ее вещи и вышел из комнаты.

 — Нет!

Таня присела, закрыв руками груди и зарыдала. Потом пригнувшись скользнула в дамскую комнату. Смыв с лица остатки косметики она слегка успокоилась. Где-то здесь должны были валяться ее трусы в горошек. Светка так и не одела их, предпочитая «горошку» голую задницу. Увы, их нигде не было. Судя по стерильной чистоте здесь уже побывала уборщица.

Минут через десять к тоскующей Тане подошла Светка.

 — Я не знала, что так получиться, обескураженно, сказала она.

 — Что мне теперь делать? Не можешь ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх