Cuckold по-русски. Часть1

Страница: 2 из 10

все равно не найдем, вот и женились. Леонидыч тоже на свадьбу пришел, шоу устроил.

Когда все напились, давайте, говорит, гости дорогие — мужчины золотые, каждый скажет молодым перед первой брачной ночью тост-напутствие и поцелует крепко невестушку в уста. А потом она под крики горько она поцелуется с суженным и поймет, что лучше никого на свете нет. И потянулись к ней и молодежь, и дядьки, каждый норовил не только ее в губы засосать, но еще и облапить. А Леонидыч еще и масла в огонь подливает: ох, дожил ты дядька до лысой башки, а ни целоваться, ни крепко приобнять девицу так и не научился, и сам лезет обниматься-целоваться, типа, поучает. Говорит, давай, а теперь ты так же сможешь? Все хохочут.

Наши родители хотели было унять пьяного Леонидыча, но когда я их отвел в сторону и рассказал, что этот человек мне фирму открывает, сколько он мне денег взаймы дал, сколько заказчиков подгоняте, а на свадьбу нам еще и машину подарил, то они резко сменили свой настрой. Наоборот, стали Леонидыча обхаживать, нарочито любить и громче всех ржать над его шутками. И когда он спьяну начал орать, что свадьба не настоящая, поскольку у невесты нет подвязки на ноге, то светкина матушка подлетела к своей сидящей за столом дочке, задрала у нее подол свадебного платья чуть ли не до трусов и тыкая в кружева чулка запричитала: « Разве ж это не подвязка, Аркадий Леонидович, посмотрите внимательнее, разве ж это не подвязка?...». Пьяный Леонидыч нагнулся, поцеловал ножку моей невесты прямо в кружева, потерял равновесие и под общий хохот свалился, утаскивая за собой на пол и Светку.

Светка хохочет, подол платья задрался на голову, наверное, все рассмотрели ее попу в белых кружевных трусиках. Зато когда они поднялись, то Леонидыч сказал: вот это свадьба, так свадьба! Настоящая! После очередных «горько!» неугомонный Леонидыч начал новый свадебный конкурс среди мужчин: давайте, говорит, позолотим ручку невесте, чтобы жили молодые долго и счастливо, а каждый кто выложит больше тыщи, того наша красавица отблагодарит медленным танцем. В результате, образовалась импровизированная очередь из мужиков, желающих потанцевать с невестой. А Леонидыч при каждом таком медленном танце требовал у ди-джея гасить свет, чтобы не смущать невесту. В результате, после всех этих танцев Светка была несколько растрепанной, а остатки ее губной помады были размазаны. Но всем было весело, думаю, что это заметил я, поскольку был возбужден вызывающим поведением своей супруги, да наши родители, которые пили мало, в основном, пригубливали.

Но они — молодцы, вида не подавали. Наоборот, во время танцев Светы с гостями они чего-то хлопотали возле меня, видимо, чтобы отвлечь, чтобы не ревновал. Словом, только мешали смотреть. Потом, опять было горько и так далее... Когда, наконец, все закончилось Леонидыч вызвал свой служебный БМВ и сказал, что отвезет нас домой. Мы со Светой сели сзади, а Леонидыч спереди, еще раз попрощались с гостями и уехали. По дороге Леонидыч остановил машину, вышел, открыл нашу дверцу, деловито пересадил меня на переднее сиденье, а сам сел рядом со Светой и сказал водителю «трогай!». Затем расстегнул свою ширинку, вытащил вялый хуй и наклонил к нему мою невесту. Света послушно насасывала-насасывала, пока тот не захрапел.

Светлана сдерживая смех, запихала его висюльку обратно в штаны и застегнула ему ширинку. А мне на ухо сказала: «Потом ему скажу, что он при женихе меня изнасиловал. Он не вспомнит ни черта, но ему будет стыдно, и он тебе часть долга простит». Так потом и случилось, — Алексей заулыбался.

— И как у вас после всего этого отношения с женой? — осторожно начал я.

— А ты что, не видишь как? Лучше всех! — Леха засмеялся. — А пойдем сейчас к Светке и спросим ее, какие у нас отношения? — мой друг мне подмигнул. Мы были пьяные и возбужденные, поэтому без зазрения совести в шестом часу утра приперлись в гостевую спальню, где Алексей сдернул одеяло со своей спящей жены.

Голая Света сквозь сон пробубнила:

— Отдай одеяло, я сплю...

Алексей не унимался:

— А я не один, я с Димой. Мы хотим бурного секса!

Светлана тем же монотонным голосом ответила:

— Идите спать, пока я не проснулась и Катю не разбудила.

Последний довод подействовал на нас отрезвляюще, пылу поубавилось. Мы выпили еще по рюмашке и пошли спать, каждый к своей жене.

На утро голова болела жутко. Я частично помнил о нашем ночном разговоре, и хотел было продолжить с Лехой заинтересовавшую меня тему, но он меня остановил с мрачным выражением лица:

— Я тебе там ночью наговорил лишнего... Пьяный был... Ты это забудь, ладно?

Разумеется, я пообещал все забыть, но не смог этого сделать. Мысли об изменяющей бесстыжей жене стали моим наваждением. Каждый раз во время секса с Катей я поднимал эту тему: иногда она подыгрывала мне, иногда нет. Но никогда фантазии не превращались в реальность. Я уж и сайты в Интернете соответствующие подыскивал, давал ей почитать. Она читала без видимого удовольствия или неудовольствия, типа, просто принимала к сведению. А когда в пример ей привел пример Леши и Светы, то она сказала:

— Что ты сравнил? Они в Москве живут, там и нравы свободнее, и никто друг друга не знает. У нас же сразу обо всем узнают, и конец нашей карьере.

По крайней мере, я выяснил, что сама идея группового секса и измен мужу не кажется ей дикой, но тревога за свое реноме и опасность краха карьеры перечеркивают все плюсы сексуальных приключений. Тогда же она призналась, что и в Египте, когда аниматор ее раздел перед публикой она одновременно почувствовала и стыд и возбуждение, поэтому даже не могла сопротивляться его поцелуям в грудь. И прикосновения Лехи, как постороннего мужчины, были ей очень приятны, и на фотосессии она чуть не кончила. Фотосессию, кстати, делали в Москве, опять же по настоянию Кати, чтобы ее фотки вдруг не всплыли в нашем городе.

После этого я сменил тактику, и стал ей предлагать безопасные варианты: познакомиться по интернету с приличным командировочным, который был бы женатым (ну, чтоб сам был заинтересован в тайне и был здоровым).

Мало-помалу, Катя согласилась на эксперимент с одним условием: она все решает, и если мужчина ей не понравится, то мы разворачиваемся и уезжаем. Словом, дело тронулось с мертвой точки.

Я опубликовал в инете наше объявление, откликнулось куча левого народа: малолетние дрочеры, самоуверенные подростки, неудачливые дядьки, откровенные уроды. Нормальных мужиков по теме (командировочные и прочие достоинства) при таком количестве откликов было раз-два и обчелся.

После отсева осталось четыре претендента: два профессиональных свингера (34 и 41 года от роду), один «начинающий» — 29-летний интеллигентного вида, но сам побаивающийся всего; и 45-летний лощенный бизнесмен-грузин, который без рассюсюкивания и полунамеков честно рассказал чего бы ему хотелось бы, отвечал на все наши вопросы вполне внятно и казался очень даже адекватным мужчиной.

Включилась в процесс кастинга и Катя, которой так же наиболее симпатичным показался Тенгиз (его имя), но ее смущала его кавказская кровь:

— Я ж никогда с кавказцами не спала. Ты же сам знаешь, что говорят о девушках, которые с ними трахаются — конченные бляди.

Кстати, этот вот аргумент моей жены подействовал на меня обратным образом, как-то защемило внизу живота от выражения «конченные бляди». Но я виду не подал, а вступил в спор:

— Но тебе же понравилось, когда тебя турок засосы на груди ставил?

— Ну ты сравнил — турок и грузин!

— Сама подумай, какая, в принципе, разница? Тот на турецком и итальянском лопочет, а этот — на грузинском и русском. И те, и другие обожают девушек и секс. Один раз попробывать, что страшного-то? Не понравится, больше не будем. А не попробуем, так под старость и будем голову ломать — хорошо это было бы или плохо.

— Я не буду себе этим под старость голову забивать, — Катя задумалась, но напор ее таял на глазах и она сдалась, — Ладно,...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх