Попала. Записки проститутки.

Страница: 2 из 6

уже почти хрипит, умоляя не бить её и обещая быть послушной. Один из мужчин подходит к её лицу, хватает за волосы, поднимает ей голову, а другой рукой расстёгивает брюки и достает член, направляя его в рот девушке.

 — Соси, и только попробуй прикусить!

Вижу, как девушка облизывает член и мошонку громилы, в то время как второй продолжает её бить, действо тянется невыносимо долго для меня. Вот мужчины поменялись местами, и тот, которого девушка только что с таким тщанием ублажала, теперь продолжает побои.

Смотрю на оригиналы, они стоят по обе стороны от меня и любуются собой. Их руки у меня на плечах. Взгляды жёсткие, хотя один непроизвольно и мечтательно облизывался, когда показывали его член в девичьем ротике.

А на экране девушка уже обсасывает члены обоим мужчинам. Позади неё стоит огромный слюнявый дог и имеет её. А она улыбается, подмахивает ему, хотя по щеке ползёт слезинка. Понимаю, то же, а то и худшее ожидает меня. И мысленно сдаюсь. В конце концов, одели меня неплохо, кормить должны, раз уж я им так дорого обошлась. Ну и мужика у меня уже год, как не было.

Проклятая Клара, видимо, не только гинеколог, венеролог и визажист, но психолог, и сам дьявол.

 — Ну, что, фройлян созрела? Мы не хотим, чтобы нас побили мешками с песком, отодрали в рот и отдали нашему замечательному пёсику? Мы готовы на работу в бордель?

 — Я ведь даже не поела

 — А, так всё дело в тарелке супа? Айн момент!

Меня накормили, напоили пивом, а под конец Клара налила мне и себе по рюмочке вина за мою будущую карьеру проститутки. Потом на меня накидывают халат и завязывают глаза.

 — Для твоей же пользы, девочка, а то на улице солнце, ослепнешь ещё после наших сумерек, — воркует Клара. Меня берут под руки и куда-то ведут. Потом сажают в машину и везут. Долго. Приехали. Входим в какой-то дом, поднимаемся по ступенькам. Стук. Скрип отворяемой двери.

 — Фрау Дорт, вот и новенькая!

С меня снимают повязку. Передо мной немолодая дама, пышная, но не лишённая фигуры и шарма в летнем брючном костюме с высокой тяжёлой башнеобразной причёской химически-бронзового цвета. Она берёт меня за подбородок одной рукой, а другой развязывает пояс халатика. Понимая, чего она хочет, снимаю его.

 — Хорошая девочка, послушная, ну-ка, повернись, о-о-о, шкурка целая! Клара, она столь разумна?

 — Да фрау Дорт, она очень понятлива. Послушала лекцию, получила пару пощёчин, посмотрела, как Отто и Готлиб вместе с пёсиком воспитывали ту девочку из Одессы, и успокоилась. Хорошо владеет немецким, здорова, женщина, не рожала и давненько не трахалась!

 — Ох, Клара, ты всегда была моей лучшей девочкой, жаль, что тебя забрали в офис. Может, вернёшься?

Фрау Дорт и фрау Клара начинают хихикать, тыкая друг в друга пальцами. Потом фрау Дорт поворачивает свою башню ко мне:

 — Так у тебя давно не было мужика? Сегодня же исправим. Как ты умеешь трахаться? Анал, орал, классика, лесби? Стриптиз танцевать умеешь? Я краснею. Из всего, что мне перечислено я практически знаю лишь классику, и ту ограниченно.

Клара смеётся: — Это же русская, да ещё приехавшая наниматься в горничные, а не профессионалка. Лучше всего такие умеют изображать невинность! Это мою бордельмаман, похоже, пока устраивает. Она отдает последние распоряжения:

 — Сейчас пойдёшь к себе в комнату, Готлиб покажет. В семь — ужин. В восемь — выходишь к клиентам вниз. Ночью в баре обслуживание за счёт заведения, но лучше — крути клиентов. И чем больше — тем лучше. Все деньги, полученные от клиентов, отдаёшь мне! Ты за них получаешь жетоны. Их сдашь мне в конце недели. За непослушание, воровство, вымогательство у клиентов, грубость, драки, попытки побегов и доносов — экзекуция. Поняла? Да, старайся пользоваться презервативами. И при классике, и при минете, и при анале. По субботам вас осматривает врач, но подцепить СПИД или триппер до этого очень легко. И, как тебя зовут?

 — Анна,

 — Хорошее немецкое имя. Но с твоим кукольным личиком тебе больше подойдёт м-м-м Лоттхен! Да, будешь Лоттой.

Иду в комнату с Готлибом, тем самым негром-арийцем. Он не преминул при этом меня полапать. В комнате вешалка, большая кровать с чёрными шёлковыми простынями и наволочками, большое зеркало, биде, шифонерчик, стул, туалетный столик. На столике телефон. Потолок зеркальный. На стенах — большие постеры с обольстительно изгибающимися обнажёнными девицами. Лицо на одном из фото явно знакомое. Батюшки! Это же фрау Клара!

 — Телефон внутренний, можешь не пытаться вызвонить тут русского консула или доброго ангела-спасителя, — сообщает Клара, объявившаяся в дверях. — Идём, посмотришь на коллег, а заодно освоишь некоторые нюансы работы. Готлиб, хватит щупать её задницу, успеешь ещё напробоваться. Да, тебе не жарко ли во всём этом? Смотри, другой одежды у тебя не будет, пока ты на неё не заработаешь. Оставляй что-нибудь в резерве. Например, сегодня достаточно грации и пояска с чулками.

 — Подождите, фрау, она ещё не прошла фотосессию, — перебивает её Готлиб.

 — Ну так поспеши!

По указаниям Готлиба и Клары совмещаю освобождение от лишней одежды с фотографированием. Снимает Готлиб какой-то большой навороченной камерой со вспышкой. Когда я остаюсь в том, что на сегодня рекомендовала Клара, она подходит ко мне и, глядя мне в глаза, начинает ласкать мои груди, потом бедра, низ живота, у меня предательски щемит между ногами, а Готлиб продолжает щёлкать. Потом Клара отбирает у него фотоаппарат, а я под влиянием свалившегося на меня шока, пива, вина, прикосновений Клары забыв обо всём, начинаю ласкать себя сама.

 — Хорошо, девочка хорошо, теперь шаг назад, ещё, шире ножки, садись!

Крепкие мужские руки хватают меня за бедра, и я с размаху сажусь на член Готлиба, который недвусмысленно задаёт мне темп. Ну, вот, началась моя работа шлюхой. Начинаю старательно подмахивать своему партнёру. Тот размеренно имеет меня, поглаживая бёдра, груди, обе дырочки. Как мне этого не хватало весь год! Я двигаюсь всё энергичнее и, наконец, со стоном кончаю. А Готлиб продолжает наяривать меня перед камерой. Потом пересаживает меня лицом к себе, теперь я стою на коленях, изображая всадницу на его поршне. Клара снимает. Снова кончаю. Готлиб ставит меня на четвереньках на кровать и гладит мне зад. Потом начинает тыкаться туда членом.

 — Нет, я раньше этого никогда не делала!

 — Готлиб, у неё сегодня ещё «первая брачная ночь», пожалей тёлочку. Только изобрази, — кончик Готлибова члена тычется мне в зад, а Клара фотографирует.

 — А вот это, фройлян, вы сделаете, даже если не делали раньше! — сообщает мне Клара.

Готлиб вновь садится и рукой массирует большой набухший член, который уже наградил меня двумя оргазмами. Первыми за год! Он тащит меня с кровати и заставляет встать на колени между его широко расставленными ногами. Перед моими глазами член. (

 — Соси!

 — Как?

 — Аккуратно!

Вспоминаю то, что я видела на экране, в сцене истязания Готлибом и Отто девушки из Одессы. Понимаю, что страдать излишней брезгливостью лучше не стоит. Кончиком язычка прохожусь от мошонки до уздечки. Ничего, не страшно! Целую головку в самую дырочку и начинаю потихоньку губками водить по стволу сбоку снизу вверх, сверху вниз, снизу вверх, ритм завораживает. Готлиб придерживает мой затылок и водит моей головой по своему сокровищу.

Осторожно беру в рот его головку и начинаю обрабатывать её губами и язычком. Это явно приветствуется. Член всё более набухает и лезет всё глубже в горло, Готлиб активнее насаживает на себя мой ротик. Я задыхаюсь. Член щекочет горло, и меня подташнивает, но партнёр разошёлся и ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх