Девять глав о любви, или Жален моей юности

Страница: 7 из 7

испугало меня. Я толком и не поняла, что имела в виду вопрошавшая за дверью. И уж совсем не понимала, кем эта женщина могла быть.

 — Это мы, — ответила Жален женщине за дверью и засмеялась. — Я совсем забыла, что по четвергам к нам приходит Миллена убираться в доме, — это уже она говорила мне.

Женщина что-то пробормотала. Кажется, она осталась не очень довольна ответом Жален. Но мне на это было уже наплевать, поскольку Жален и сама явно не очень-то беспокоилась.

Еще немного отдохнув, мы выбрались из ванны, слегка обтерлись полотенцами и, закутавшись в них, вышли. Из комнат доносился уже тихий звук пылесоса. Миллена встретилась нам возле того самого дивана, где мы недавно еще валялись в любовном экстазе, она чистила его. Взгляд ее был немного удивленным, немного осуждающим. Но мы гордо прошли мимо нее, взявшись за руки, утомленные и упоенные любовью, которая, наверное, явно читалась в наших позах и в наших глазах.

Мы не удостоили ее ни проявлением страха, ни даже каплей какого-либо раскаяния, оттого что она застала нас в такую минуту. Не потому, что она была прислугой, или исполняла сейчас эту роль. Просто она была из другого времени, не понятная нам, не понимающая нас. И нам было на все это наплевать просто потому, что сегодня нам было так здорово от самих себя.

Мы, не останавливаясь, прошли в комнату Жален, где по-прежнему царил милый беспорядок, устроенный нами днем. В комнате было тепло и мы, сняв влажные полотенца, как есть, обнаженными произвели минимальную уборку — просто собрали разбросанную повсюду одежду и повесили ее в шкаф. Затем доели бутерброды, запили соком и, подкрепившись таким образом, улеглись в постель и, обнявшись крепко-крепко, заснули, что-то перед этим нежно-нежно пошептав друг дружке.

X

Вовсе не удивительно, что в таком виде мы не смогли долго оставаться спокойными и благоразумными. Взаимное тепло от тел сначала быстро перевело наше дремание в настоящий сон. Но обеим, видимо, приснились какие-то сверхэротические сны, потому что проснулись мы опять в состоянии крайнего возбуждения, и уже во сне начали удовлетворять друг друга, лаская натруженные интимные места.

Обе, не сговариваясь, потянулись целовать клиторы и киски друг друга, и в результате оказались одна на другой, развернувшись телами навстречу. Сначала сверху была Жален. Она стояла на коленях, раздвинув ноги прямо над моей головой, целовала мой клитор, облизывала и обследовала проворным язычком всю мою киску. Снова веселые мурашки забегали по моему телу, снова занемело внизу живота, снова любовные волны, рождаясь в местах соприкосновения с устами Жален, удар за ударом стали прибивать меня к берегу по имени оргазм.

Обхватив Жален за талию, я приподнималась на руках и точно также, как она, лизала, ласкала, обследовала своими устами восхитительно-притягательные прелести Жален. Через какое-то время мы повалились набок, потом я оказалась сверху, потом мы вновь поменялись местами. Мы проникали нашими язычками в наши вагины, исследовали ими наши девственные плевы, растягивали до легкой и приятной боли отверстия в них.

Наконец, и третий раунд любовной битвы завершился полной победой обеих сторон. Окончательно обессиленные, на этот раз мы тут же и заснули, но уже не столько в крепких, сколько в нежных объятиях.

Так нас и застала мама Жален. Мы настолько прониклись собственной правотой, что не обеспокоились во время третьего раунда тем, что в доме есть посторонний. Мы также не позаботились о том, чтобы закрыть дверь на ключ.

XI

Не хочется вспоминать сейчас, да и вообще, окончание того славного весеннего денька. Не хочется вспоминать дня следующего, следующего за ним, и далее, всей недели, а потом недели следующей. Эти черные дни все-таки закончились, и мы снова стали встречаться с Жален, правда, тайком от наших родителей и вопреки их желанию разлучить нас.

Летом мы устроили настоящую оргию на том дереве, где впервые поцеловались. Там, действительно, было здорово предаваться нашей детской любви. Чувства обострялись от воспоминаний о нашем первом дне, а также оттого, что по дорожке за кустами нередко проходил кто-нибудь. Тогда мы замирали, стараясь не проронить ни звука, но потом вдруг, якобы по неосторожности, якобы нечаянно, либо кашляли, либо чихали, либо роняли что-нибудь, либо просто ударяли рукой или ногой по дереву. После этого замирали снова, так и оставаясь полуголыми, а то и голыми, со страхом ожидая, не придет ли кто на этот звук.

Дважды нам показалось, что кто-то, действительно, двигался в нашу сторону. Один раз мы, подхватив снятые платья, убежали дальше за деревья. Другой раз, когда было уже довольно сумеречно, снова затаились, хотя были практически голыми. Звук шагов приближался несколько мгновений, а потом стал удаляться. Помню, что в тот раз оргазм был необыкновенно силен.

Несколько раз мы устраивали наши любовные игры и в наших собственных домах, «пожертвовав» для этого утренними уроками. С утра все родители обыкновенно уходят на работу. При этом использовали и ванну, и постель, и стол на кухне, и прочую домашнюю обстановку.

Трижды рискнули предаться любви в самой школе, оставшись после уроков и запершись в одной из комнат, а один раз — прямо в школьном туалете, отпросившись с урока по надобности.

Потом пришло время расстаться. В шестнадцать лет родители Жален, наконец, сумели отправить ее в какой-то колледж. Я думаю, они все это время подозревали, что связь наша так и не прервалась, хотя нам удалось сохранить ее в тайне от них. Но видит Бог, произошло это каким-то чудесным — поистине Божественным образом.

Благодаря, Жален, я сохранила девственность до девятнадцати лет. После нее целых три года я не хотела заниматься любовью ни с кем.

У меня не было никакой депрессии. Все это время я успешно занималась мастурбацией и этим легко снимала всякое психическое напряжение. В этих занятиях я мысленно была с Жален, и это здорово помогало мне. У меня осталось несколько фотографий и вещей Жален, в том числе и лифчик с нашего первого свидания. Долго будила во мне добрые старые чувства одна из надкуренных Жален сигарет, которую я тайком от нее подобрала уже в самом конце того славного периода моей жизни — моей юности с Жален. Мне кажется, что все это время она хранила незабываемый аромат Жален.

XII

Теперь мне двадцать два. У меня есть замечательный молодой человек, с которым мы обвенчаемся этой осенью. Рассказ об моей последней любви был бы, наверное, куда более замечательным, чем этот. Но мне почему-то бесконечно радостно, когда я вспоминаю те два школьных года. Я не хочу их возвращения, не хотела их повторения. Я даже не очень хочу знать, что теперь с Жален. И только через шестнадцать лет, я это знаю точно, а для вас это навсегда останется загадкой, но в мою жизнь обязательно вновь вернется Жален Моей Юности.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

1 комментарий
  • Safo
    6 июня 2012 13:20

    Рассказ очень хорош.
    Понравилось, что текст построен стилистически красиво, и непременно заводит.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх