Личный враг Бога

Страница: 2 из 3

наконец проснулся в варваре, и он вжался в стену, мечтая и вовсе слиться с ней. — Почему у тебя никогда нет простой воды? Одним глазом он взглянул на Конана.

 — Эй, человек!

 — Конан! — раздался знакомый голос.

Киммериец вновь выглянул из коридора. Медведь отошел немного в сторону и, повернувшись к гостю лицом, разглядывал его. Оказалось, что все это время он своей спиной скрывал высокого, худого седовласого человека в одеждах ученого. На губах мага играла приветственная улыбка, но темные глаза его, как всегда, нечего не выражали. Тысячи лет практики таинственных обрядов и обретения запретных знаний наложили на него свой отпечаток, и теперь даже самый невнимательный не смог бы принять Пелиаса за обычного человека.

 — Извини, что я потревожил тебя столь бесцеремонно, — маг подошел к нему и дружески протянул руку, — но обстоятельства сложились чрезвычайные.

Медленно приходящий в себя Конан машинально пожал ее и тут же, вздрогнув от неожиданности, сорвал предмет, неожиданно оказавшийся у него на голове. Корона Аквилонии? Пока он в недоумении вертел ее в руке, роскошная мантия легла ему на голые плечи, а взглянув вниз, Конан увидел на себе черные штаны и мягкие черные сапоги.

 — Ну вот, — удовлетворенно заметил Пелиас. — Теперь вас можно представить друг другу, друзья мои.

Великан киммериец оказался одного роста с грузным медведем, но последний был, по меньшей мере, втрое массивней его. Зверь протянул ему лапу. Конан не без опаски вложил в нее свою ладонь. Пожатие было сильным.

 — Друг мой, — продолжил маг, обращаясь к изумленному варвару. — Перед тобой Верховный жрец Митры столь отдаленного от нас мира, что я, право, затрудняюсь описать словами это расстояние.

 — Все мы в лапе Света, — возразил ему медведь. Он не раскрывал пасти, однако речь его Конан прекрасно понимал.

 — Безусловно, — склонил голову в знак согласия человеческий маг, однако Конана не укрылась мимолетная улыбка, мелькнувшая у него на губах. — Так вот, в своем мире они недавно одержали великую победу, окончательно изгнав из него Сета. Но один из самых верных его слуг ускользнул от возмездия...

 — Именно так! — Перебил его медведь. — И Сет заплатил за это немалую цену, ибо он сделал это самовольно, ведь,  да будет тебе известно, человек,  даже для бога есть предел дозволенного! Конан... Что ж, человек, я почти не разочарован в тебе. Ты, пожалуй, можешь совершить подобное тому, что с таким трудом удалось нам. И Змей, конечно, тоже знает это. Твоя смерть — вот что он потребовал от своего слуги за спасение и тот, поверь, не остановится ни перед чем.

 — К счастью, ты не один будешь противостоять ему — возмущенные боги открыли путь на Землю еще троим, оказавшимся в том же месте и в тоже время, что и посланный за тобой убийца.

Пелиас прислушался к чему-то. Конан напряг слух, но ничего не услышал.

 — Торопись, — скороговоркой продолжил маг. — Он уже прибыли в город. Счастье, что сейчас поздняя ночь, молюсь, чтобы они прошли к твоему дворцу незамеченными. Встреть их как друзей, все должно совершиться до рассвета, иначе с первыми лучами Солнца Миррар, — это имя твоего врага, — отправится прямиком в ад. Я постараюсь успеть к тебе, чтобы помочь, но... Очнитесь!

Последнее оба мага прокричали хором. Конан моргнул и увидел перед собой фигуру своего начальника стражи Просперо, стоявшего перед ним в полном вооружении.

 — Очнитесь! Мой король! Там у ворот... Там... , — он замолчал в полной растерянности, не в состоянии подобрать слова.

 — Просперо, успокойся! — Конан сел в кровати, спустив голые ступни на многоцветный туранский ковер. — Все в порядке. Пропустите их сюда. И удвой стражу на стенах.

Повернувшись к проснувшейся Зенобии, испуганной и готовой заплакать, он нежно обнял ее за плечи и со страстью поцеловал.

 — Моя королева, — произнес он, — Нам нужно на время расстаться. Всего на несколько часов.

 — Возвращайся скорее, — только и смогла вымолвить она, когда он уже выходил из опочивальни.

 — — –

 — Где они? — Спросил Конан у сопровождавшего его Просперо, принимая у него ножны и проверяя состояние клинка. Удовлетворительно хмыкнув, киммериец забросил его обратно в ножны. Одет он был в накинутый на голое тело тяжелый халат из верблюжьей шерсти, перетянутый широким поясом с золотым шитьем.

 — Мы отвели их в тронный зал...

 — Сколько осталось до восхода Солнца?

 — Не меньше шести часов, мой повелитель...

Конан неожиданно остановился.

 — Неправильно. Раз он так опасен, — пробормотал он про себя. — Просперо! Сними охрану вокруг дворца!

 — Но мой король...

 — Немедленно! Оставь только дозорных и прикажи ни в коем случае не хвататься за оружие — только наблюдать и докладывать! Мою жену увести за пределы города как можно дальше.

Просперо отсалютовал и скрылся из виду, на ходу отдавая приказы.

Двое побледневших стражников у тронного зала отворили двери и тут же захлопнули их.

«Воины...», — Конан горько усмехнулся, увидев, чем занимаются на роскошном паркете в самом центре его королевства.

Гладкокожий серый гигант с внушительных размеров рогом на носу прижался пахом ко рту покрытого густой серой шерстью, с массивной мордой, существа. Третий, обладатель закрученным в спираль рогом, принадлежащим, по мнению кхитайцев, единорогам, тяжело дыша, и придерживая руками длинный и толстый хвост, наслаждался существом сзади. Видимо, они занимались этим уже давно, потому что, не обращая внимания на вошедшего человека, один из самцов заревел, другой заржал, а самка (у Конана отлегло от сердца) взвыла, выпустив пронзавший ее, должно быть, до легких багровый блестящий член, немедленно начавший поливать ее голову и спину мутными белыми струями.

Единорог, мелко задрожав, плотно прижался к ней, и она сама завращала бедрами, принимая в себя его заряд. Наконец трио распалось, и самка благодарно лизнула каждого из своих любовников.

 — Надеюсь, вы простите нас? — Раздался робкий вопрос. Юный единорог смотрел ему прямо в глаза.

Конан пожал плечами.

 — Вы же гости.

 — Зардок немедленно отправится на... патрулирование. У него... нюх на служителей Сета.

Складывалось ощущение, что он с трудом находит похожие слова в чужом языке. Как и во сне, зверь разговаривал с Конаном, не раскрывая рта.

 — Я, — меня зовут Гиноос — сейчас отправлюсь в святилище Митры, — ваши воины укажут мне дорогу? — и попытаюсь найти Миррара, а также воспрепятствовать его... связи со служителями Сета вашего мира. А Линир останется с вами.

Носорог поднялся с колен, взял свой топор и, заставив киммерийца посторонится, вышел из залы, удостоив короля лишь косым взглядом. Следом за ним ушел и Гиноос. Самка улеглась на полу, устроилась поудобнее и знаком предложила ему присоединиться. Рядом с ней лежал лук и россыпь стрел к нему. Вздохнув, варвар закрыл засов и подчинился, усевшись на первую из трех ступенек, ведущих к его трону. Невольно любуясь красотой упругой спины, крутых бедер и сильных ног он глубоко втянул в себя воздух и замер в озарении, инстинктивно сжав рукоять меча. «Волчица!» — и наедине с ней ему предстояло провести эту ночь...

 — — –

Вонзив кинжал в сердце только что задушенного мужчины, все несчастье которого состояло в том, что его дом был избран Сетом для появления своего раба, Миррар с нетерпением ждал, пока кровь наполнит найденный им сосуд. Пропев заклинание, маг жадно вылакал ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх