Лолита (4-6 части)

Страница: 2 из 4

И все же, стесняясь теперь встречаться с ней взглядом, Саша постепенно перебрался за ее спину.

 — Малыш, для равных условий мы с тобой тоже должны снять рубахи. Иначе, как ты уже знаешь, нельзя. У мамы животик-то уже голый. Смотри, какой симпатичный у нее пупок. Иди сюда, что ты прячешься у нее за спиной? Мама тебя не съест. Ты, что, не видел ее на пляже? Но, там, кроме тебя, на нее еще смотрят многие. А вот здесь, наоборот, она все это делает только для тебя и делает это, как видишь, с удовольствием. Да, и тебе, я вижу, тоже нравится этот процесс? Чувствуешь, как у тебя играет кровь?

 — Да, — глухо ответил Саша. Все происходящее действительно ему очень нравилось и непривычно возбуждало его.

 — Вот видишь? Твоя мама тоже не железная. Она тоже человек и ее это тоже заводит. Ей, как и тебе, это тоже очень нравится. Но знай, это возможно только сегодня. Больше такого она тебе не позволит никогда. Так что, парень, пользуйся, пока она тебе разрешает буквально все.

 — Как все? Она, что, и это разрешит снять с себя? — тихо спросил Саша, медленно снимая свою рубашку и недоверчиво указывая глазами на мамин бюстгальтер. Это уже казалось ему невозможным.

 — Конечно, малыш. Мы с тобой сейчас снимем свои майки, чтобы обнажить, так сказать, свою грудь. Надеюсь, ты не побоишься показать свою грудь?

 — Нет. Что в ней такого? Я ее никогда не прячу.

 — Ты не прячешь, а вот мама вынуждена прятать свою грудь, ибо желающих полюбоваться ею много. Однако для тебя сегодня запретов нет. Ты просто должен сегодня увидеть настоящую женскую грудь. Поэтому, сбрасывай скорее свою майку. Тогда сможешь смело обнажить и мамину грудь. Она с удовольствием тебе ее предъявит.

Свою майку Саша снимал уже дрожащими руками, а когда очередь дошла до бюстгальтера, то его пальцы, все время касавшиеся обнаженной спины матери, вообще перестали слушаться.

Застежку бюстгальтера он одолел уже с помощью учителя, но снимать колдовскую сбрую с матери ему пришлось самому. Прошло не мало времени, пока Саша решился на это. Ему очень хотелось увидеть заветную грудь, но страх сковывал его руки. Однако спокойное дыхание матери постепенно снимало страх, ибо с каждым вздохом ее лишь слегка прикрытая грудь призывно вздымалась под свободно лежащим только на сосках бюстгальтером. Учитель взглядом воодушевлял парня, хотя и не торопил его.

Все еще оставаясь позади мамы, Саша, от стыда и страха отводя глаза в сторону, медленно протащил тонкие бретельки мимо одной ее руки, потом — мимо другой. Мама никак на это не реагировала и сын, нервно сжимая в своих руках ее бюстгальтер, наконец, решился взглянуть на предмет своего вожделения. Темно-розовые соски на упругой груди матери уже свободно торчали в разные стороны, а в волнующей расщелине между ними мягко струилась цепочка жемчужных бусинок, как бы подчеркивая небывалую ценность представшей перед восхищенными глазами парня картины.

Чувство реальности, казалось, покинуло Сашу, но деловитый голос учителя, обращенный к матери, вновь обострил его внимание.

 — Лолита, вот этот длинный шлейф бус у вас на груди нам совсем ни к чему. Пожалуйста, снимите это украшение и спрячьте его.

Саша заворожено наблюдал, как мама, вовсе не обращая внимания на свои свободно раскачивающиеся крупные сиськи, вскинула руки, не спеша, сняла драгоценную нитку бус и спокойно двинулась к шкафу, словно рядом никого не было. Там она аккуратно уложила бусы на полку и вновь прошлась по комнате, занимая прежнее место. Небольшая цепочка все же осталась на ее шее.

 — Теперь, малыш, важно не останавливаться. Надо идти дальше. Сними с мамы уже и колготки, а мы с тобой взамен снимем свои носки.

С колготками Саша немного замешкался. Сделав глубокий вдох, он сначала присел и, наконец, медленно потащил волнительные колготки вниз, но вместе с ними вдруг поползли и мамины трусики. Саша испугался и быстро вернул все на свое место. Не вставая с корточек, он понуро ждал окрика или упрека. Однако услышал ободряющий голос учителя, вновь звучащий словно издалека:

 — Действуй малыш. Мама ждет тебя. Не надо ее разочаровывать. Она так на тебя надеется. Раздевай же ее, наконец. Или ее обнаженный вид тебя уже не интересует? Вижу, вижу, что интересует. Ну, так постарайся. Обнажи ее. Помни, что она тоже этого хочет.

Саша быстро пришел в себя и уже аккуратно взялся за колготки. Теперь они легко заскользили по гладким маминым бедрам. Белизна ее трусиков сразу резанула глаза и Саша вдруг почувствовал, что его член тверд как палка. Утратив стыд, он потрогал его и вдруг резко дернул феерическую ткань вниз. Однако теперь потребовалось, чтобы мама поочередно подняла свои ноги над полом, но она ничего подобного не предпринимала. Саша в растерянности посмотрел на учителя.

Реакция Алексея была мгновенной.

Бросив на пол перед Лолитой сдернутое с постели белое покрывало, он попросил ее сесть на него. Мама послушно опустилась на шелковую ткань и Саша вновь принялся за колготки. Избегая встречи с ее взглядом, он нерешительно освободил от колготок сначала правую мамину ногу, затем, немного осмелев, уже намеренно потянул нежный капрон влево так, что ноги у мамы невольно разошлись в разные стороны и лишь белая перемычка трусиков ревностно продолжала укрывать запретную промежность.

Освободившись от колготок, мама села удобнее, но колени не свела. Теперь внимание парня было приковано к ее бедрам, восхитительно выступающим из трусиков, которые, хотя и мало что скрывали, все же не позволяли считать маму совершенно голой. Саша был убежден, что на этом процесс ее раздевания завершился. В глубине души ему, конечно, хотелось взглянуть под эти трусики, но на это он не мог даже надеяться. Его воображение сейчас лихорадочно рисовало всевозможные ситуации. Трусики вдруг взрывались.

Нет, просто рвались на мелкие клочья. Тоже нет, рвалась лишь одна перемычка. Но нет, чудо не состоялось. Мамины трусы были на месте.

И все же продолжение последовало. И произошло это совсем обыденно. Учитель все так же спокойно, как и прежде, попросил маму встать на ноги, а парня — снять с нее трусики.

Уже только сама эта просьба привела Сашу в состояние полного отчаяния. Ему невыносимо сложно было бы снять сейчас свои трусы, а тем более трусы у мамы, но всепоглощающее желание увидеть ее без них принуждало к этому все сильнее и сильнее. Гремучая смесь вожделения, стыда и страха постепенно перевоплотилась в страстное безумие, влекущее Сашу к обнаженному телу матери. И все же к ее трусикам он не мог даже дотронуться.

 — Александр, ты на пороге священного таинства. Ты становишься мужчиной, поэтому будь смелее. Ты должен снять эти трусики.

После терпеливого ожидания Алексей понял, что эту команду парень, похоже, сам выполнить не сможет и решил вновь обратиться к помощи его матери:

 — Лолита, вы уже представляете себя совершенно нагой. Вы хотите остаться без трусиков?

 — Да. Я хочу остаться без трусиков.

От этих слов Саша совершенно потерял самообладание.

 — Малыш, как видишь, и мама просит тебя об этом. Или ты хочешь, чтобы она сама сняла свои трусики? Хочешь?

 — Да, — тихо отозвался Саша и учитель как-то буднично приказал:

 — Лолита, снимите свои трусики сами.

Саша даже не успел понять, радуется ли он или рассержен тем, что мама, ничуть не колеблясь, сама спокойно стянула перед мужчинами со своих бедер злополучные трусики и, присев на кресло, полностью освободила от них свои ноги. Он окончательно осознал это, лишь когда мама, теперь уже в полностью обнаженном виде, так же спокойно встала с кресла на ноги.

 — Вот теперь все, как надо. Смотри парень, твоя мама во всей красе совершенно голая. На ней больше ничего нет. Значит и мы с тобой должны освободиться ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх