Попала. Записки проститутки-4

Страница: 4 из 4

Снарядившись в баре ящиком шнапса и ящиком же шампанского мои двоечники гонят меня наверх, лапая свободными конечностями. В основном в этом преуспевает Эдик Зднькович, ему не приходится тащить ящик с выпивкой. С нами в номере верный Готлиб с фотоаппаратом.

 — Ну, здравствуйте, уважаемая Анна Владимировна, то есть Лотта! Ну и как вам в борделе? Нашли новое призвание? Мы тут на сайтике ваши свежие фоточки вчера смотрели, просто загляденье. Ой, а какая у вас косичка! Прям сестрица Алёнушка!

Во время этого Эдикова монолога уважаемая Анна Владимировна сосёт разошедшемуся оратору и дрочит его друзьям, а потом переносит свои губки на член Геры, а потом на обрезанную колбасень Салиха...

 — Эй, блядь, ну ко, раздень клиентов

Начинаю разоблачать Эдика, который вместе с Герой, хихикая, щупает мои прелести, а Салих с довольным урчанием без долгих слов вгоняет свой член мне в зад и начинает его обрабатывать.

 — Салих, стой! Эта сучка тут уже не первый день, ещё что-нибудь у неё подцепим, надень резинку!

Ну вот, первая здравая мысль, которую я от них услышала за всё время нашего знакомства.

Салих ненадолго отвлекается на поиск и натягивание презерватива и возвращается к прерванному занятию. М-да, ситуация, с одной стороны, конечно, несколько неудобно, но ебаться он, подлец умеет. Да и Эдик с Герой уже знают, где меня лучше пощупать... Так, Эдик готов к употреблению. Начинаю раздевать Геру. Меня продолжает иметь в попу Салих, лапает Эдик, а их находчивый коллега пристроил ещё и свой болт мне в рот. Вам когда-нибудь приходилось раздевать мужика, который ебёт вас в рот, в то время как другой мужик трахает ваш анус, а третий лапает за что ни попадя? Сложное упражнение, я вам доложу!

 — Салих, Гера, наша проститутка потекла! Ей нравится! Анна Владимировна, что ж вы целый год на занятиях молчали о том, что вас нужно просто как следует выебать? И не было бы никаких взаимных претензий!

И ведь прав, поросёнок. То, что они со мной проделывают уже во второй раз, мне определённо нравится. Но представляю, как бы у нас это происходило в родном В-ском вузе. Вот это лекции были бы, вот это практические, вот это сессия!

Гера раздет, переодет в презерватив, и я насажена попой уже на его член, теперь у меня во рту член Салиха, свежевынутый из моей попы, я раздеваю его. Эдик, мамочки, подлез Салиху под ноги и лижет мою свежевыбритую киску! Надо же, оценил труд педагога! Когда педагог стал оконченной шлюхой! Ну вот, раздевание окончено. На мне эти орлы оставили только чулки и туфельки. Кроме того, по их требованию я принесла из своей комнаты и нацепила кокошник. Джентльмены в это время выпивают.

Возвращаюсь.

 — Лотта, мать твою так, ты где столько, сука, шлялась! — получаю пощёчину, от которой аж слёзы из глаз

 — Во, наша Лотта горько плачет, потеряла в матке мячик! — импровизирует Гера. — Зато какая красавица, прямо сестрица Алёнушка с тремя Иванушками!

 — Давайте, Анна Владимировна, присаживайтесь!

Присаживаюсь на гостеприимно торчащий хуй Эдика и начинаю на нём играть в Ванька-встаньку. В попу привычно входит Гера, а в ротик Салих. Они на редкость синхронно засаживают в меня свои агрегаты, дыхание перехватывает. Я усердно подмахиваю и неизъяснимое блаженство пронзает меня. Это чудесно, я не хочу, чтобы это кончалось! Они тоже не хотят. Кончив, мои мужчины садятся выпивать, а я ползаю у их ног на коленях и снова ублажаю их ротиком и ручками.

 — Что, Анна Владимировна, ещё хотите? Сейчас, сейчас, мы сегодня виагрой заправились, — подбадривает меня Эдик. И правда, их обвисшие, было колбаски, вновь наливаются силой и встают.

 — Лотта, на хуй! — командует Салих. Теперь моё влагалище в его распоряжении, попой овладевает Эдик, а ротиком Гера.

Поехали! Вверх вперёд, подмахнула, вверх вперёд, подмахнула, губками его губками, язычком по уздечечке! Ой, Эдик, крепче держи мои сиськи, они сейчас лопнут! И я вся взорвусь, как ракета, или лопну как шарик Вини-Пуха! Ох, ещё мальчики, милые, ещё, трахните как следует вашу преподавательницу-проститутку!

Всё это вихрем проносится где-то во мне, а из глотки, когда она не занята Гериным членом, раздаются только счастливый вой и стоны. Ну ещё, ещё, у-у-упс! В момент нашего общего оргазма Гера кончает мне в рот, и я захлёбываюсь. Двое других партнёров срывают презервативы и тоже кончают на меня. Эдик на спину, а Салих на живот и грудь. Готлиб фотографирует.

 — На колени, блядь!

Стою на коленях, а они продолжают кончать на меня. Да, картинка! Голенькая Анна Владимировна, доцент, кандидат филологических наук, скромница, умница и красавица, вся в сперме, и на неё изливают своё естество трое самых хреновых её студентов. Вот это бомба будет на юрфаке В-ского вуза! И не только на юрфаке. А теперь я облизываю их члены от остатков спермы, Салиху нужно очистить язычком ещё и живот (Акела промахнулся). Мне подмыться или подтереться не предложено.

Вновь господа выпивают, а их рабыня ползает у ног и долизывает остатки спермы, а потом просто сосёт. Периодически она получает пощёчины за неловкость или за то, что выпачкала очередного господина покрывающей её спермой. Готлиб фотографирует. Господа вновь воодушевляются.

 — Эй, чувак, хочешь её трахнуть, а то нам пока надо отдохнуть, — предлагает меня Готлибу Эдик. Готлиб не понимает, и я перевожу ему это любезное предложение, исполненное мужской солидарности. Готлиб вопросительно смотрит на славную троицу. Все благодушно кивают.

Готлиб, осторожно придерживая меня за плечико, подводит к стене, я упираюсь в неё руками и расставляю ноги. Он аккуратно входит сзади и с чувством имеет мою киску, не прикасаясь к моей обкончанной спине и попе. Готлиб мужчина положительный и я с чувством ему подмахиваю. Ну вот, готов. Кончил. И я с ним.

 — Лотта, на хуй!

Пора садиться на Геру и вновь впустить в зад Салиха, а в рот Эдика. Сумасшедшая скачка, ведущая к очередному оргазму, начинается. Мальчики уже изрядно накачались, но всё ещё хороши. Вверх вперёд, подмахнула, вверх вперёд, подмахнула, губками его губками, язычком по уздечечке! И ведь не надоедает! Вперёд, ребятки, так со мной и надо. Не стесняйтесь. А я вам помогу. Изо всех сил насаживаюсь на Геру и Салиха, как можно глубже засасываю у Эдика, только не останавливайтесь. Ещё чуть-чуть! Ещё! Можно!

Лотта снова улетает! И снова меня с трёх сторон заливают струи спермы. Глотаю, что могу. Обсасываю моих кормильцев, моих благодетелей, облизываю, как жертва голода в Поволжье.

 — Пора нашей шлюшке подмыться, а то её уже из-под спермы не видно!

Идти нормально уже не могу, ноги не сходятся. Кое как ковыляю в душ, Гера заботливо пускает струю. Ну вот, хот глаза промыло.

 — Во, у нашей проблядушки косметика потекла! Лотта, подмоешься — подкрасься, нам такие шлюхи не нужны!

 — Стойте, пацаны, потом, давайте как в тот раз...

Меня опять угощают «золотым дождичком». Снова отмываюсь и подкрашиваюсь. Чёрт, чулки насквозь промокли. И коса. Обтираюсь и являю себя кавалерам. Они снова пьют и заодно угощают Готлиба. При моём появлении ему вновь предлагают угоститься и мной. Когда Готлиб отказывался от дармовщины? Я ещё влажная, и он располагает меня на кровати раком и на сей раз имеет сначала киску, а потом перемещается из неё в зада, завершая это турне у меня в ротике. Вот, похлебаем Готлибовой спермы. Её мне великодушно позволено запить шампанским.

живает член Салиха. Его счастливый обладатель уже не намерен напрягаться, я сажусь ему на колени, надевая свою попу на реанимировавшийся орган, и начинаю подмахивать.

Салих задаёт темп, держа меня за грудь и одновременно её поглаживая. Эх, а ножки-то у Анны Владимировны уже устали! Но всё равно хорошо. Работаю. И при том с огоньком. Вот салихово орудие напрягается всё больше и извергает в меня свежую струю тёплой спермы. Готов. Но я не свободна. Теперь я должна взгромоздиться на колени к Эдику уже лицом к нему, надевшись на сей раз своей киской. Сейчас, милый, только в ротик его возьму. И ротиком презик надену! А теперь Лотта готова. Пожалуйста, попрыгаем! Ух ты! У Геры хватило сил подняться с кушетки, подойти и зайти в меня сзади, орёл! Прыгаю сразу на двух членах. Как интересно ощущать их внутри себя почтиисоприкасающимися сквозь совсем тоненькую перегородочку. Гера лапает меня также беззастенчиво, как и его дружок. А меня это чрезвычайно заводит. Как и жужжание и щелчки фотоаппарата трудолюбивого Готлиба. Он продолжает фотосессию.

Продолжил он её и потом, когда я сосала ему член, в то время как Салих имел меня сзади, но уже не в зад, а более традиционным способом. Эдик с Герой в это время приканчивали остатки водки и оживлённо комментировали ситуацию. Из этих комментариев я узнала о себе много нового, интересного и полезного. Особенно интересна идея прислать сюда на перековку некоторых других преподавательниц нашего вуза. Но вот кончается водка и приходит к концу субботняя ночь. В последний раз сосу моим любящим ученикам, они радостно на меня кончают и оставляют совершенно затраханную, обкончанную и обессиленную.

Готлиб, добрая душа, засунул меня под душ, кое как обмыл, вытер и оттащил в мою комнатку, бросил на кровать и пристроился рядом. Засыпая, я почувствовала, что он пристраивается к моей дырочке сзади. Ну и ладно, пусть ебёт, лишь бы не будил. Засыпаю.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх