Попала. Записки проститутки-6

Страница: 5 из 6

Только-только кое как привожу себя в порядок, и появляются Отто с качком. Прощаемся. Клиент напоследок суёт Отто ещё несколько кредиток, объясняя, что это премия фройлян Лотте. Видимо, не питая иллюзий по поводу моих конвоиров и опасаясь за судьбу этой премии, он тут же при нас звонит фрау Дорт, рассыпаясь в комплиментах по поводу «Этой юной проказницы Лотты» и сообщает об этой надбавке.

Лицо качка выражает явное страдание. Понял, сволочь! На меня опять накидывают плащ и почти пинками вновь загоняют в машину. Но на этот раз я хоть успела рассмотреть респектабельный двухэтажный дом явно старой постройки. Опять я в машине зажата между мужиками. Ну что, домой?

 — Сейчас поедем по ещё одному вызову. Тут хорошо управилась. Теперь побудешь «горничной» в другом месте, — сообщает качок. К прежним реквизитам мне теперь выдают ещё и кружевную наколку в причёску и беленькие кружевные подвязочки к чулкам.

 — Готовься к работе, сучка! — с этими словами качок запускает мне в дырочку вибратор и врубает его. А то меня предыдущий клиент не разогрел! Но делать нечего. В таких ситуациях рекомендуется расслабиться и получить удовольствие. Что и делаю. К финалу нашего пути я уже тихонько кончила, вызвав очередной «лестный» комментарий дорогого россиянина. При этом сладкая пытка закончилась только после того, как шофёр опять сходил к клиенту и вернулся, дав сигнал заходить. И снова меня впихнули в дом, не дав толком оглядеться.

Меня встречает молодой парень лет 25—30 и, расплатившись с Отто, приобняв за талию сразу ведёт в уютную гостиную.

 — Ну, что, крошка, пошалим?

 — С удовольствием, котик!

Он вальяжно раскидывается на софе, полусидя, полулёжа. Я сажусь к нему на колени и пытаюсь пощекотать язычком в ухе, но он притягивает мою голову и взасос целует. Хорошо, подлец, целуется!

Расстёгиваю на нём рубашку, а он в это время шустренько освобождает свой агрегат. Ого! Вот уж, что выросло, то выросло! Такое и в ротик взять не стыдно. Хотя, не будь у меня практики последних дней, задохнулась бы! Начинаю со всем тщанием обрабатывать моего кормильца.

Он всё больше крепнет, наливается. Ну, вот сейчас! Нет. Он решил разогреть свою горняшечку. Милый. Он нежно-нежно вылизывает мою киску. Я млею. Когда я уже почти готова, мне снова предлагается взять в ротик. Пожалуйста, с нашим удовольствием. Вот только брюки долой! Его немаленький член становится совсем монументальным.

Чудесно. А теперь маленькая Лотта хочет поскакать, мой мальчик, на твоей лошадке. Сажусь ему на колени и со всем прилежанием насаживаюсь на этот чудесный оргазмомейкер. Раз за разом.

Ага, понравилось! Давай, давай! Батюшки, он решил, что мои прелестные розовые ножки устали. Меня ставят на четвереньки, и теперь мой мальчик имеет мою дырочку сзади. Только яйца шлёпают по ягодицам. Класс! Очень хорошо! Дас ист фантастиш!

Кончаем одновременно. На брудершафт, так сказать. Без лишних уговоров снова беру в рот этот чудный член. Он заслужил мой минетик. Облизываю, обсасываю, щекочу его язычком, насаживаюсь глоткой. При этом левой рукой балую свою щелочку. Снова кончаем. И... всё.

Как у Золушки наше время истекло. Нежно прощаемся. За мной заходит Отто, а мой славный любовничек, его зовут Ульрих, вновь при мне звонит фрау Дорт и самым высоким образом оценивает мои старания, не забыв о размерах уплаченной за меня суммы. На улице вместо Фольксвагена микроавтобус. Дверца сдвигается и в салоне помимо качка я обретаю Сильвию и Ирку. У них из под плащей выглядывают белые халаты, на коленях высокие белые клобуки медсестёр.

 — Переодевайся! — с этими словами качок суёт мне в руки такие же аксессуары. Скидываю плащ и форму горничной и под откровенными взглядами Отто и дорогого соотечественника переоблачаюсь. От прежнего костюма на мне лишь чулки и туфли. Уже на ходу поправляю макияж. Оказывается, нас заказали на вечеринку в поликлинику. Тамошним эскулапам мало своих сестёр, хотят ещё и нас. Так, значит впереди групповуха. Это весело.

Секьюрити ведёт себя прилично, не лезет лапать, видно, Сильвии стесняются, она ведь вольная, может и пожаловаться. Качок пытается с ней заигрывать словесно, но любимая подруга делает вид, что не понимает. Nem tudom! Он умолкает. Зато всю дорогу мы зубоскалим с Отто. Качок явно не понимает немецкого и потому печален. Сам виноват, чтобы общаться с девочками из дорогого импортного борделя, нужно много и хорошо учиться! И не выпендриваться! Приезжаем и после уже привычной церемонии ухода шофёра выходим. Идём гуськом. Впереди Отто, позади качок. По ступеням поднимаемся ко входу, проходим полутёмный вестибюль, где на нас сонно пялится местный охранник и попадаем в ярко освещённый холл, украшенный серпантином и шариками довольно странной конфигурации.

Ай да врачи! Они же надули резиновые перчатки и презервативы! Гремит музыка, какая-то незнакомая мне группа с грубым баварским акцентом исполняет нечто жизнерадостное о старом кладбище. Музыку заглушает приветственный рёв клиентов. Ого, сколько их! В основном молодые ребята, но среди них и несколько вполне зрелых мужиков, а также дедуля-Айболит, который осматривал нас в субботу. Ну вот, со свиданьицем. Отто и качок откланиваются, предварительно испив гостеприимно предложенного коньячка, а мы тут же оказываемся со всех сторон охваченными мужским вниманием. Здешние врачи явно не надеются на зрение, и каждый старается исследовать наши прелести на ощупь. Впрочем, пока всё в рамках приличий.

 — Милые фройлян, не может ли кто-нибудь из вас оказать помощь страждущему терапевту?

Айболиты расступаются, и на смотровом кресле видим здоровенного детину, грустно смотрящего на свою промежность. Первой реагирует Сильвия, которая, позаимствовав по дороге стетоскоп, с личиком заботливой мамаши отважно кидается спасать этого смертельно больного.

Вот она с серьёзной миной пытается что-то прослушать в районе его ширинки. Ах, там член! И он не встаёт! Процессу никто не мешает, эта парочка обычный трах превратила в представление. Сильвия, сохраняя привычно-невинное выражение лица, приступает к минету. Как она его полирует кончиком язычка! А теперь губками!

Под влиянием чар и язычка Сильвии член её пациента явно оживает. Его заботливо прослушивает стетоскопом добрая медсестричка и решает, что оральную фаллотерапию необходимо продолжить. Вновь нежные ручки охватывают ствол, а опытные губки и трепетный язычок нашей мадьярочки возобновляют свои пассы.

Так, больному надоело зарабатывать пролежни на жопе в смотровом кресле, а Сильвии нагибаться. Пациент забирается на столик и становится на колени. Совсем другое дело! Целительный минет продолжается...

Кто-то начинает фотографировать процесс лечения на мобильник, ещё у одного из мальчиков замечаю видеокамеру. Сильвия тоже контролирует ситуацию. Она не просто сосёт хуй, но ещё и поворачивается так, чтобы лучше было видно весь процесс и её милое личико. При этом вид у неё самый что ни на есть вдумчивый, серьёзный и чуточку печальный. Будто перевязку делает тяжелораненому герою.

Свершилось чудо! Он встал! И излеченный герой может теперь оценить все прелести своей спасительницы. Оценка начинается с попки, которую доктор Сильвия демонстрирует, заботливо задрав халатик. Ах, какая у неё замечательная попка, округлая, упругая, загорелая! И весьма приятная на ощупь! Так, а что у нас между ножек? Ой, да там чудная киска, подбритая, но сохранившая нежный каштановый пушок. И, представьте, у бедняжки Сильвии там тоже что-то не в порядке! Пациент моментально вспоминает о том, что он врач. Киску весьма профессионально исследуют пальцы доброго доктора. Что-то не так, больная, будьте добры в кресло. И ножки пошире. Стетоскоп, с помощью которого диагностировали член, теперь используется для исследования дырочки моей подружки-любовницы. Та профессионально комментирует процесс.

Мы с Иркой пока отдыхаем: мальчики ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх