Попала. Записки проститутки 5.

Страница: 1 из 4

Просыпаюсь поздно в одиночестве. Опять всё ноет. Но надо жить. И есть ужасно хочется. Реанимируюсь душем и таблеткой какого-то антипохмелина из аптечки, привожу в порядок причёску и физиономию, накидываю халат и спускаюсь в столовую. За столом Вика, Света и Галя. Тоже сонные, субботник удался.

 — Аня, приветик!

 — Привет, что-то вас маловато. Что, все ещё спят или пытаются ножки свести после трудовых подвигов?

Оказывается, наши богобоязненные Рената, Лора, Эрика, Сильвия, Шамони и Марго отправились в церковь. Милен, Карла, Герда и Инесс тоже. Фань, Люся и Калина спят. А польских девочек с утра пораньше в срочном порядке перевели в какое-то другое заведение. Так что у шеста меня теперь будут обучать Галя и Лора. И ещё ожидается свежее пополнение. Вот так, всё течёт и изменяется.

Как раз к концу нашего завтрака возвращаются наши благостные католички, протестантки и православные. Так странно, все в строгих аккуратных костюмах, обязательно в юбках, сербияночки наши закутаны в платочки. Ах! Везёт им, в городе побывали. Нам русским и украинкам это не светит, матрёшкам выход за пределы борделя строго запрещён. Да и кто бы меня в церковь отпустил, атеистку в третьем поколении. Все прекрасно видели, что креста я не ношу. Как и Светка. Девочки делятся впечатлениями от прогулки и от служб, на которых были, сравнивают, что проповедовали патеры и батюшка. Вика уже прознала о втором визите наших двоечников и интересуется подробностями. Рассказываю. Вика сочувствует мне и радуется, что была занята. Её по очереди ангажировали бравые парни из бундесвера. Вспоминаю сентиментального Пауля. Везёт же некоторым... Хотя, честно говоря, вчера мне было совсем не плохо, вот только устала.

Появляются фрау Дорт с фрау Кларой. Вид у них донельзя официальный. Нам прочитана нотация на тему «Ребята, давайте жить дружно», особенно это касается нас, матрёшек. Нам объясняют ещё раз, что если мы будем ссориться и плохо себя вести, то быстро окажемся в заведениях гораздо менее благоустроенных и гуманных. А чтобы мы лучше поняли, куда можно загреметь, к нам будут переведены девушки именно из таких мест.

Новенькие появляются спустя часа полтора. Их вводят крепкие парни, каждую под руки ведут двое. У девушек завязаны глаза, на них плащи. Когда плащи снимают, оказывается, что под ними ничего нет. Их трое, и всех отличает худоба, у одной на спине слабо видны тёмные полоски, у другой на щеке тщательно припудренный синяк. Узнаю девушку с синяком, это её мне показывала Клара, убеждая стать проституткой без сопротивления. Кажется, она из Одессы. Движения новеньких неуверенные, во взглядах напряжение, испуг и... радость. Видимо, обстановка заведения фрау Дорт их приятно удивила.

Тут же при нас ещё один громила, вошедший за ними, обращается к ним

 — Слушайте сюда, сучки, вас перевели в приличный дом и вы должны вести себя соответственно. Будете выёбываться как раньше — вернётесь обратно, туда, где были. Кроме того, у нас заказ на белое мясо из Израиля, там ещё и похуже будет. Так что смотрите мне! — он трясёт кулаком и удаляется вместе с остальными качками.

Девушки испуганно жмутся в центре залы, смотрят исподлобья. Появляется фрау Клара. Девочки, это Ирма, Хильда и Лизхен. Разведите их по свободным комнатам. И, как говорится, прошу любить и жаловать. Думаю, они будут поспокойнее тех, кто сегодня убыл.

Ведём девчонок по комнатам. Они явно запуганы, дёргаются при каждом нашем резком движении, прикосновении, громком слове. Слегка оживляются, услышав русскую и украинскую речь. Но говорить боятся — в борделях, где они работали до этого, девочкам общаться не разрешали совсем. Они боятся, что мы провоцируем их. Тем не менее, узнаём, что Ирма из России из под Ростова и её зовут Лена, Хильда и Лизхен — одесситки Оксана и Ира. В записи я видела Иру.

Комнаты и всё, что в них находится, приятно удивили новеньких. Они поспешили помыться одеться. Хоть в нижнем белье — но не совсем голяком, как они работали раньше. Упаковавшись ещё и в халаты, они совсем приободрились. За ужином, устроенном специально ради них пораньше, едят и пьют жадно с оглядкой. Видно, что держали их явно в чёрном теле. Вино, принесённое Милен и Сильвией, слегка развязало им языки. Все они попали сюда примерно так же, как и я. Лена ехала работать официанткой, Оксана и Ира — танцовщицами, дома они подрабатывали в стриптизе.

Всех фирмы по набору «молодых женщин для работы за рубежом за приличное вознаграждение» направляли в одну и ту же контору, где с ними проводили беседы, подобные той, которую со мной провела фрау Клара. Только девчонки оказались менее сговорчивы. Поэтому их били, насиловали, а оттуда раскассировали по дешёвым публичным домам. Здесь они должны были оплачивать питание и проживание из своих заработков, которые были гораздо ниже, чем у нас (30—50 евро с клиента), да ещё большую часть этих заработков у них отбирали. За любые провинности — били. В заведении, где трудились Лена и Ира били ещё и просто для профилактики. Кроме клиентов они должны были бесплатно обслуживать охранников и качков, привозивших новых рабынь.

 — Ирочка, солнышко, чем тебя тогда били Отто и Готлиб?

В глазах её страх и отвращение

 — Мешочки с песком. Они следов не оставляют. А потом ещё эта псина...

Да, повезло мне с первым местом работы по новой специальности.

Стараемся успокоить и утешить новеньких. Кончается тем, что Галка и Калина утаскивают с собой Оксану, Люся и Света — Лену, а Ира оказывается в одной постели со мной и Викой. Ирка оказалась очень нежной и благодарной девочкой. И тело у неё, несмотря на двухмесячную голодовку, просто прелесть. Пока Вика, нежно лаская её груди, целуется взасос, я пристраиваюсь между ног и устремляю свой язычок к Иркиному персику. Он розовый, нежный и сладковатый на вкус. Атакую его кончиком языка, и наша новая подруга томно стонет. Продолжаю ласки, а она то разводит, то сводит напрягшиеся бёдра и гладит меня по голове. Спасибо, милая, я хочу, чтобы ты поскорее забыла предыдущий кошмар. Ну, давай, давай, ещё! С радостным всхлипом она кончает.

Господи, она хочет меня отблагодарить тем же манером. Теперь уже её язычок властвует над моей дырочкой, а я ласкаю свои напрягающиеся груди. И Вика своим язычком обрабатывает Иркину киску. Здорово! Кончаем «на брудершафт» и вдвоём накидываемся на Вику. Теперь она стонет и корчится в ожидании оргазма, пока в ней ужом вертится Иринин язычок, а я, вставив в себя двойной фаллоимитатор, обрабатываю её попку. Анал наша аспиранточка очень даже приветствует!

Ну, вот и познакомились, пора собираться на работу. Разбредаемся и вновь встречаемся в зале. Ждём.

Первым является герр Шульце и без долгих разговоров тащит в нумер любимую невесту. Они перешёптываются и хихикают. Потом клиентов становится сразу много. В основном опять герои бундесвера. Трое из них берут меня, Инесс и Фань и ведут в зелёную спальню.

 — Солдаты желают интернационал!

В спальне, выпив для начала коньяка, устраиваем по просьбе зрителей сеанс стриптиза, переходящий в лесбис-шоу. Мои напарницы — профессионалки высокого класса. Я сама от себя не ожидала таких успехов в раздевании, всё их опыт, сноровка и кураж. При этом Инесс и Фань — две противоположности.

Кубинка страстная, глаза полузакрыты в экстазе, губы что-то шепчут, раздевая нас, она попутно успевает и приласкать, и поцеловать, и поиграть кончиком язычка в ушке. Фань абсолютно бесстрастна, на слегка даже сонном личике никаких эмоций. Но как ловки её руки. И губы. И язычок. Как она может невзначай прижаться всем телом и провести по твоей спине и грудками, и животиком, и гладенько выбритой писечкой! Ну, и я постаралась не отстать от них. Раздев друг-дружку, мы так слились в экстазе на ковре, что у наших кавалеров челюсти поотпадали, они забыли, что и сами ебаться пришли, а не смотреть. Я, кстати, тоже....

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх