Cuckold по-русски. Часть1

Страница: 6 из 10

— Очень вкусно. Ты самая вкусная, детка.

— Еще хочешь?

— Конечно, хочу...

— А нету, ты все выпил, лавочка закрыта, — она демонстративно захлопнула ладошками свою киску и расхохоталась. Ее пошлой шутке обрадовался и Тенгиз. Он взял душ включил кран и прохладной водой стал обливать нас с Катей:

— Сейчас чистенькие будете, как новенькие.

Я наскоро помылся, и вытирался полотенцем, а Тенгиз тщательно намыливал мою жену пенистой мочалкой:

— Будешь чистенькой, гладенькой, душистенькой, как маленькая девочка. Я о тебе позабочусь как следует...

Вытершись, я спросил у Тенгиза:

— Куда полотенце положить?

— С собой забери. И иди ложись спать в гостиную.

— В смысле, ложись спать? А вы?

— Ты уже свои дела сделал, — Тенгиз хитро прищурившись, расплылся в улыбке, — А у нас с Катей еще есть дела. Ты ляжешь спать в гостиной на диване, а мы с Катей — на кровати. Кровать — двуспальная, поэтому третий будет лишним, правда Катя?

Катя еле сдерживаясь от смеха сказала:

— Правда, третий лишний...

— Но я не хочу спать, — попробовал возразить я.

— Слушай, ну что ты как маленький мальчик себя ведешь, — Тенгиз сделался серьезным и даже немного сердитым, — Ты же пьяный, на дворе ночь. В постели ты своей жене уже ничего дать не сможешь, а она ебаться хочет, что, не видишь что ли? Ты нам только мешать будешь, а я ей хорошо сделаю. Скажи ему, Катя.

— Дима, иди спать на диванчик, а то поругаемся и я больше не буду на тебя писать, — на этот раз Катя все-таки рассмеялась, — И веди там себя хорошо: не подглядывай и не дрочи...

Я обиженно вышел из ванны, лег на диван и стал придумывать разные коварные планы мести за такие вот унижения. Но надолго меня не хватило: я действительно был сильно пьян и обессилен от избытка пережитых эмоций, поэтому почти мгновенно уснул.

На утро голова разрывалась на части. Я вошел в спальню, на кровати завернувшись в одеяло, лежала Катя. Она была вся растрепана и смотрела в одну точку. Я присел на край кровати:

— Привет.

— Доброе утро.

— Где Тенгиз?

— Ушел по делам.

— У меня голова раскалывается. А ты как?

— А у меня вообще все болит, мне кажется, что я даже пошевелиться не могу.

— Что, вчера еще долго веселились?

— Он сначала меня начал трахать в душе, потом принес на кровать и здесь трахал. Долго трахал. Потом кончил, успокоился и лег спать. Потом проснулся — может час прошел, может два — меня разбудил своими приставаниями в темноте, говорит, не могу спать, когда такая красивая, молодая шлюха рядом. Я пыталась как-то его образумить, даже сопротивлялась, но это его только раззадорило. Он сначала меня в писю трахал, потом сказал, что у меня дырка совсем раздолбалась, и он ничего не чувствует. Поэтому стал втыкать мне в попу. Без геля. Говорит, где его в темноте найдешь, а без него, типа, даже лучше — очко крепче член обтягивает. Мне сначала сильно больно было, потом боль притупилась и стало даже приятно. Не знаю почему, но я тоже стала себе клитор пальцами ласкать и несколько раз кончила.

Безумие какое-то... А утром он рано проснулся и опять приставать стал, я даже не сопротивлялась, только ноги расставляла. Потом он умылся, побрился, уже стал собираться, брюки даже одел... Но его вдруг переклинило, он меня раком поставил, ширинку расстегнул и опять без геля в попу трахнул.

Это было ужасно осознавать, но от рассказов моей жены вместо сочувствия у меня нарастало возбуждения, и торчащий колом член выдавал мои истинные эмоции. Чтобы скрыть это, я незаметно набросил на него краешек одеяла.

— Дим, у меня ужасно попа болит, по-моему, он мне там все порвал. Может, посмотришь?

Конечно я согласился посмотреть. Бог мой, что я увидел: это была не киска моей жены, это была раздолбанная багровая пиздища какой-нибудь профессиональной бляди. И повсюду была сперма: засохшая и жидкая, липкая и густая она сочилась из влагалища, была размазана по ногам, животу... В пупке образовалось мутное озеро. Я приподнял ее попу: сперма была и здесь в огромных количествах, а из дырочки сочился ручеек из соков Тенгиза, перемешанных с кровью Катеньки. Ее сфинктер, действительно, был немного порван в одном месте. Но страшного, вроде бы, ничего не было. Поэтому возбуждение лишило меня остатков рассудка, и я припал к ее попе и влагалищу, вылизывая ее дырочки от свидетельств бурной ночи.

— Тихо-тихо, — Катя запустила мне ладонь в шевелюру, — Осторожно лижи меня, ладно? И дрочи, потому что трахаться я не могу, твою девочку и так заебали...

Я не верил своим ушам. Такое услышать от собственной жены. Раньше я думал, что такое бывает только в порнорассказах, что жены отказывают своим мужьям в близости, потому что до нельзя наебались с любовниками. Причем, не придумывают какие-нибудь отговорки, типа, голова болит, а честно отвечают: «Я сегодня уже натрахалась с другим, а на тебя у меня не осталось сил». И вот не в рассказе, а наяву от собственной жены я слышу такое. Я испытал поистине щенячий восторг. Конечно же я был нежен и ласков с ее дырочками, аккуратно облизывая набухшую плоть жены. И неистово дрочил. Но не долго, потому что в очередной раз быстро кончил.

Это уже превращалось в нехорошую тенденцию. Хотя почему в нехорошую? Когда последний раз я так же сильно возбуждался, как за последние сутки? Пожалуй, очень-очень давно. Так давно, что даже и не припомню. Да и зачем мне это сейчас? Ход моих мыслей прервала Катя:

— Дима, мы будем дожидаться Тенгиза?

— А ты хочешь?

— Нет, я домой хочу, в свою постельку. Но мне надеть нечего: платье-то порвано...

— Да это не страшно: сейчас схожу в магазин, куплю какие-нибудь шмотки: тебе ж только из гостиницы выйти, да в машину сесть.

— Ну, давай. Я даже завтракать не хочу, позавтракаем дома.

По дороге домой в машине у нас с женой состоялся любопытный разговор:

— Кать, а я только сейчас сообразил: а почему мы презервативами не пользовались. Ты же до этого говорила, что первое условие секса с незнакомцем — презервативы.

— Я не знаю. Я вообще ничего не понимаю. На меня Тенгиз как-то странно подействовал: воля и разум напрочь отключились. Он меня об этом и не спрашивал, просто брал меня как хотел. А я была как в тумане, как в каком-то наркотическом опьянении: сама себя не помнила...

— Но было приятно?

— Приятно, только теперь болит все... И платье новое порвано. Хотя когда он его на мне вместе с трусами рвал, я чуть тут же не кончила...

— Значит, тебе понравилось?

— Я даже не знаю. Очень сильные впечатления, слишком сильные. Я к такому не готова. Я сама себя не узнаю, и меня это пугает. Я боюсь Тенгиза: я, словно, игрушка в его руках, не могу ему сопротивляться...

Я чувствовал, примерно, то же самое, иначе как объяснить тот факт, что все его унижения только возбуждали меня? Да, я был пьян. Но я пил не в первый раз, однако, до этого мне никогда в голову не приходило отсосать чей-то член. А я это сделал. И не могу сказать, что мне было противно об этом вспоминать... Но было как-то страшно, тревожно и... черт возьми, возбуждало: мой низ живота опять приятно заныл.

Вечером позвонил Тенгиз. Он возмущался, что мы его не дождались, а он накупил нарядов для Кати и заказал нам романтический ужин в ресторане. Я не знал, что ему ответить, поэтому сказал, что не могу сейчас говорить, и малодушно отключил мобильник.

Через день мысли о новых приключениях с Тенгизом и воспоминания о пережитом стали для меня идеей фикс. Во время секса с Катей я каждый раз разговаривал с ней на эту тему, она поддерживала разговор, но не более того. Это меня огорчало, но я не опускал рук.

Через два дня опять звонил Тенгиз, сказал, что он еще три дня пробудет в городе, а потом вернется сюда только через две недели. Я ответил, что Катя пока не хочет встречаться, нужно попробовать это попозже. Тогда настойчивый любовник попросил номер телефона Кати, но я ему ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх