Попала. Записки проститутки-3

Страница: 2 из 6

которого разит перегаром. Родиной повеяло. Но вместо того, чтобы как на Родине честно заснуть жопой к любимой с бутылкой в обнимку, мой воздыхатель, кажется, начал очухиваться. Вот чудеса секса! Срочно вливаю ему оставшуюся водку, а то пойдёт громить бордель и освобождать пленённых в нём принцесс и Василис Прекрасных. Мудила. Внимание переключилось, но активности не убавилось. Нужно гасить. Падаю ниц перед своим спасителем и снова сосу. Это его успокаивает. Оно то хорошо, но мне что, остаток дней провести исключительно с его членом во рту? Подрачивая ему, потихоньку внушаю, что не его царское дело на такой шлюхе как я жениться. Он же меня в деле видел, как я давала его дружкам вместе и по очереди самым разным образом и с удовольствием.

 — Я ж шлюха по натуре, Пашенька, меня же любой свистнет, а я и ножки врозь, зачем тебе такая? Ты себе молодую найдёшь, красивую, честную. А зачем тебе проститутка, которая на десять лет тебя старше и которая даёт, кому не попадя?

Паша, глядя на меня, а вид у меня вполне соответствует всем моим же характеристикам: почти голая, на мне только чулки и туфли, пирсы блестят, татуировку даже он способен прочесть и перевести, макияж смазан, ляжки в сперме (блин, он таки меня без резинки трахнул, гадёныш), постепенно приходит к вполне логичному выводу

 — Так ты — блядь! А ну, раком!

Да с нашим удовольствием. Занимаю требуемую позицию. Он засаживает своё орудие мне в зад по самые не хочу

 — Блядей только в жопу!

 — Правильно, милый, правильно, именно в жопу, а не в загс!

С удовольствием даю ему в попку, а он, похоже, с таким же удовольствием её имеет. Одновременно по ней же звонко шлёпая. Я радостно и громко повизгиваю. Идиллия. Кончаем, он с рычанием, я с лёгким стоном. Он суёт мне член в рот

 — Слизывай своё говно, шлюха!

Да пожалуйста. Тем более что там всё стерильненько. Меня сегодня там уже трое прочистили. Сосу ему от всей души. Паша льёт злую пьяную слезу

 — Я к ней со всей душой, жениться хотел, к маме привезти, а она — блядь. Даёт всем и в рот, и в пизду, и в жопу, и по одному, и всем сразу! Не хочет, вишь, ты за меня! Пиздой тут торгует, дома ей не понравилось, а у меня папа директор мясокомбината. Жила б, как королева! Нет, надо в Германии в борделе за деньги хуй сосать у пьяной обезьяны.

Последняя сентенция идеально подходит к ситуации, я фыркаю, и в этот момент Паша кончает. Я чуть не захлёбываюсь и остаюсь на полу вся в его сперме, а он, бросив деньги на кровать, величественно и печально удаляется. Занавес.

Собираюсь помыться, но звонит мадам.

 — Лотта, поторопись сдать выручку, пора закрываться. Не порти хорошего отношения к себе!

 — Бегу, мамочка!

И бегу во всей красе, голая, сперма на лице, груди, животе, бёдрах, чулках и туфлях, макияж смазан, волосы сбились, только пирсы сверкают! Фрау Дорт и девочки, тоже сдающие кассу, при виде меня понимающе кивают. Сдаю Пашины евро, получаю жетон. Кто-то пошлёпывает меня по попе, кто-то по спине. Сильвия целует за ушком. Вика шипит

 — Дайте девчонке отдохнуть, видите, в конец затрахали!

Ноги подкашиваются. Меня подхватывают под локти и ведут в комнату. И я со всей отчётливостью понимаю. Я — дома.

Просыпаюсь оттого, что с двух сторон шевелится что-то тёплое и мягкое. Сквозь полуоткрытые глаза в зеркале потолка вижу, что на шикарной кровати на шёлковых простынях как три котёнка в корзине почиваем я в центре, Вика и Сильвия по бокам. Обе подруги нежно меня обнимают, Викины губки возле моей шеи, а Сильвия посапывает мне в ушко. Целую их в щёчки. Девочки просыпаются. Вместе потягиваемся, какое-то время ласкаем друг друга, дурачимся в постельке, потом бежим в душ мыться. После душа решаем доставить себе ещё немножко удовольствия, что и делается язычками и вибратором. Потом приводим себя в порядок.

 — Ой, Аня, какие у тебя волосы замечательные, давай косу заплету! — предлагает Вика.

Гривой своей я всегда гордилась, а сейчас волосы у меня пышные после купания и отросли почти до пояса. А косу я давно не заплетала. Наверное, забавно буду выглядеть вечером в зале.

 — Давай, Вика!

Девочки берутся за дело в четыре руки, Сильвию тоже заинтересовал процесс. Потом накладываем на меня макияж. И вот я перед зеркалом. Коса толстенная через грудь, глазки скромно опущены, бровки ровненькие в разлёт, ресницы мохнатые от туши, щёчки розовые, губки розовые, лёгкие тени на веках, груди дыбком, ручки на коленочках. Из одежды на мне одни туфли. Царевна-Лебедь! Сильвии и Вике тоже нравится. Какое-то время забавляемся, щекоча наши киски кончиком моей косы.

В таком виде и спускаюсь на завтрак. Девочки должным образом оценивают мой вид. Фрау Дорт тоже в восторге:

 — Так и ходи, Лоттхен!

После завтрака попадаю под чуткое руководство Гали и Марго. Обе они были профессиональными танцовщицами и теперь всех натаскивают по части стриптиза. Занимаюсь с ними два часа и по их словам делаю успехи. После занятий забегаю к себе, смыть трудовой пот, после чего собираюсь поваляться. Мне ещё сегодня дежурить. Курта-охранника обслуживать Дело ответственное.

Звонит телефон. Готлиб просит спуститься в залу:

 — Вам посылка, фройлян Лотта.

Это ещё откуда? В зале на одном из диванов несколько коробок.

 — Деточка, тебя начинают ценить, — сообщает фрау Дорт — Это подарки от твоего вчерашнего ученика и герра советника.

И ещё, сегодня до полуночи работаешь по заказам. Тебя заказали с двадцати пятнадцати до двадцати одного пятнадцати, с двадцати одного тридцати до двадцати двух тридцати и с двадцати двух сорока пяти до двадцати трех сорока пяти, — Ох уж мне эта немецкая педантичность. Всё равно не запомню. Но что же за подарки? В двух коробках шикарные наборы сексуального нижнего белья: красный и белый. На коробках надписи: «Милой учительнице фройлян Лотте» и «Хорошей девочке от дедушки». Понятно — это надену для внука, это — для дедули, если явятся. К белью — туфли и чулки соответствующей расцветки. Ещё — потрясный набор бижутерии, маленький флакончик духов «Коти». Ах!

Собираюсь нести это богатство наверх и тут обращаю внимание на фильм, который смотрят девочки. Это же прямая трансляция из комнаты нашей немки Ренаты. Она страстно отдаётся какому-то длинному парню с рыжеватой бородкой и хипарской шевелюрой. При этом девочки любуются этим без обычных профессиональных комментариев, напротив, сентиментально вздыхают и стряхивают слезинки. Эрика шёпотом объясняет мне, что к Ренате приехал в гости её жених, и добрая фрау Дорт организовала им свидание. А юные голубки решили поделиться своим счастьем с нами. Некоторое время тоже смотрю и тоже проникаюсь тёплым чувством к любящей паре. Видно, что Рената не работает, а творит в постели. Ну, секс им да любовь. А мне скоро на дежурство.

У себя в нумере меряю обновки. Первый набор состоит из прозрачного жемчужно-белого распашного пенюарчика, трусиков и лифчика, собранных из тонюсеньких ниточек с нанизанными на них жемчужинками, очень похожими на настоящие и, что это? На дне коробки здоровенный бутафорский белый кокошник, тоже украшенный жемчужинками и бисером. К ним беленькие чулочки с беленькими кружевными подвязочками, белые туфли с прозрачными каблуками и платформами. Кто ж это Снегурочку трахнуть захотел? А-а-а, герр советник. Вовремя я косу заплела. Надо ещё бантик раздобыть. А, вот ленточка от коробки и пригодится. Меряю. Отпад.

Теперь второй набор — алые полупрозрачные перчатки и боди с отделкой из алого же пуха, чулки и туфли. Тоже мне очень к лицу. Теперь посмотрим бижутерию. Позолоченные серьги, цепочка на шею, цепочка на пояс, браслетики, перстеньки со вставками из каких-то чёрных камушков. Неплохо смотрится со всеми моими нарядами. А если только бижутерию ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх