Попала. Записки проститутки-2

Страница: 3 из 5

а потом он вдруг резко шлёпает меня плёткой по заду. Неожиданно, больно, но... я почему-то кончаю. И уже готова выть и целовать ему руки, чтобы он меня выебал. А он хлещет меня плёткой по заду и продолжает нести насчет шлюх и их несовместимости с системой высшего образования. А я-то кончаю!

Порка окончена. Я стою на коленях.

 — Открой рот, шлюха!

Открываю рот, куда, что характерно, тут же вползает член. А шоколадки я и не ожидала! Старательно губками, язычком, а когда и руками обрабатываю моего кормильца. Немец довольно гукает и продолжает свои шовинистические речи о необходимости вот так затыкать хуями рты всем наглым девкам, дорвавшимся до науки. Становится скучновато. Вероятно, для оживления обстановки меня кладут на кровать и приковывают к ней руки наручниками. Возобновляется игра с пёрышком. Да когда же он, наконец, меня трахнет! Видимо для облегчения страданий мой мучитель что-то вставляет мне в пизду. Кажется — ручку плети. И продолжает.

Я начинаю всё сильнее извиваться, сжимать бёдра, стонать. Мои ляжки уже промокли насквозь! И тут, наконец, он вынимает из меня затычку и входит в меня. Резко. Сильно. Глубоко. Я благодарно ахаю, а он начинает во мне двигаться быстро и всё более агрессивно. Столь же быстро и агрессивно подмахиваю ему. Я давно заслужила это. Мы несёмся в этом бешеном трахе, как два локомотива, и вот он достаёт меня куда-то в район гланд, напрягается и разряжается. Слава богу, в презерватив. И я кончаю с громким протяжным стоном.

 — Вот сучка, что тебе нужно, а не филология. Таких девок, как ты необходимо ебать, ебать и ещё раз ебать, чтобы они и не думали о занятиях благородной наукой! Поняла!

 — Я-а-а, я-а-а, дас ист фантастиш! (ну как я ещё могу выразить своё полное с ним согласие, на хер мне сдалась теперь эта наука, работа проститутки мне определённо прописана).

Какое то время я предоставлена самой себе, а потом оживший клиент возобновляет боевые действия. Я остаюсь прикованной и с завязанными глазами, а он имеет меня в рот. Его сумасшедший член вновь набухает. Мне под копчик подкладывается пуфик и злодейское пёрышко теперь вновь пляшет в районе моих промежности и ануса. Хозяйский хуй у меня в ладошке, я поддерживаю его в рабочем состоянии методом подрачивания. Опять начинаю подтекать под монотонное брюзжание о месте блядей в науке. Но, видно время уже поджимает. Мой любовничек приподнимает меня, закидывает мои ноги себе на плечи и имеет теперь мою попку столь же активно, как до этого имел её соседку.

Попку мне вчера разработали, как следует, а заодно привили вкус к анальному сексу. С удовольствием насаживаюсь на этот живой отбойный молоток моего новоявленного Стаханова. Он явно хочет дать угля Рейху! Кончаем также одновременно, причём лекция моего непрошенного проповедника совершенно неожиданно и прекрасно завершается хорошо знакомым по фильмам «Зиг хайль!» Надо ж такое гаркнуть в момент бурного оргазма! Я чуть не задохнулась. Но тут он снимает с моих глаз повязку. То ли она теранула мне глаз, то ли сказалась комичность его победного вопля, но по моим щекам стекают две слезинки. И это потрясающе действует на клиента. Он уже полностью одет и кидается отковывать меня, дико при этом извиняясь.

 — Детка, ты плачешь, тебе было больно? Я чем-то обидел тебя? Ах, я бываю такой несдержанный! — и т. д., и т. п. В общем, он удаляется тихий и благолепный, всяко обласкав меня напоследок и сунув мне в чулок явно больше, чем собирался сначала.

Привожу себя в порядок и собираюсь спускаться, но тут звонит телефон. На проводе фрау Дорт:

 — Лотта, крошка, ты, кажется, раньше была учительницей?

 — Да, мамочка, почти, я работала в институте.

 — Прекрасно, подожди, сейчас тебе принесут кое-что, переоденешься и спускайся. Да, твой последний клиент — герр Шульце — тобой очень доволен!

Я польщена. И заинтригована. Заходит Готлиб с вешалкой, на которой висит нечто в чехле. Велит мне надеть трусики, поясок для чулок и сменить боди на бюстгальтер. Потом снимает чехол. На вешалке очень элегантный и строгий костюм табачного цвета и тёмно-синяя блузка. Надеваю это. Смотрюсь в зеркало и, следуя общей теме моего наряда, собираю волосы в узелок на макушке и закалываю их шпилькой. Всё. Проститутка Лотта снова превратилась в доцента Анну Владимировну. Готлиб одобрительно кивает, похлопывает меня по заду, и я спускаюсь к мадам. Первым делом пытаюсь отдать ей выручку, но она отмахивается.

 — Герр советник, вот эта фройлян, её зовут Лотта!

У стойки странная пара. Сухопарый, прямой как жердь господин явно старше среднего возраста с прилизанным пробором, с усами шильцем, в строгом костюме и явно с военной выправкой. Ему бы монокль в глаз и будет типичный пруссак-генерал из детских фильмов про войну. Рядом с ним парнишка лет семнадцати розовый, румяный, рыхленький, тоже в костюме. Если старший на всех смотрит, как солдат на вошь, то у парнишки заискивающий взгляд дворняги, случайно забежавшей зимой в тёплое парадное и надеющейся, что её оттуда сразу не выгонят.

Не знаю, что на меня нашло, но я автоматически делаю книксен герру советнику. И он сие воспринимает как должное.

 — Лотта, деточка, в семье герра советника большое событие: его внуку исполнилось семнадцать. По старой доброй немецкой традиции герр советник хочет, чтобы юный Хорст в этот день стал мужчиной. И мы должны ему в этом помочь!

Пока мадам говорит, герр советник сверлит меня взглядом контрразведчика. Видимо думает о том, смогу ли я справиться с этой высокой миссией? И правда, смогу ли? Учить дураков языку я умею, а вот учить мальчика ебаться... Я ведь не курвища какая-то, а только начинающая проститутка. Впрочем, начальству виднее. Герру советнику тоже, а он, осмотрев меня, слегка утвердительно кивает головой.

 — Гут! И вы говорите, фрау, что у этой фройлян есть педагогический опыт! Гут! Поучите его, Лоттхен. У меня одно условие — он не должен много пить! Не более двух рюмочек коньяка!

Ого, у них традиции! Мальчишку в день рождения тащат в бордель учиться семейно-брачным отношениям, да ещё и оговаривают, насколько он может напиться. В общем, ебитесь детки, только не курите!

Ну что, пора!

 — Идём, Хорст, — говорю мальчику профессионально поставленным педагогическим тембром, киваю головой в нужную сторону и иду. Он за мной. Так же со мной ходили в аудиторию ребята, которых я репетировала к поступлению по английскому и немецкому. Знали бы они, какие теперь репетиции у Анны Владимировны. Заходим ко мне. На столе уже заботливо стоят две рюмочки и небольшая бутылочка коньяка. Хорст потеет и суетливо оглядывается. Да, в нумерах публичного дома он явно никогда не был, да и настоящую живую проститутку, то есть меня, он явно побаивается. А чего нас бояться?

 — Садись, Хорст, не стесняйся. И если тебе жарко, можешь снять пиджак и слегка ослабить галстук. Не волнуйся, давай немного поболтаем.

Хорст немо кивает, послушно снимает пиджак, ослабляет галстук, садится. Взгляд его продолжает шарить по комнате. Вот он натыкается на постеры и чуть заметно нагловато улыбается, но тут же суетливо отводит взгляд. Так же упорно он старается не смотреть на меня. Особенно в глаза и на ноги. Понятно, мальчику долго ничего не разрешали, но что-то он узнал самостоятельно. Что для его возраста и естественно.

 — Тебе нравятся эти фотографии — смотри не стесняйся. Если бы этого было нельзя, я бы их спрятала. Не волнуйся. Тебе, наверное, не разрешали смотреть такие снимки, журналы и фильмы для взрослых?

Он краснеет и кивает.

 — Но послушай, тебе сегодня уже семнадцать и уже можно. Твой же дедушка сказал, — Логика всегда безотказно действовала на немцев. Мальчик явно приободряется. Заговорщически шепчу:

 — Но неужели ты никогда тайком ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх