Попала. Записки проститутки-6

Страница: 3 из 6

и т. д. Нет, какой богатый лексикон! Членик Фёдора Марковича набухает и, наконец, разряжается. Он цепенеет. Член его выпадет из моей попы, и я, развернувшись, припадаю к нему, снимаю презерватив, и высасываю стекающий белёсый ручеёк спермы. Старик что-то шепчет посиневшими губами.

Так, нужно ещё коньяку! Вот так. Жив? Он жив. И не в силах попросить о том, что ему хочется, покраснев, тычет пальцем фотографию, на которой кого-то из клиентов имеют в зад искусственным членом. Вот так профессор!

Хорошо, милый, сейчас Анечка тебя трахнет. Только член прицепим и попу твою смажем анальной смазкой. Вот только подожди минуточку. Сейчас. Быстро пишу два заявления — одно о предоставлении творческого отпуска, второе об увольнении по собственному желанию. Подписал, спасибо, миленький! Первое — в кейс дорогого Феденьки, а второе фройлян Лотта пока попридержит.

Феденька стоит раком, а я его трахаю в зад. При этом с самого начала визита я вижу непрестанную работу скрытых камер. Я тебе ещё пришлю весёлые картинки, милый! Лично в руки! Чтобы не трепал лишнего дома. Правда, двоечники всё равно растреплют...

Профессор томно постанывает и просит, чтобы я всё делала быстрее и глубже. Да пожалуйста! Я не на шутку разошлась, и тут радостный сип клиента и капельки спермы, брызнувшие на простыню, зафиксировали его третий за этот час оргазм! Вот как мы умеем!

Всё, ублажила! Помогаю моему старичку одеться. Специально ради него демонстрирую шоу с подмыванием. У него вновь замасливаются глазки. Он платит с кряхтением, заискивающе поглядывая на меня (наверное, скидки желал, подлец, или даже на халяву). Эти поползновения пресекаются кивком в сторону одной из камер. Увидев, что наши развлечения фиксировались в режиме нон-стоп, он испытал нечто похожее на мои переживания при встрече с ним. Утешаю его и гарантирую полную конфиденциальность. Но только в том случае, если некий профессор не запятнает в В-ском вузе имени и чести некоей доцента кандидата наук.

Провожаю Феденьку до двери и сдаю выручку. Фактически одновременно уходят и остальные посетители. Ну вот. Воскресенье окончилось. Ох, и заебалась же я во всех отношениях!

Просыпаюсь с ощущением чего-то очень приятного и давно забытого. Ощущение не проходит. Что-то из далёкого детства. Через дверь, которую я закрыла неплотно, стелется песня. Женские голоса нежно выводят медленную, чуть печальную мелодию. Да, это же под неё вчера раздевалась Ира.

 — Love you till I die... Это включала мама вместо колыбельной, когда я была совсем маленькой... Но сейчас я узнаю голоса поющих — это же Сильвия с Шамони поют под гитару. Здорово. Забегаю к моим венгерским подружкам. Сильвия устроилась на кровати в халате на голенькое тело и играет, Шамони подпевает, склонив ей голову на плечо. Не прерываясь, манят меня. Присаживаюсь и пытаюсь подтягивать. Как хорошо. Вот песня заканчивается, и Сильвия начинает вторую. А это я знаю лучше, только по-русски в исполнении Киркорова. Хотя в оригинале и женскими голосами — куда лучше. Да, недаром говорят, что римейк — это когда берёшь чужой шедевр и поганишь его по-своему. Зато могу подтянуть

 — Не было печали, просто уходило лето,

Не было разлуки месяц по календарю...

Допеваем на два языка, девочки аплодируют мне, я им.

 — Девчонки, а что это было?

 — Баккара, испанский дуэт

Вспоминаю, на экране телика в «Утренней почте» кружатся в танце две женщины — блондинка в чёрном платье и брюнетка в белом. Но это же было так давно...

 — Почему же давно? До сих пор поют!

И девочки заводят третью песню. И снова красиво и чуточку печально. Слушаю с наслаждением. Окончив пение, Сильвия дует на пальцы правой руки.

 — Давно я не играла, мозоли сошли. Лотта, а ты не играешь? — У меня когда-то были эксперименты в этой области. Правда, мозоли тоже сошли, и играю я явно хуже моей талантливой подруги, но можно попробовать. Беру инструмент.

 — Я несла свою беду по весеннему по льду... — Теперь девчонки слушают и пытаются подтягивать, а я веду. Мы хорошо строим друг другу, получается очень гармонично. Заходят Ира и Лена.

 — Девочки, можно? — интересуются шёпотом. Присаживаются. Лена подпевает — у неё приятное сопрано. «Беда» Высотского тоже завершается общими аплодисментами. Отдохнувшая Сильвия возвращает гитару себе и теперь поёт что-то задорное по-венгерски. Шамони ей подпевает. Потом он уже по-английски исполняют не менее бравурную песенку про морячка. Это, оказывается, тоже из репертуара Баккары. Пока они поют, начинаю листать брошенный на туалетном столике фотоальбомчик Сильвии.

Вот моя самая любимая мадьярка в красивом синем платье и синих танкеточках позирует перед объективом, демонстрируя заодно свою чудесную попку.

А вот её целует и лапает в этом платье некий господин и вылизывает ей дырочку, а потом Сильвия сосёт его член и даёт ему стоя, сидя и лёжа самым разным образом.

А вот это явно сделано давно. Она тут совсем юная, худенькая, грудь ещё не до конца оформилась. Волосы непривычно блондинистые, коротко пострижены.

И эта юная девочка с таким милым невинным лицом (у Сильвии всегда на личике потрясающее ангельское выражение) обслуживает сразу двоих амбалов, сначала делая им минет, а потом давая в две дырочки одновременно. Однако у неё была бурная молодость!

Девочки допели. Как приятно начинать день с такого концерта. Откуда же такие познания в испанском-то?

 — Мы два сезона отработали в Картахене и Сантандере, — сообщает Сильвия. — Там было здорово. Кстати, там тоже были русские девочки. — Это интересно. Но пора завтракать. Разбегаемся, чтобы привести себя в порядок, и встречаемся уже за столом. Девочки делятся впечатлениями о прошедшей ночи. Оксана, Лена и Ира хвалят наше заведение. Здесь им понравилось больше, чем в их предыдущих борделях.

 — Тут хоть к проституткам по-людски относятся, начинаешь вспоминать, что ты женщина, а не только станок ебальный, — констатирует Лена. И сразу начинает хлюпать носом, вспоминая «прелести» своего предыдущего заведения.

Люся и Марго, сидящие по соседству, предпринимают самые энергичные меры к тому, чтобы она расслабилась и получила удовольствие. И тут кто-то раздвигает мои бёдра и начинает с большим знанием дела язычком ублажать мою дырочку. Как мило! Кто же это? Ах, Вика, проказница, давно не виделись в постели! Ну, поели, теперь можно и пошалить. Даю коллеге довести меня до оргазма (в этом ей помогли две другие шалуньи — Ира и Сильвия, ласкавшие мои груди), после чего мы быстренько ретируемся в ближайшие удобные апартаменты. К Ирке. И тут начинаем развлекаться в постельке. К нам присоединяется Инесс, и мы около часа возимся со смехом, визгами и страстными стонами. И здесь меня настигает звонок от фрау Дорт.

 — Лотта, деточка, спустись, есть работа!

Вот это да, до вечера, вроде бы далеко, что ещё за работа-то? Спускаюсь.

 — Поработаешь на выезде, — сообщает хозяйка. — Сейчас быстренько переоденься, клиент прислал тебе костюм. Мальчики тебя отвезут. Работаешь два часа, потом тебя заберут обратно.

Ого, да мне оказано высокое доверие. Лотта выходит из темницы почти на волю! И что же за наряд мне прислали? Ага, клиент хочет горняшечку! Он прислал коротенькое шёлковое чёрное боди, отороченное беленькими кружавчиками, отдельно — узенький белый кружевной воротничок, шёлковый белый фартучек и чёрные чулки. Насколько я понимаю, трусики и лифчик заказом не предусмотрены. Зато предусмотрены длинные чёрные перчатки до локтей, украшенные дурацкими чёрными перьями, танкетки без задников на чёрной подошве с прозрачным верхом — стандартная обувь шлюхи. Помесь горничной и падшей герцогини! Скоренько одеваюсь, навожу макияж, волосы расчёсываю свободно падающей волной. Всё, ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх