Попала. Записки проститутки-3

Страница: 4 из 6

Да, ребёнок растёт прямо на глазах. Это требует поощрения. Поворачиваюсь к нему передом, стягиваю переполненный презик и ротиком, ротиком очищаю и возрождаю его колышек. Хорст сидит на коленях и удовлетворённо меня лапает, не забывая рассыпаться в благодарностях. Приятно слышать, какая я умная, красивая, добрая и как замечательно ебусь. Кто бы в своё время в моём родном В-ском вузе это отметил. А то всё опытный педагог, подающий большие надежды молодой учёный... А за бабу вообще не держали.

Ага, у моего стажёра опять стоит и хорошо стоит. Вот, что минет животворящий делает! Так, наденем сразу ему новую резиночку. Теперь ещё коньячку.

 — Хорст, а теперь возьми вот эту баночку и прочитай, что на ней написано. Правильно, анальная смазка. Вот и смажь, пожалуйста, мою вторую дырочку. Пора тебе с ней познакомиться. Не бойся, она такая же чистая и сладкая, как первая.

Под моим руководством малыш смазывает мне анус. Занимаю прежнюю позицию.

 — Ну ко давай сюда, только не спеши!

Впускаю член Хорста в свою попу. Ничего идёт, вполне неплохо. Тем более что эту дырочку взрослые дяди мне очень неплохо разработали. Потихоньку ускоряем темп.

 — Ой, фройлян Лотта, сюда даже приятнее!

 — Правильно, ведь эта дырочка всегда уже передней. Но в пипочке твоей подружки ты будешь себя чувствовать также.

 — ???

 — Ведь она же у тебя ещё девушка, и у неё там ещё ничего не растянуто, как у меня и большинства взрослых женщин. И не спеши с её попочкой! Пусть привыкнет сначала к классике. А уже потом — осторожно и аккуратно.

Хорст внимает и одновременно с всё большим воодушевлением насаживает мою попу на свою пику. Кайф растёт. У него, похоже, тоже. Мне уже не до лекций, я издаю страстные эротические стоны... Хорст, было, в испуге тормозит, но я настойчиво подмахиваю и жестами умоляю его продолжать. И он продолжает. В зеркале на туалетном столике вижу выражение его лица, на нём восторг и гордость. Мальчик сообразил, что своим хуем довёл до экстаза взрослую опытную тётю. Да ещё и проститутку. Ну, давай, родной, давай, воткни мне, глубже, сильнее! Кажется, я это уже бормочу по-русски. Мой клиент тоже издаёт какие-то радостные звуки. Залп! О-о-о-о, дас ист фантастиш! Мы улетаем...

Приземляюсь и нежно глажу по щёчке моего любимого ученика, вновь язычком благодарю его снаряд, который доставил мне такие незабываемые впечатления. Он тоже ласкает меня. Но время истекает. На этот раз даю Хорсту кончить мне в ротик, слизываю всё до капельки. Всё. Пора прощаться. Расстаёмся так же нежно, как вчера. Привожу себя в порядок, но не знаю, что надеть. Звонит фрау Дорт. Ага, меня ждут в бижутерии. Надеваю все эти цепочечки, браслеты, серьги на голое тело, роль кошелька и одежды исполнят чёрные чулки. В косе оставим красный бант. Ну вот, готова. Спускаюсь в залу. Здесь все незанятые девочки и ещё не совершившие выбор клиенты пялятся в экран. Что такое? А-а-а, господин Шульце и Вика! Заняты проблемой женщины в науке. Знакомая картина, Вика стоит раком и старательно подмахивает, а научный оппонент имеет её сзади, сильно и звонко шлёпая по заду, и объясняет неразумной, что её дело торговать пиздой, а не критиковать его гениальные доклады. Батюшки, да Вика ещё и возражает! Что добавляет пыла и страсти их акту.

Но мне уже не до того. Папочка Хорста, нежно положив ладошку на мою попу, уводит меня работать. Как и герр советник он уже на лестнице начинает знакомиться с наиболее пикантными подробностями моей анатомии. Нахал! Но какой умелый!

Знакомство с анатомией некоторое время продолжается и в номере. Здесь папа явно повторяет методику дедушки. Тот тоже мои сиськи и письку минут десять на ощупь изучал. Тоже мне, слепой кот Базилио. Но изучает он их так, что я начинаю подтекать. Пора и мне заняться исследованиями, что там у него в штанах? Ух ты, член, вот не ожидала! А какой он на вкус? А не хуже других! Правда, мог бы и подмыться после сортира. Но так даже пикантнее, определённая острота во вкусовых ощущениях!

А какие у него лапы шаловливые, куда это они? Ой, пора ему меня трахнуть! Давай, милый мой, хороший, ложись вот так, а я на тебе попрыгаю. Пока я старательно насаживаюсь на тщательно подготовленный кол моего второго заказчика, тот сообщает о том, какое прекрасное впечатление я вчера произвела на его папу и его сына, и как я хорошо это впечатление сейчас поддерживаю.

 — Фройлян, вы просто созданы для этой работы!

Ну, спасибо. Это уже не первый мужик, который за истекшие трое суток убеждает меня в том, что проституция — моё призвание. Я и сама уже это осознала.

Он имеет меня с полным знанием дела, так что опять удовольствие получаем вместе. Кончаю. А он — нет! Теперь я стою одним коленом на кровати, а вторым на полу, он одной рукой лапает мои сиськи, а второй держит меня за косу (прямо как Курт) и задаёт темп, имея меня сзади. Я стараюсь. Он, кстати, тоже. Вот эрекция! Я уже по второму разу кончаю, а этому хоть бы хны. Чем его дома Хорстова мамаша кормит? Перемещаемся на кровать в классическую миссионерскую позу. Трах продолжается. Он что, контужен? Ебёт и ебёт. Нет, это, конечно, классно, но неужели он на такой классной девке, как я кончить не может?

И тут его болванка оказывается у меня во рту. Уже без презерватива (когда он успел стащить?). И во рту у меня потоп. Ого! Наверное, полгода копил сокровище. Я захлёбываюсь. В сперме всё лицо, грудь, живот, лобок, ноги, постель...

Вспышка. Сквозь сперму, залившую глаз вижу моего клиента (кажется, его зовут герр Фридрих) и Готлиба, который фотографирует меня на радость заказчику. Чудесный будет портрет, Рембрандт, Мурильо и Франс Хальс отдыхают.

И вновь поток благодарностей. Фридрих (я не ошиблась) желает лично помыть меня в душе. Да на здоровье! Отмывает меня, а потом, прислонив спиной к стенке и лапая грудь, снова засаживает мне между ног.

Мама! Но зато как он трахает! Закидываю одну ногу ему на пояс, так легче держаться, потом вторую. Теперь он держит меня под попу и двигает вверх-вниз. А я отдыхаю и кайфую. В кои-то веки меня трахают, а от меня никаких телодвижений не надо. Ради собственного удовольствия играю у него в ухе кончиком язычка. Он закатывает свои белёсо-голубые глазки и внезапно, резко насадив меня, кончает. Я тоже. По семейной традиции Фридрих любуется тем, как я подмываю мою натруженную щёлочку, и предупреждает, что к герру советнику мне надо будет выйти в белом гарнитуре. А то я не догадывалась! Прощаемся.

Надеваю этот чудный костюм Снегурочки из борделя, который больше открывает, чем скрывает. Подновляю макияж, в косе белая ленточка, на голове — кокошник (ну а ниже сквозь короткий широкий прозрачно-жемчужный пеньюар просвечивают несколько ниточек, имитирующих лифчик и трусики, и моё роскошное тело, на ножках белые чулочки с кружевными подвязочками, белые туфельки). Скромно потупив глазки и заведя ручки за спину (а, благодаря этому, грудь вперёд!) спускаюсь в залу к герру советнику.

Здесь продолжается видеомарафон. На экране Вика сосёт и продолжает слушать лекцию о персонально своём месте в этом мире. Вот она начинает подрачивать герру Шульце рукой и излагает свою версию. За это член возвращают её в рот, предварительно угостив парой пощёчин. Чёрт, похоже, Вике это нравится!

Подхожу к любимому дедушке. Книксен. Поцелуй ручки. Неторопливый подъём с синхронным лапанием моих прелестей. Не стареют душой ветераны!

В номере я по просьбе герра советника медленно снимаю пеньюар и устраиваюсь у него на коленях. Он мечтательно закатывает глаза и ласкает моё молодое упругое тельце. Дразню его язычком в ухе, как только что дразнила его сыночка Фридриха. Урчит, как старый котище. А что это за шевеление у меня под попой в недрах брюк герра советника? У нас, никак, встаёт? Тогда Лотте пора. Соскальзываю с него, одновременно нежно пройдясь по нему сиськами. Это так возбуждает!...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх