ИГРА

Страница: 7 из 32

стойте как истуканы,» — обратися он к своим напарникам. Один из них тут же вдавил ее голову в матрас, а второй крепко обхватил ноги. «М-М-МММ-М!!!» — бешенно, насколько могла, забилась в ужасе жена, почувствовав, что насильник раздвинув ее ягодицы приставил свою напряженную плоть к ее анусу. «Тихо, телочка, тихо... ! — приговаривал Валера, помогая рукой своему члену сломать сопротивление сжавшегося сфинктера моей жены, — ты только не брыкайся, как кобылка... , лучше расслабь свою дырочку... и помоги мне... , все равно ведь не избежишь этой участи... , а так тебе не будет так больно!». «М-М-МММ-М!!!» — рванулась из под насильников жена, когда член Валеры сломил сопротивление попки

бесцеремонно протаранив ее и, буквально, насадив как на копье, но сильные руки помощников «старшого» буквально припечатали ее к кровати. Член Валеры сначала медленно, а затем, набирая темп, ритмично задвигался в ее попке. «М-М-МММ-М-УХМ-МММ!!!» — проревела Ленка сквозь плотный кляп, чувствуя как мощный кол разворачивает ее анус!"Ну... , ну же... , потерпи немножко, моя козочка... , я скоро кончу... !» — успокаивал Валера мою жену, засаживая свое «орудие» в ее упругий зад по самые яйца. Лицо жены покраснело от боли, из глаз потекли слезы.

В этот момент я проклинал себя и свою «затею». Видя ее страдания, дал себе зарок не только загнать своего «джина» в бутылку, но и забросить его далеко в море навсегда. Вообще состояние, по правде сказать, было странное. С одной стороны мне было жаль свою супругу, с другой моя «вдзыбившаяся плоть» говорила об обратном! Было ощущение какой-то первобытной страсти, когда людьми еще не был изобретен институт брака, и самцы с диким упоением, зачастую силой, «брали» понравившихся им самок! Пытаясь разобраться в своих довольно противоречивых чувствах, я не заметил, как Валеру сменил, другой его напарник, тараня, уже порядком развороченный, анус моей жены. Пришел в себя только тогда, когда третий подельник уже вовсю «накачивал» зад Ленки. Она уже не брыкалась и не «мычала». Скрип кровати, дергание ее головы в такт члену, с большим усердием полировавшему ее прямую кишку, возбужденное рычание «наездника» — вот и все звуки,

доносившиеся из спальни. Моя жена, как мне показалось, потеряла сознание.

После того, как с задницей моей жены было «покончено», Валера отдал приказ перевернуть ее на спину и развязать ей ноги. «Теперь она кобылка объезженная!» — ухмыльнуся он, стягивая с нее пониже колготки с трусиками. Широко раздвинув ей ноги засадил во влагалище свой член. Лена действительно была без чувств и никак не отреагировала на новое вторжение в свое «лоно». Я не на шутку испугался и хотел было уже, плюнув на все, вызвать врача, когда услышал ее слабое «мычание». «Ну, все в порядке! — отлегло у меня от сердца. Теперь хотелось только одного, чтобы весь этот ужас, сотворенный с моей женой моими же собственными больными фантазиями, наконец-то кончился. Я опять поклялся самому себе, что это было в первый и последний раз! Дальнейшую картину изнасилования наблюдал уже без всякого возбуждения. Когда мою супругу «отымели» все трое, парни вышли опять на кухню. Жена, с широко раздвинутыми и согнутыми в коленях ногами, затекшими от тугих веревок руками, с набухшим от слюны кляпом во рту, осталась лежать без движения на кровати.

Я осторожно открыл балконную дверь и вошел в кухню. «Ну все, мы свое дело сделали, — сказал Валера, — твоя женушка сегодня отлично сыграла роль нашей «девочки» — тихо хохотнул он. — Ну, да ладно, нам надо инсценировать ограбление... Ты пока покури, а мы пойдем наведем вам

«беспорядочек» в квартире, для полного натурала!» Они вышли в зал. Я остался один на один со своими мрачным мыслями. Хотелось только одного: вернуть все как было прежде. Но понимал, что это было уже невозможно. Осторожно выйдя на балкон, заглянул в спальню. Жена лежала в той же позе. В отражении в зеркале мне были видны ее натруженные половые губы. Из влагалища и ануса сочилась чужая сперма. Вдруг не кстати захлестнуло дикое чувство ревности. Захотелось больше никогда не появляться на этой квартире и не видеть эту женщину, которая когда-то была мне верной женой, а сейчас напоминала последнюю шлюху! Однако картина ее упорного и отчаянного сопротивления насильникам (троим здоровенным мужикам), говорила, что эта «крепость» мужественно держалась до последнего. Что в случившемся абсолютно нет никакой ее вины. Дать отпор трем атлетически сложенным мужчинам под силу далеко не каждой особи мужского пола, а здесь... слабая женщина... Я вдруг понял, что с «этим» мне прийдется жить всю жизнь! Но... ,. кто виноват?!

Мои мысли были прерваны вошедшими на кухню парнями. «Значит так, — сообщил мне Валера, — первый уходишь ты! Если заметишь что-то, что может нас «засветить», дашь знать! Потом выбираемся мы. Нашей

«лапушке», ножки мы уже развязали для удобства, — опять пошло хохотнул он, — а веревку на ручках ослабим, чтобы, когда придет в себя, смогла самостоятельно развязаться. На прощание оставим вот это!» — с этими словами он протянул мне листок бумаги, на котором вырезанными из газет буквами были набраны предложения. С трудом приходя в себя я, все-таки, смог прочитать написанное. «Советуем ничего не предпринимать! Иначе нашу сегодняшнюю «вечеринку» смогут в подробностях просмотреть миллионы пользователей сети! Не делай себе рекламу! Если поступишь по нашему совету, то мы со своей стороны останемся «джентельменами». Узнает ли твой муж? Ну, это зависит только от тебя!». Прочитав записку, я поднял глаза на Валеру. «Ну, а тебе советую помнить о контракте, который вы подписали, кстати, оба!» — напомнил мне он. Мне стало тошно. Я вышел и без всяких

предосторожностей, что меня кто-то может увидеть из знакомых, пошел ловить такси...

По пути в гостиницу, машинально взглянул на часы, удивительно, прошло всего три часа, а показалось — вечность!"Надо будет позвонить домой, — подумал я, — так будет более правдоподобно, тем более каждый раз, когда уезжаю в командировку, обязательно звоню в тот же день поздно вечером свой жене... «. Дождавшись одиннадцати вечера (хотелось верить, что она успела за два часа избавиться от своих пут и хоть немного прийти в себя), позвонил из гостиничного номера на нашу квартиру.

Трубку долго никто не поднимал. Я начал было уже беспокоиться, когда, наконец, услышал хриплый голос своей жены:

 — Алло!

 — Привет, дорогая, любимая, ненаглядная!!! — бодро начал я, пытаясь забыть картины изнасилования, мелькавшие у меня в голове.

 — Здравствуй, любимый... — бесцветным и с какой-то хрипотцой в голосе произнесла жена.

 — Что?! Что с тобой? Что-нибудь случилось?! — с наигранной тревогой спросил я.

 — Да... , нет... , ничего страшного... , просто немного простудилась,

наверное, — с большим трудом она выдавила из себя, — Когда ты приедешь?

 — Ну, как и обещал, в воскресенье вечером! А что, уже соскучилась? — придавая игривости своему голосу спросил я.

 — Да... , очень... ! Любимый, у меня поднялась температура, позвони мне завтра... , пожалуйста... ! А сейчас, прости... , я хочу прилечь... целую тебя, пока!

 — Да-да, конечно, пойди приляг, милая и до скорой встречи! — ответил я и, проклиная себя, положил трубку...

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Двойной капкан.

Прошло несколько месяцев со дня изнасилования моей жены. Отношения наши изменились, а точнее сказать, мое к ней. Лена изо всех сил пыталась поддерживать естественную и привычную атмосферу в доме, борясь с будорожащими воспоминаниями о произошедшем. Но ее печальные глаза говорили, что в душе у нее была кровоточащая рана, которая будет заживать очень долго. «А заживет — ли вообще,» — думал я, глядя в ее большие темно-зеленые глаза, в которых уже не было того завораживающего блеска, который так сводил меня с ума. «Что же ты наделал... ?! Как ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх