Cuckold по-русски. Часть1

Страница: 3 из 10

делай как знаешь, только потом не упрекай меня, что я с кавказцем переспала...

Есть! Она гипотетически согласилась с мыслью, что переспит с грузином. У меня аж дыхание перехватило от этих мыслей. Но все же в ночном чате я откровенно поделился с Тенгизом сомнениями моей жены. Его ответ уничтожил последние мои тревоги:

— Дмитрий, через три дня я буду в вашем городе, встретимся, посидим в ресторане, поговорим. Если я вам не понравлюсь, то просто разойдемся.

— Хорошо, договорились. А в каком ресторане встретимся и во сколько?

— Да ты мне телефон оставь, я тебе позвоню и скажу, где я забронирую столик. Вот мой номер телефона.

Из-за безопасности изначально я не предполагал давать свой номер телефона одноразовому любовнику своей жены. Но в данном случае, мне подумалось, что мои планы по безопасности больше походят на паранойю. И я дал свой номер мобильного телефона, на котором у меня были контакты со всей своей клиентурой.

В назначенный день свидания моя Катя с утра начала усиленную подготовку своей неотразимости: с утра побывала в салоне красоты, где ей сделали невероятную прическу, нарастили ногти на руках, отпедикюрили ножки: ее пяточки стали нежными как у младенца, а ногти засверкали ярко-красным лаком. Ее ножки и так не отличались волосатостью, но она их еще раз побрила. Особенно тщательно, оставляя лишь малюсенькую полосочку, она выбривала лобок, писю и попу. Даже меня подозвала на помощь, хотя никогда этого не делала:

— Посмотри, у меня там все гладко?

Я чмокнул ее в пахнущие гелем для бритья нижние губки:

— Все отлично, как всегда!

— Нет, ну я серьезно...

— И я серьезно: ты у меня и так красавица, чего ты волнуешься?

— Да, а вдруг я ему не понравлюсь...

— Тебя не поймешь: то мужик ей не нравится, то боишься, что ты ему не понравишься...

— Да ну тебя, ничего ты не понимаешь. — Катя нахмурила лобик и пошла накладывать макияж на лицо — последние штрихи совершенства.

Потом Катя очень долго выбирала одежду. Со мной, как с автором идеи свидания, советовалась по каждой детали своего туалета:

— Как ты думаешь, чулки или колготки одеть? Нет, лучше чулки... Черные, белые или эти?... Под этот костюм лучше в сетку... Нет, лучше одену вот это платье с декольте... Или лучше блузку с юбкой? А может джинсы?

В результате она одела черные стринги, черные чулки и черное платье, которое она не одевала ни разу: строгое по форме, как чулок обтягивающее тело от шеи до колен, оно было сделано из какой-то волшебной ткани и становилось абсолютно прозрачным при падении на него света под определенным углом. Выглядело это так: идет Катя в платье, делает шаг, и оно из плотного черного превращается в прозрачное, делает еще шаг — и опять ничего не видно. Лифчик ей под это платье ни один не понравился, и она решила ехать вообще без бюстгалтера.

Позвонил Тенгиз, назвал место где он нас ждет и спросил, что мы будем пить. Катя сказала, что хочет виски с вишневым соком, а я остановился на армянском коньяке. Когда выехали, уже темнело.

В ресторанчике, выяснилось, что Тенгиз заказал там отдельный кабинет, куда нас и проводили. В кабинете горел приглушенный свет, тихо играла инструментальная музыка, Тенгиз галантно поцеловал Кате руку, вручил ей элегантный букетик цветов, усадил за стол. Мы с Тенгизом сидели друг напротив друга, а Катя сидела в торце стола, посредине. Тенгиз, конечно, отличался от своего фотопортрета в анкете (фотошоп, что ли?).

Нет, своим ростом он действительно впечатлял — под два метра, косая сажень в плечах, но вот животиком он был потолще, чем на фотографии, да и головой полысее. Но было в нем что-то такое, породистое: лоск дорогого костюма и парфюма, умение держаться и какая-то поразительная уверенность в себе.

Разговор протекал легко и ненавязчиво, без намека на пошлость. И в основном, это было благодаря Тенгизу, который первые полчаса рассказывал о себе, о своей жизни, много шутил. Мы ели шашлык, пили, курили кальян. Все было как-то неспешно и уютно что ли. Выяснилось, что Тенгиз один из руководителей какой-то московской строительной фирмы, и у него были дела по бизнесу в нашем областном центре.

Через час он так же неназойливо, между делом стал сыпать комплименты моей жене, целовал ей ручку, жал мне руку, поздравляя, как мне повезло. Не педалируя скользкую тему, он все же подчеркнул, что ему очень импонируют пары, которые так любят друг друга, что идут на разные эксперименты. Что он также хочет экспериментировать со своей женой, но она его не понимает и не поддерживает. И он хотел бы выслушать наши советы, как ему продвинуть жену в этом отношении, чтобы раскрепостить ее сексуально.

Гляжу, Катя моя приободрилась, начала даже философствовать на эту тему, давать советы. Тенгиз очень внимательно ее слушал, время от времени гладя ее по коленке и целуя ручку. Глазки у моей жены заблестели, она стала более откровенно кокетничать, строить глазки и призывно улыбаться. «Ну все, поплыла», — подумал я. Поэтому я даже не стал ее спрашивать: понравился ей Тенгиз или нет. И когда наш новый знакомый спросил: «Ну что, по домам или ко мне поедем?», то я ему без кокетства ответил:

— К тебе поедем, так славно посидели, надо продолжить знакомство.

Тенгиз с собой заказал корзину с фруктами, взял две бутылки шампанского, расплатился и мы поехали к нему в номер.

Двухкомнатный люкс радовал свежим евроремонтом и очень приличной для гостиниц мебелью. Тенгиз включил спокойную музыку, из освещения оставил только торшер. Мы разговаривали, но чувствовалась какая-то легкая нервозность: перейти к делу никто не решался. Тогда Тенгиз уверенным жестом, но уважительно, поднял меня под локоть, сунул в руку пятитысячную купюру и сказал:

— Слушай, дорогой, съезди в ночной магазин, купи бутылку коньяка на свой вкус, а то мы с этого шампанского скоро уснем.

Я, далеко не бедный человек, почему автоматически взял купюру и пошел обуваться, лепеча что-то, типа:

— Но ведь магазин далеко отсюда, минут двадцать в один конец...

— Ничего страшного, ты не торопись. Мы здесь будем, никуда не уйдем. Правда, Катенька?

— Правда, — ответила моя жена не своим голосом, как будто находилась под гипнозом.

Я вернулся где-то минут через сорок с двумя бутылками «Арарата» и какой-то закуской. Совершенно неожиданно меня задержали на рецепшне:

— Вы куда?

— Я к своей жене, — ответил я и понял, что сморозил глупость.

— А как фамилия жены? — строго спросила женщина-администратор.

— Да это не важно, какая у нее фамилия. Номер снят на нашего друга, Тенгизом зовут.

— И она там ночью с вашим другом? — усмехнулась женщина, — Хорошо, а как фамилия вашего друга?

Я понятия не имел, как его фамилия, но спорить с администратором не хотел. Сунул ей тысячную купюру, она не меняя выражения лица продолжила бурчать, но уже без агрессии:

— Напридумывают про жен, а сами проституток в номера таскают, потом простыни не отстираешь...

Пройдя кордон администратора, я поднялся на лифте на нужный этаж, подошел к номеру и постучал. Подождал, но дверь не открывалась. Постучал еще раз. Опять безрезультатно. Не мог же я ошибиться номером. Оглянулся по сторонам — никого нет, приложил ухо к двери и услышал знакомые предоргазменные стоны своей жены. Подождал еще пять минут и постучался уже погромче, опять припав ухом к двери и услышал сбивающийся на стоны катин голос:

— Нет, не останавливайся... Еще... Еще...

Но Тенгиз, похоже, и не собирался останавливаться, по крайней мере темп скрипа кровати от его мощного тела ни на секунду ни прервался. Я еще походил по коридору. Неожиданно открылась дверь соседнего с Тенгизом номера, оттуда вышел какой-то командированный подполковник, который на ходу недовольным голосом произнес:

— Что, земляк, не спится? Разве тут уснешь... Вон хачик снял какую-то русскую проблядь, она уже оборалась на его хую. Был бы я ее отец — прибил бы!...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх