Юная шлюха

 — Нет ничего хуже, чем три дня провести под дождем, — шмыгнула носом я. Голос из-под капюшона плаща донесся глухо, а проливные потоки дождя и вовсе заглушили слова, — Проклятый пергамент с донесением давно промок.

 — Тут поблизости есть трактир, — бросила Миш, откидывая капюшон и подставляя дождю светлые стриженые растрепанные волосы, — Этот чертов дождь действительно доконал. Переночуем там.

Завидев трактир, Миш быстро соскочила с коня.

 — Поторапливайся, — ухарски сверкнула зубами она, и быстро направилась к трактиру, смело ступая по лужам черными сапогами со шпорами.

Едва за мной захлопнулась дверь трактира, шум дождя стих. Скинув мокрый плащ, я осмотрелась. В полутемном помещении слышался хохот пьяных и звук разливаемого пива. Кто-то чокался, кто-то уже горланил песни. Безобразно раскрашенные шлюхи визжали от хохота на коленях у пьяниц, сующим им бумажки за корсет.

Стриженая под мальчика Миш уже бухнулась на стул у барной стойки.

 — Эй там, пива, — крикнула она трактирщице.

 — И мне, — я подсела к ней, — Есть комнаты на ночь?

 — Две наверху, — трактирщица бухнула перед нами две пенящиеся кружки.

 — Берём, — кивнула я, и пересела от Миш за деревянный столик.

Прошло несколько минут, а Миш только раз пригубила свою кружку. Она всё время оглядывалась налево, в темноту лестницы.

Я всмотрелась, и увидела там молоденькую темноволосую девушку в корсете шлюхи. Она нервно сжимала в ладонях платочек, не решаясь спуститься в трактир.

Я заметила. как Миш поставила на стойку кружку и жестом позвала темноволосую девушку. Та вздрогнула от испуга, покраснела, но всё же не посмела ослушаться. Она быстро сбежала с лестницы и боязливо присела на стул рядом с Миш.

Миш медленно смерила взглядом пухлое личико с большими испуганными глазами, волнующиеся руки, теребящие длинную юбку, детскую нежно-розовую, перетянутую корсетом вздымающуюся грудь,

 — Чего ты боишься? — тихо спросила Миш. Её голос вызывал доверие.

 — Я боюсь этих людей, добрая леди, — девушка испуганно пробежала глазами по пьяным, — Но мать заставляет меня... Если я сегодня вернусь домой без денег, она будет долго бить...

 — В первый раз? — глухо спросила Миш. Отбросив с руки кружевные воланы мужской рубашки, Миш тонкими пальцами провела по горячей пухлой шейке девушки. Та вздрогнула от этого прикосновения, и грудь её стала вздыматься сильнее, — Как тебя зовут?

 — Эанна, добрая леди, — выдохнула девушка, не понимающе заглядывая в прищуренные глаза Миш.

 — Пойдем наверх, у меня есть для тебя деньги, — Миш поднялась из-за стойки, покосилась на меня, удостовериваюсь, что я ничего не слышала, и потянула спотыкающуюся девушку наверх по скрипучей темной лестнице.

Я только сделала вид, что ничего не слышала из их разговора. Любопытство разбирало меня, и я поднялась вслед за ними наверх. Через щелку в досках стены я могла видеть, что происходит в комнате Миш.

Эанна с пылающим лицом вся забилась в угол, Миш же стояла посредине комнаты. Снятый ей мужской камзол полетел в угол. Она медленно растегивала пряжку пояса, наблюдая испуг девушки.

 — Иди сюда, — хрипло произнесла Миш, отшвыривая пояс. Эанна как загипнотизированная, подчинилась, подойдя к Миш совсем близко. Та провела рукой по темным кудрям на голове девушки, потом по нежной груди, стянутой корсетом.

Эанна глубоко дышала, не смея шевельнуться. Миш, ухмыльнувшись её неопытнсти, внезапно поцеловала её дрожащие губы. Эанна вздрогнула, но не отпрянула.

Миш по-мужски приблизила её к себе, впиваясь долгим поцелуем. Эанна запищала и начала отталкивать её от себя, однако Миш была слишком сильна. Она подхватила сопротивляющуюся девушку, и, зажимая ей рот, поволокла к кровати с балдахином. Кинув Эанну на постель, Миш бухнулась сверху, одной рукой зажимая ей руки над головой, а второй разрывая шнурки корсета.

Эанна кричала, билась и извивалась, путалась в длинной юбке, пока Миш с потемневшими от страсти глазами разрывала её корсет.

 — Нет! Ни за что! — кричала Эанна.

Миш обрывками шнурка привязала руки Эанны к спинке кровати и просунула руку под её юбки. Оголив стройную ножку в чулке, миш припала губами к подвязке, держа сопротивляющуюся Эанну.

Её подвижный, ловкий язык пробежал по бедрам, заставив Эанну задрожать, а потом направился выше, к ещё не созревшим грудям девушки. После нескольких ловких, неуловимых движений её языка маленькие соски Эанны поднялись и покраснели. Тяжело дышавшая Эанна издала грудной стон.

 — Кричи! Я люблю стоны сучек!... — зашипела Миш и укусила один из сосков.

Эанна вскрикнула. Миш отшвырнула в угол шпагу, закрепленную на поясе, и расстегнула свою мужскую рубашку с воланами. Миш с жадностью поцеловала Эанну, но та отвернула рот, и Миш закатила ей пощечину. Эанна взвизгнула и забилась, крича. Миш снова насильно припала к её рту и покрасневшим щекам, по которым текли крупные слезы. Я видела, как терлись друг об друга сосками их упругие груди, слышала жалобные стоны Эанны и жесткий насмешливый смех Миш:

 — Плачь, плачь, сучка! — Миш ещё несколько раз ударила девушку по щекам, наслаждаясь её рыданиями взахлёб, — Рыдаешь, а сама вся течешь, как дешевая блядь... — Миш показала мокрую руку, которой она провела между ног девушки. Эанна от стыда ещё больше залилась слезами.

 — Сейчас я ещё больше заставлю тебя кричать, сука! О, сейчас тебе будет больно! Кричи, тварь! — Миш достала из своего сапога со шпорой длинную изогнутую серебряную палку.

 — Нет! Вы не посмеете! — Эанна стала рваться из рук Миш.

Миш грубо раздвинула ноги Эанны и мужским движением толкнула стержень в её залитую слизью дырку. Эанна закричала так сильно, будто её разрывало напополам. Миш, смеясь, лишь увеличивала темп жестоких толчков, заставлявших Эанну содрогаться от сладкой боли. Миш безжалостно рвала влагалище Эанны, грубо насиловала её, не считаясь с потоками крови, которые брызгали ей на кружевные манжеты.

 — Ты дьявольски заводишь меня, сучка! Сейчас ты за это ответишь! — Миш расстегнула пуговку на штанах и опустилась на другой изогнутый конец серебряной палки. Запрокинув голову, она начала скакать на нём, сначала медленно, постанывая, но потом всё быстрее и быстрее, от чего её округлые груди с розовыми сосками раскачивались вверх-вниз.

Эанне оставалось только со слезами стонами принимать на себя мощные толчки. Наконец Миш начала хватать ртом воздух, потом коротко вскрикнула и затряслась дрожа. хватаясь за спинку кровати. Кончив, она повалилась на Эанну. Та бессильно плакала, уже не в силах сопротивляться.

 — Достаньте, пожалуйста, — сквозь слезы попросила Эанна, — Мне больно.

Миш медленно, желая продлить муку девушки, вынула серебряную палку, которая была вся в крови и женской слизи. Облизав её со всех сторон, Миш заглянула Эанне между ног, держа её за щиколотки, чтобы не вырвалась. Мелкие темные завитушки были залиты яркими ручьями крови. Несмотря на перенесенную боль и унижение, Эанна истекала соком. Вся пизда покраснела и увеличилась, будто набухла в ожидании, а клитор побагровел и возбужденно пульсировал. Эанна тяжело дышала.

Миш хотела ещё её помучить. Она провела по влажным малым губам гусиным перышком. Эанна издала глубокий стон. И тут Миш прикусила её клитор, одновременно просунув палец в дырку.

 — А! — вскрикнула Эанна, изогнулась в конвульсиях, судорожно царапая своими кошачьими ноготками шелковые простыни.

 — Ты завела меня своими криками, — Миш разрезала веревки на запястьях Эанны, встала и начала одеваться.

Еле отдышавшись, Эанна скатилась с постели. Она запахнула разорванный корсет, подобрала окровавленные юбки и поспешила к выходу.

 — Ковыляешь... Здорово я тебя оттрахала, — насмешливо бросила Миш, пристегивая к поясу шпагу, — Деньги-то возьми, — и бросила ей полный золота кошелек.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх